Прежде чем вы прочтете интересную статью про результаты инвестирования фондов специального назначения в США (endowment - эндаумент фонды), я сделаю несколько пояснений, чтобы статья была понятной для всех:

1 - Схема действий эндаумент фондов заключается в том, что благотворители – выпускники и друзья вузов – жертвуют средства на различные цели развития университетов, формируя целевой капитал, который инвестируется в акции, облигации, паевые фонды, валюту, недвижимость и другие инструменты, с тем, чтобы обеспечивался его постоянный прирост. Финансирование программ университетов происходит за счет доходов от инвестирования, а сам капитал фонда остается неприкосновенным.

В США эндаумент фонды существуют более 350 лет. Крупнейшими подобными фондами в мире являются эндаументы Гарварда, Йеля, Стэнфорда, Принстона.

Для меценатов фонды целевого капитала – это гарантия сохранности средств и того, что они не будут израсходованы за один год, а будут работать в течение многих лет. Для вузов подобные фонды являются одновременно и «подушкой безопасности», гарантирующей дополнительные доходы бюджета, и источником финансирования долгосрочных крупных программ.
Взято из работы МГИМО по фондам. Также в этом докладе можете посмотреть и про российские эндаумент фонды.

2 - Для понимания сумм, которые инвестируются в этих фондах, привожу рейтинг по активам эндаумент фондов

Самый большой фонд у Гарвардского университета – 36,448 млрд.$. Последние данные за 2015 год, а за 2016 год еще нет.
Но даже по этим данным видно, что фонд Гарварда больше, чем расходы российского бюджета, выделяемые на образование за 2015 год - 405,54 млрд. руб. (5,56 млрд.$ на 31/12/2015) в 6,5 раз. Почти вся двадцатка университетов имеет фонд больше, чем расходы на образование в России.

3 – Большая часть средств эндаумент фондов вложена в так называемые «альтернативные стратегии», которые включают в себя частный капитал (LBO, недвижимость, фонды M&A, международные частные фонды), рыночные альтернативные стратегии (хедж фонды, событийные фонды и деривативы), венчурный капитал, товарные фьючерсы (нефть, газ, лес).

В общем, на мой взгляд очень мутные вложения, определения которых даже не слышал, не то, чтобы о них знать.

Поэтому ниже и пойдет речь об этих мутных вложения в крупнейших эндаумент фондах (далее ЭФ) мира.

Источник: MarketWatch 28/02/2017
Перевод: Wallet

Мнение: Урок инвестиционной простоты: почему модель Богла превосходит Йельскую модель
Сочетание трех основных индексных фондов или больше альтернативных инвестиций?


В иерархии институциональных инвесторов вы не найдете более конкурентоспособной группы, чем колледжские ЭФ. Они постоянно конкурируют друг с другом и с рынками. Это почти как причудливая финансовая версия герцога - Северной Каролины в баскетболе или штата Мичиган-Огайо в футболе.

ЭФ пытаются инвестировать в лучших управляющих фондов - используя как государственные, так и частные рынки - чтобы найти самые лучшие инвестиционные возможности. Они хорошо укомплектованы и хорошо образованы. Они имеют доступ к лучшим и ярким умам в финансах и могут вкладывать средства в фонды, которые зарезервированы только для людей со многими миллионами или даже миллиардами долларов и правильными связями.

Рейтинги ЭФ (ред. своих конкурентов по колледжам) - все для этих фондов. Многие из сотрудников, которые управляют этими фондами, фактически получают бонусы за результат, привязанный к тому, насколько они хорошо справились по отношению к их конкурентам ЭФ в рейтинге. (Это абсурдный способ управлять деньгами, но об этой теме в другой раз.)

Поэтому каждый год, когда выдается пресс-релиз NACUBO-Commonfund Study of Endowments (ред. ежегодный рейтинг эндаумент фондов по доходности), вы можете быть уверены, что эти школы быстро узнают, какова их доходность по отношению к конкурентам. Последние результаты за финансовый год, который закончился 30 июня 2016 года были выпущены 31 января (2017 года). Эти результаты включали более 800 ЭФ, составляющих активы в размере 515 млрд. долл. США, причем размер фонда варьировался от чуть более 1 млн. долл. США у самого маленького до 35 млрд. долл. США у крупнейшего фонда (Гарвард). Средний размер фонда составляет 640 миллионов долларов, поэтому эти колледжи контролируют огромные суммы денег.

Как я уже делал в прошлом, я разоблачил эти цифры, показав простые вещи: результаты ЭФ против простого портфеля, состоящего из трех фондов Vanguard, который я назвал Модель Богла (Bogle Model). Этот портфель Vanguard состоит из индексных фондов (Весь рынок акций США) Total Stock Stock Index Index VTSMX, (40%), (Весь рынок международных акций) Total International Stock Index Index Fund VGTSX, (20%) и (Весь рынок облигаций США) Total Bond Market Index Fund VBMFX, (40%). Общая стоимость составления этого портфеля - это ошибка округления около 0,07% в версиях ETF этих фондов.

Я должен сказать, что цифры в этом году меня удивили. Я ожидал, что простой портфель индексных фондов превзойдет среднюю доходность фондов (это всего лишь математика), но тот факт, что портфель Bogle Model был в верхнем квартиле (ТОП-25) и даже верхнем дециле (ТОП-10) ЭФ, просто безумно. Это можно увидеть, если вы рассматриваете детали того, как эти университеты стараются победить рынок, и насколько изощренны они в глазах других профессиональных инвесторов.

Средства фондов инвестируются в венчурный капитал, частный капитал, инфраструктуру, частную недвижимость, древесину, лучшие деньги хедж-фондов, которых они могут купить; Они имеют доступ к лучшим менеджерам фондов и облигаций; Они используют рычаги (кредиты- леверидж); Они вкладывают средства в сложные производные бумаги (деривативы); Они используют самых лучших консультантов, и подавляющее большинство этих фондов по-прежнему не в состоянии обойти недорогой портфель инвестиционных фондов Vanguard.

Вот еще одна разбивка по размеру фондов, чтобы увидеть, как обстоят дела с доходностью по размерам активов ЭФ:

Крупные ЭФ имеют несколько более высокие результаты, чем меньшие фонды, но этот разрыв существенно сократился за последние годы. Вот как распределяются активы между различными группами ЭФ:

Вы можете видеть, что большая часть средств прошла средств инвестируются по Йельской модели (ред. в честь одного из профессоров Йельского университета), которая в значительной степени полагается на альтернативные инвестиции. Фонды с более чем $1 млрд. имеют бо’льшую часть своего портфеля в альтах (альтернативные инвестиции), но даже фонды размером в диапазоне от $51 до $100 млн. имеют почти четверть своих активов в этих сложных инвестиционных средствах. Излишне говорить, что в последнее время они не окупились.

Возможно, что индексные фонды просто обеспечили лучшую доходность в этом цикле, но я думаю, что модель Йельского университета будет неудачной для всех, кроме немногих избранных институциональных инвестиционных программ в будущем. И вот почему:
Низковисящие фрукты уже собраны. Премии, однажды полученные теми, кто хочет найти их на частных рынках, существенно сжались, особенно когда вы рассматриваете типы сделок, которые должны принести более высокую прибыль.
Расходы по-прежнему непомерно высоки. Возрастающая конкуренция между управляющими средствами в институциональном пространстве еще не способствовала снижению затрат, в то время как это произошло в розничном мире. Пока институты продолжают оплачивать непомерные сборы, большинство из них получат низкие результаты.

Никто не хочет простых советов. Самое главное, что вы можете сделать как учреждение, - это сосредоточиться на ваших целях, распределении активов, расходах, людях, политике, планах и поведении. Но немногие готовы дать такой совет в институциональном пространстве, потому что простые и недорогие советы не очень хорошо продаются, когда вы имеете дело с миллионами или миллиардами долларов. Все готовы заплатить премию за эго в надежде победить школы Лиги Плюща.

Это тяжело. Из личного опыта я знаю, что управление этим типом портфеля - тяжелая работа.

Надлежащая проверка, мониторинг, юридическая документация, инвестиционное мастерство и понимание сложных стратегий инвестирования - это безумно сложно пытаться работать по модели Йельского университета. Выбрать одного успешного управляющего фондом сложно, но собрать весь портфель из них, а затем управлять им - практически невозможно. Очень немногие люди могут это делать, и еще меньше учреждений имеют организационную структуру, чтобы потянуть это.

Это не имеет никакого отношения к активному и пассивному инвестированию. Речь идет о простых и сложных, оперативно эффективных инвестиционных программах по сравнению с оперативно неэффективными инвестиционными программами и портфелями с высокой вероятностью и портфелями с низкой вероятностью. Инвестирование достаточно сложное занятие, как прежде, особенно после внедрения сложного, неэффективного и маловероятного инвестиционного стиля.

Вот почему простая, эффективная и с высокой вероятностью модель Богла выигрывает.

P.S. Эту статью можно назвать, как «Разоблачение Боглом альтернативных стратегий эндаумент фондов».
В России дела обстоят не лучше даже на рынке профессионального управления ПИФов. Читайте мою статью «Шокирующие Результаты «Профессионалов» Фондового Рынка».
Оригинал статьи с источниками http://wallet.livejournal.com/141554.html