Рейтинг банков по кредитным картам

Рейтинг кредитных карт
Эксклюзивное исследование Банки.ру — ноябрь, 2016

Системный сбой

26.01.2016 16:51 1 609 просмотров
Отзыв лицензии у Внешпромбанка и последовавшие за ним действия Банка России вызвали волнения валютных вкладчиков банка, которые не были «превышенцами» лимита системы страхования вкладов. По их мнению, регулятор продемонстрировал свою готовность выстраивать правила игры в зависимости от конъюнктурных обстоятельств. Наряду с несовершенством закона и неоднозначными решениями Центробанка это может поставить под сомнение способность системы страхования вкладов выполнять свою основную функцию – обеспечивать доверие граждан.

Прецедент

Отзыв лицензии у Внешпромбанка стал событием неординарным даже на фоне того, что сейчас этим, казалось бы, уже никого не удивишь – в отдельные дни регулятор отзывает лицензии у трех-четырех банков за раз. Однако как минимум два основания для того, чтобы признать данный случай особенным, назвать все-таки можно.

Во-первых, на сегодня Внешпромбанк – крупнейший по активам из числа банков с отозванной лицензией (по разным оценкам занимал от 34 до 40 места среди всех российских банков), который, как оказалось, даже не имел шансов на спасение. Тот факт, что он всерьез оценивался как «too big to fall» (или «too big to fail» – кому как нравится) подтверждается и составом его крупных корпоративных кредиторов (Роснефть, Транснефть, Ростех, Олимпийский комитет России, Московская патриархия, НМТП, О1 и др.), и рекордным среди рухнувших банков числом вкладчиков не из числа ВИПов и просто состоятельных клиентов, у которых объем средств в банке превышал лимит страхования.

Во-вторых, это второй после НОТА-Банка случай отзыва лицензии, которому предшествовал мораторий на удовлетворение требований кредиторов в соответствии законодательством о банкротстве. Но если у НОТА-Банка такой мораторий имел для вкладчиков весьма благоприятные последствия – за время его действия была согласована передача требований частных лиц другой кредитной организации (которой по результатам конкурсного отбора после отзыва лицензии стал контролируемый АСВ банк Российский капитал), – то вкладчики Внешпромбанка такого развития событий так и не дождались. Введенный во второй раз в истории банковского рынка мораторий теперь закончился просто отзывом лицензии со всеми вытекающими из этого для вкладчиков последствиями.

К слову, процедура передачи вкладов из одного банка другому в рамках реализации соответствующего плана, предусмотренного законодательством о банкротстве, в прошлом после отзыва лицензии также применялась дважды: помимо уже упомянутой истории с НОТА-Банком обязательства перед вкладчиками обанкроченного Пробизнесбанка перешли к Бинбанку. Однако в том случае это не сопровождалось введением моратория, что обусловило еще одно важное отличие этих двух ситуаций: для вкладчиков НОТА-Банка страховой случай в момент введения моратория наступить успел, и некоторые из вкладчиков воспользовались своим правом на получение страхового возмещения в период действия моратория, тогда как у вкладчиков Пробизнесбанка никакого страхового случая не было.

Несбывшиеся надежды

После введения моратория на удовлетворение требований кредиторов Внешпромбанка его вкладчики на интернет-форумах стали обсуждать, в основном, четыре вопроса относительно дальнейшего развития событий: кому следует повременить с получением страховки в рамках наступившего страхового случая, по какому курсу будут рассчитаны обязательства банка по валютным вкладам в случае отзыва лицензии без их передачи другому банку, сохранит ли имеющийся вклад свое действие на оставшуюся после получения страховки сумму при последующей санации или передачи требований вкладчиков другому банку, а также какие проценты будут начислены и выплачены по вкладам за период моратория. При этом вероятность того, что введенный регулятором мораторий закончится простым отзывом лицензии, подавляющим большинством участников форумных дискуссий рассматривались как весьма низкая. Во многом это было связано с тем, что подобных прецедентов в отношении столь крупных банков с большим количеством ВИП-вкладчиков и так называемых «превышенцев» наша банковская система еще не знала, а среди именитых персон, державших во Внешпробанке свои средства на вкладах, СМИ называли Ирину Шойгу – жену министра обороны Сергея Шойгу, Наталью Квачеву – супругу вице-премьера Дмитрия Козака, Андрея Болотова – зятя главы «Транснефти» Николая Токарева, а также членов семьи руководителя Олимпийского комитета России Александра Жукова (его сын Петр работал во Внешпромбанке), родственников посла России на Украине Михаила Зурабова и члена совета директоров «Транснефти» Артура Чилингарова (сыновья которых являются акционерами Внешпромбанка) и других людей с известными в стране фамилиями.

С учетом того, что на дату объявления моратория и наступления в связи с этим страхового случая – 22 декабря 2015 года – официально установленные Банком России курсы долларов США и евро при их округлении составляли 71,26 и 77,48 рублей соответственно, не торопиться получать возмещение настоятельно советовалось всем валютным вкладчикам. Не важно, превышала ли у них сумма вклада установленный в рамках страхования вкладов лимит в рублевом эквиваленте 1,4 миллионов рублей или нет. Дело в том, что в течение всего последующего периода действия моратория вплоть до отзыва у банка лицензии рубль неуклонно падал, причем весьма стремительно. Так, к Новому году и до окончания праздников значение официальных курсов было выше на 2,4-2,8%, после их обновления в наступившем году они превысили зафиксированные на дату наступления страхового случая уровни на 6,6-6,9%, а в день отзыва у Внешпромбанка лицензии и вовсе отклонялись уже на 11,5-12,3%. Таким образом, за месяц только на курсовой переоценке своих вкладов валютные вкладчики теряли все проценты, выплаченные им за предыдущие год-полтора.

Ожидания валютных вкладчиков если и не сохранить свои вклады полностью (при возможной санации банка или передаче их вкладов в другой банк), то хотя бы получить страховые возмещения с расчетом по более высокому курсу в случае отзыва лицензии были основаны как на собственных трактовках положений закона, так и на полученных от АСВ разъяснениях. Так, например, один из участников форума на портале banki.ru разместил текст письма, поступившего ему 19 января 2016 года по электронной почте с адреса АСВ и содержащего ответ на его зарегистрированное через веб-сайт АСВ под номером 86845 обращение. В тексте этого письма, в частности, было сказано следующее: «В случае последующего отзыва у банка лицензии для целей расчета суммы страховки будет использован курс пересчета иностранной валюты в рубли, действующий на дату отзыва лицензии». По сути, этот тезис подтверждал доводы сторонников такой версии толкования Закона о страховании вкладов, согласно которой отзыв лицензии у банка должен был стать новым страховым случаем – вторым после введенного моратория. А поскольку согласно тому же закону курс для пересчета валютных обязательств должен приниматься на дату наступления страхового случая, то и использование иного (отличного от установленного на дату моратория) курса прямо следует из требований закона. Однако среди вкладчиков встречались и те, кто выражал сомнения в применении такого подхода на практике, даже невзирая на позицию АСВ. Оставаясь все же в меньшинстве, они с той или иной степенью категоричности и по разным причинам не верили в пересчет валютных обязательств при отзыве лицензии по новому курсу, и как показало последующее развитие событий небезосновательно.

Еще одним мотивом для вкладчиков (причем как для рублевых, так и для валютных) не спешить с использованием своего права на получение страхового возмещения после введения моратория стало желание сохранить долгосрочные вклады с хорошими условиями на тот случай, если Внешпромбанк был бы санирован либо обязательства по его вкладам перешли бы к другому банку. В первую очередь это касалось «непревышенцев», которые при получении страховки однозначно лишались бы возможности дальше использовать вклады с процентными ставками, значительно превосходящими среднерыночные. Особенно в условиях ожидаемого в перспективе дальнейшего снижения ставок, при том, что у ряда вкладчиков до окончания сроков действия их вкладов оставалось еще очень много времени. Вместе с тем и не все «превышенцы» шли за получением страховки, поскольку относительно статуса оставшихся в банке средств на форуме также разгорелась жаркая дискуссия.

Одна группа вкладчиков настаивала на том, что получение страховки неминуемо влекло прекращение договора вклада, в связи с чем, например, при санации остаток средств продолжал бы храниться в банке уже в качестве средств «до востребования» без начисления на них процентов по прежней ставке. Другая группа возражала им, ссылаясь на то обстоятельство, что обращаясь за страховым возмещением вкладчик не взаимодействует с банком как стороной по договору вклада, не заявляет требований о досрочном востребовании самого вклада и, тем самым, своими действиями не создает оснований для его прекращения. При этом согласно закону АСВ, выплачивая вкладчику страховое возмещение, приобретает в пределах выплаченной суммы право требования к банку, а у самого вкладчика остается право требования на оставшуюся за вычетом полученной страховки часть вклада. Принимая во внимание, что получение страхового возмещения вкладчиком было основано на законе и осуществлялось без обращения в банк и вне рамок отношений по договору вклада, сохранение действующего статуса такого договора и всех его условий для вкладчика выглядит вполне оправданным. В защиту данной позиции одним из участников обсуждения на форуме портала banki.ru был выложен текст полученного им от АСВ разъяснения, которое (несмотря на свой неофициальный статус, о чем особо предупреждалось в письме) вполне убедительно дополняло изложенную выше логику. В нем, в частности, говорилось о том, что при обращении вкладчика за страховкой в АСВ в условиях моратория досрочного расторжения договора вклада по инициативе вкладчика не происходит, «исходя из самостоятельной правовой природы отношений по страхованию вкладов».

Наконец, отдельного внимания вкладчиков заслужил вопрос о том, как и по какой ставке будут начисляться проценты по вкладу за период действия моратория, которым обязательства по договору вклада не были ни изменены (за некоторыми указанными в законе исключениями), ни, тем более, отменены вовсе. С одной стороны, часть 3 статьи 189.38 Закона о банкротстве прямо говорит о том, что в течение срока действия моратория по всем ранее сформированным рублевым требованиям вкладчиков (без учета начисленных процентов) проценты начисляются в размере 2/3 ставки рефинансирования Банка России, по валютным требованиям – исходя из средней ставки банковского процента по краткосрочным валютным кредитам, предоставляемым по месту нахождения кредитора. Судя по всему, за время действия моратория в НОТА-Банке начисление процентов на все средства частных клиентов было проведено именно по такой схеме. С другой стороны, сомнения в умах некоторых вкладчиков, участвовавших в переписке с АСВ, посеяли пришедшие им по электронной почте комментарии сотрудников агентства. Так, на форуме портала banki.ru одним из его участников было опубликовано письмо представителя АСВ, в котором с оговоркой опять же о неофициальном статусе содержащихся в этом письме разъяснений говорилось следующее: «Логично полагать, что по действующему договору вклада действующий банк (даже с учетом режима моратория) не может прекратить начисление договорных процентов. Значит, кому-то эти проценты банк должен будет заплатить».

В любом случае твердая уверенность в том, что при сохранении действующей в период моратория лицензии и действующего договора вклада банк должен начислить и выплатить какие-то проценты, присутствовала практически у всех без исключения. До того момента, пока не случилось то, чего все меньше всего ждали.

Двойной удар или Тайна страхового случая

Под конец среды, 20 января текущего года, «Коммерсантъ» опубликовал на своем сайте материал о том, что по имеющейся у него информации итогом состоявшегося накануне вечером заседания комитета банковского надзора стало решение об отзыве лицензии у Внешпромбанка. Никаких сведений о том, что этот отзыв сопровождался утверждением плана урегулирования обязательств банка с передачей его вкладчиков другой кредитной организации по примеру НОТА-Банка в сообщении «Коммерсанта» не было.

Новость мгновенно взорвала форум вкладчиков банка и вызвала у них настоящий шок. Несмотря на позднее время, когда в восточных регионах страны уже давно была глубокая ночь, комментарии сыпались непрекращающимся потоком. Утром четверга форум продолжал кипеть, число его страниц множилось с невиданной ранее скоростью. Количество участников, одновременно просматривающих ленту сообщений, превышало пятсот-шестьсот человек, в отдельные моменты страницы просто не загружались и становились недоступными. Вплоть до появления официального релиза от Банка России об отзыве лицензии многих вкладчиков не покидала надежда. Некоторым хотелось верить, что вкладчики все же перейдут другому банку, но вердикт регулятора оказался максимально жестким.

Однако, уже вскоре вслед за первым наступил и второй удар: стало известно, что выплаты страхового возмещения вкладчикам, начавшиеся с введением моратория 22 декабря, после однодневного перерыва возобновляются теми же банками-агентами, а расчет страховки по валютным вкладам будет проводиться по курсам не на дату отзыва лицензии (21.01.2016), а на дату введения моратория месячной давности (22.12.2015). Никакого обновленного реестра требований и фактические выплаты валютным «непревышенцам», не спешившим с получением страховки, на 11,5-12,3% ниже ожидаемых и, по их мнению, справедливых.

По всему было видно, что, невзирая на ранее рассылаемые по запросам вкладчиков свои же разъяснения, АСВ решил исходить из единственного страхового случая, наступившего еще в декабре 2015 года. В противном случае, если бы отзыв лицензии был признан новым (вторым) страховым случаем, в силу императивного характера требований части 6 статьи 11 Закона о страховании вкладов курсы для пересчета валютных обязательств непременно должны были быть взяты на дату наступления нового страхового случая – отзыва лицензии.

Однако еще больше масла в огонь подлил, вызвав праведный гнев вкладчиков, сам регулятор. В релизе об отзыве лицензии у Внешпромбанка он прямо указал на то, что «отзыв лицензии на осуществление банковских операций является страховым случаем, предусмотренным Федеральным законом № 177-ФЗ “О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации” в отношении обязательств банка по вкладам населения, определенным в установленном законодательством порядке». Но, вместе с тем, в один день с этим релизом (21.01.2016) на своем сайте разместил также и сообщение о том, что выплата страхового возмещения вкладчикам Внешпромбанка даже после отзыва лицензии будет осуществляться по основанию, связанному с введением моратория на удовлетворение требований кредиторов банка, в связи с чем для пересчета валютных обязательств по вкладам будут использоваться курсы на дату введения моратория – 22.12.2015 года.

Кроме того, вкладчики банка обратили внимание на нарушение еще одной императивной нормы Закона о страховании вкладов, установленной его статьей 10. Согласно ей в случае введения Банком России моратория на удовлетворение требований кредиторов вкладчик может обратиться за страховым возмещением по этому основанию только до дня окончания действия моратория. Однако указанный день совпал с днем отзыва у банка лицензии, поскольку отдельным приказом Банка России № ОД-143 действие моратория на удовлетворение требований кредиторов Внешпромбанка было прекращено с 21.01.2016 года.

Таким образом, возникла явная правовая коллизия: если считать, что введение моратория и отзыв лицензии – это два разных самостоятельных страховых случая, то регулятор и АСВ нарушили императивную норму закона о применении валютных курсов на 21.01.2016 года для расчета всех выплат, осуществляемых после даты отзыва лицензии. Если же считать, что страховой случай может быть только один – связанный с введением моратория, если он был объявлен регулятором (без права на повторный страховой случай при отзыве лицензии), либо вызванный отзывом лицензии без предваряющего его моратория, – то тогда возникает целый ряд других вопросов. Прежде всего, на каком основании АСВ осуществляет страховые выплаты после окончания действия моратория, если продление срока для выплат за пределы срока действия моратория законом никак не предусмотрено, а упомянутый в законе предельный срок для обращения вкладчика за возмещением до дня завершения конкурсного производства явно коррелирует с наступлением страхового случая в связи с отзывом лицензии (иначе далее не следовала бы оговорка про ограничение срока для случая с мораторием)?

Другой немаловажный вопрос, который следует из допущения о том, что страховой случай может быть только один, заключается в самой сути моратория. Если предположить, что введенный в отношении некоего банка мораторий на удовлетворение требований кредиторов заканчивается санацией банка, которая по прошествии определенного (возможно, весьма длительного – в несколько лет) времени приводит банк к очередным проблемам и отзыву лицензии, то сможет ли тогда вкладчик воспользоваться своим правом на получение страховки? Допустим, в период моратория он вообще не обращался за возмещением, и установленный для него законом лимит страхования его средств именно в этом банке в 1,4 млн. рублей ранее задействован не был, по какому курсу тогда станет рассчитываться возмещение по его валютным вкладам – неужели по тем самым многолетней давности, которые когда-то были зафиксированы на дату введения того самого моратория? При всей очевидной спорности такой ситуации нынешний прецедент с Внешпромбанком дает именно такой сценарий развития событий.

Помимо проблемы определения курсов, по которым должны рассчитываться рублевые эквиваленты страховых возмещений валютным вкладчикам, вопрос о допустимости только одного или нескольких страховых случаев для конкретного банка затрагивает и проблему выплаты процентов за период моратория. В связи с тем, что согласно статье 189.38 Закона о банкротстве начисленные за период моратория проценты подлежат выплате после окончания срока действия моратория, возникает следующая коллизия. Если отзыв лицензии, вместе с которым прекращается действие моратория, признать новым страховым случаем, выплаченные за время моратория проценты должны попасть в обновленный реестр требований вкладчика и сразу же быть включены в расчет новой суммы страхового возмещения. В противном случае они оказываются вне рамок реестра АСВ, и вопрос о порядке удовлетворения требований вкладчика на сумму этих процентов, по всей видимости, должен решаться уже в рамках процедуры банкротства с их возмещением вкладчикам как кредиторам первой очереди.

И даже вопрос с процентами за период моратория в этой цепочке логических рассуждений про количество возможных страховых случаев не является последним. Согласно той же статье 189.38 Закона о банкротстве действие вводимого Банком России моратория может распространяться только на те денежные обязательства, которые возникли до момента назначения в банк временной администрации. Однако поскольку назначение временной администрации и введение моратория сами по себе не останавливают действие договора вклада, получается, что в период моратория вкладчик может вносить дополнительные взносы на свой пополняемый вклад, и банк не вправе отказать ему в их зачислении (равно как и в их выдаче, так как на сумму этих средств действие моратория не распространяется). Понятно, что редкий вкладчик, следуя своему рациональному поведению, будет пополнять вклад в банке, находящемся под управлением временной администрации, да еще в период действия моратория. Но ведь мораторий может закончиться и санацией, а банк вернуться к восстановлению своей нормальной деятельности, предполагающей в том числе и прием новых вкладов.

С учетом этого нынешнее толкование Банком России и АСВ закона и вовсе приобретает сенсационный смысл, неся в себе риски не только для валютных, но и для рублевых вкладчиков. Получается, что если в отношении какого-то условного банка страховой случай наступил с введением моратория, и этот случай может быть признан единственным (по крайней мере, для отдельно взятого конкретного вкладчика), то все переданные после этого средства вкладчика не подпадают под страховую защиту при последующем отзыве у банка лицензии, даже если совокупный размер средств вкладчика в этом банке за все время обслуживания в нем не превысит лимит страхования. И, следуя этой логике, в отсутствие второго страхового случая при отзыве лицензии вкладчик сможет предъявить свои требования к банку уже только в рамках процедуры банкротства как кредитор первой очереди. Таким образом, формально не исключенный из системы страхования вкладов и не лишенный законных оснований для привлечения средств граждан (а для действующих вкладчиков с пополняемыми вкладами – еще и соответствующих договорных обязанностей) банк по смыслу нынешнего толкования закона регулятором просто выводится из-под действия Закона о страховании вкладов.

Оправдывает ли цель средства?

Исходя из того, что многократные и последовательные неофициальные комментарии АСВ в итоге разошлись с официальной позицией Банка России, многими вкладчиками был сделан вывод о том, что это решение оказалось конъюнктурным и непростым для регулятора. «Если бы на дату отзыва лицензии курс валюты не вырос, а опустился на те же 11-12%, - писали они, - вклады гарантированно пересчитали бы уже по новому курсу». И текущая ситуация вполне располагает к тому, чтобы поверить в эту (возможно, несколько конспирологическую) версию. Во-первых, фонд страхования вкладов фактически опустел еще до истории с Внешпромбанком, что вынудило АСВ прибегнуть к получению кредита у Центробанка и прекратить публикацию сведений о размере фонда на своем сайте. Во-вторых, размер дыры в активах Внешпромбанка установил новый антирекорд, что вызвало очередную порцию вопросов к качеству банковского надзора Банка России. В-третьих, доля валютных вкладов во Внешпромбанке была выше средней по банковской системе и на 1 декабря составляла примерно половину от всех остатков на счетах частных лиц в этом банке.

С учетом этого размер увеличения страховых обязательств за месяц между введением моратория и отзывом лицензии (да еще на фоне скандального провала всех предыдущих надзорных действий регулятора в отношении Внешпромбанка) мог показаться ответственным лицам настолько существенным, что в данной ситуации сиюминутные мотивы при принятии последующих решений могли оказаться важнее их долгосрочных последствий. Возможно, при этом было решено позже провести правки в законодательстве о страховании вкладов и банкротстве, исключающие в будущем все описывающие выше правовые коллизии. Если это так, то любые конъюнктурные выгоды от такого шага для отдельных функционеров Банка России грозят обернуться первым серьезным сбоем для всей системы страхования вкладов и подрывом доверия вкладчиков к регулятору, который позволяет себе трактовать законы и менять правила игры не в их пользу, да еще и по собственной вине.

#Внешпромбанк

Комментарии 1

В  (Cheerokee)
#
Да... Косячок....
Комментарии и отзывы могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

Популярные сообщения

FINAL CALL 11/16
15 ноября вышли данные по исполнению федерального бюджета за очередной месяц — октябрь. 1. В апреле — августе 2016 года из Резервного фонда изъяли
0
Как вернуть «тетрадочный» вклад?
Короткий ответ: показать документы о вкладе в банке-агенте. Длинный ответ. Наверное, уже практически все вкладчики знают, что во многих банках с
6
Почему опасно оплачивать покупку в инетмагазине переводом на кошелек ЯД?
Почему опасно оплачивать покупку в инетмагазине переводом на кошелек ЯД? 1. Сервисы ЯД (Яндекс Деньги) очень удобны для мошенников, так как ЯД зарабатывают
10
Меркурий в Стрельце
Меркурий вошел в Знак Зодиака Стрелец и проходит здесь до 03 декабря. Что же интересного нам принесет этот транзит? Людей в это время отличает свобода
0
Рынок нефти 1 декабря
ОПЕК после почти годичных переговоров и восьми лет перерыва приняла решение о сокращении добычи нефти. Отдельным успехом для рынка в целом и картеля в
0

Новые сообщения

  • Рынок нефти 1 декабря
    ОПЕК после почти годичных переговоров и восьми лет перерыва приняла решение о сокращении добычи нефти. Отдельным успехом для рынка в целом и картеля в
  • FINAL CALL 11/16
    15 ноября вышли данные по исполнению федерального бюджета за очередной месяц — октябрь. 1. В апреле — августе 2016 года из Резервного фонда изъяли
  • Рынок нефти 30 ноября
    Рынок в ожидании решения ОПЕК. Сегодня должна быть поставлена точка в многомесячных и весьма непростых переговорах о потенциальном ограничении на нефтяном
  • Рынок нефти 29 ноября
    Над нефтяным рынком нарастает неопределенность, новостной фон концентрируется исключительно на предстоящем заседании ОПЕК. По итогам прошедших технических
  • Венера в Козероге
    Венера вошла в Знак Зодиака Козерог и пробудет здесь до 09 декабря. Вместо иллюзий и идеализма приходят сдержанность в проявлении чувств, строгость оценок