В ходе практики применения Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I "О защите прав потребителей", а в основе своей после вынесения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", возникла тенденция недобросовестного поведения покупателей и получателей услуг, злоупотребление правом.
Данный закон наделил сторону правоотношений ( потребителя) статусом слабой стороны, стал слугой потребительских интересов, но всегда ли стоит обозначать потребителя как незащищенную сторону ?
Стоит обозначить, что такое "потребительский экстремизм". Потребительский экстремизм- это недобросовестное осуществление потребителем своих прав или использование предоставленных ему преимуществ, совершаемое с целью получения выгоды или дохода, а также причинения вреда изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами.
Согласно п.3 ст.10 ГК РФ добросовестность сторон гражданских правоотношений презюмируется, однако в последнее время возросла тенденция явного желания потребителя получить несоразмерную компенсацию по сравнению с недостатком предоставленных товаров или услуг контрагента.Если для добросовестного потребителя характерной целью является восстановление нарушенного права и компенсация реально понесенных убытков, то для потребителей, намеренно злоупотребляющих своими правами, целью является обогащение и получение выгоды.
Интересно, что , анализируя Закон "О защите прав потребителей" , можно прийти к выводу, что законодатель заранее предполагает недобросовестность продавца ( изготовителя, исполнителя), закрепляя за ними преимущественно обязанности перед покупателем и права покупателя перед продавцом. Но если, как было сказано ранее, добросовестность всех участников гражданских правоотношений предполагается, то почему механизмом по защите нарушенных прав законодатель обеспечивает только одного участника- потребителя? Почему законом не предусмотрены нормы ответственности за предъявление потребителей необоснованных претензий, а само словосочетание "потребительский экстремизм" или какой-либо иной синонимичный термин отсутствует в законе ?
Кроме того, потребители порой предпочитают действовать не лично, делегируя свое право на защиту общественным организациям по защите прав потребителей. Организованность потребителей-экстремистов и их массовость порождает у поставщика товаров/ услуг нежелание лишний раз связываться с потребителем и удовлетворить его требования независимо от их правомерность, только лишь бы сохранить свою репутацию и время.
Еще одной проблемой при защите прав потребителей является возложение на него бремени доказывания своей невиновности , что подтверждается п.28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17, что бывает практически невозможно в случаях, когда покупатель со своей стороны действует недобросовестно.
Третье обстоятельство, на которое необходимо обратить внимание, это условие выплаты компенсации морального вреда. В данном случае выплата морального вреда привязана к установлению вины продавца (изготовителя, импортера, исполнителя) , а не фактически пережитых покупателем нравственных страданий. Именно поэтому требование возмещения морального вреда покупателю стало самим собой разумеющимся пунктом прошения в исковом заявлении независимо от истинных предпосылок и намерений потребителя.
В связи со сложившейся ситуацией в сфере продажи товаров и оказания услуг важной мерой при борьбе с потребителями-экстремистами будет являться проведение сбалансированной политики по уравниванию потребителей и продавцов( импортеров, исполнителей, изготовителей) в правовых статусах между друг другом. Это поможет снизить не только уровень потребительского экстремизма,но так же снизит нагрузку судов, поскольку с отсутствием "привилегированного" статуса потребитель навряд ли осмелится отстаивать свои незаконные интересы в суде.