В настоящее время экономика в нашей стране заметно улучшается. Слово "кризис" постепенно забывается и даже критика антикризисной стратегии правительства стихает. Специалисты говорят о постепенной стабилизации во многих сферах. Однако, цитируя слова рейтингового агентства «Эксперт РА»: «кризис прошел, а риски остались».

"Банки сами спровоцировали финансовый кризис. Банкиры вели себя безответственно, аморально и неэтично. Это относится также к практике финансовых вознаграждений в некоторых институтах. Поэтому мы пережили самый страшный кризис после 1929 года. Это был настоящий кризис, поэтому теперь должны последовать настоящие реформы", – указал еврокомиссар по внутреннему рынку Мишель Барнье.

Конечно, не стоит недооценивать масштабность развернувшегося вокруг нас кризиса. По приблизительным оценкам, потери в производстве товаров и услуг за время кризиса составляют 4 триллиона долларов – этой суммы достаточно, чтобы однодолларовыми купюрами дважды выложить дорогу до солнца и обратно. Её достаточно, чтобы 30 лет предоставлять начальное образование, здравоохранение, санитарию и питание всем нуждающимся планеты.

Банкиры уже проанализировали свои ошибки, допущенные перед кризисом. Но пока мало кто знает, что прежних ошибок можно избежать не только с помощью новых инструментов риск-менеджмента, но и совместив риск-менеджмент и маркетинг. При любой политике управления рисками нужно диверсифицировать кредитный портфель – не концентрироваться на одном продукте, сегменте или направлении бизнеса, но диверсификация может проводиться и по другим принципам.

В качестве важнейшего элемента для предотвращения новых финансовых кризисов, аналогичных нынешнему, рассматривается ужесточение банковских стандартов.

Спустя почти два года после краха американского банка "Lehman Brothers", когда создалась реальная угроза развала мировой финансовой и банковской систем, сделан ключевой шаг по их реформе и укреплению. Принятый 12 сентября Базельским комитетом по банковскому надзору свод новых норм и стандартов по структуре и качеству банковских активов, получивший название "Базель-3", создает условия для значительного повышения устойчивости банков и их способности противостоять новым финансовым потрясениям.
Одно из основных требований Базельского комитета состоит в соответствии капитала банка его рискам, которые необходимо уметь определять, чтобы формулировать требования к капиталу, обеспечивающие банку надежность. При этом такой факт как невозврат единичных кредитов не принесет ощутимого урона банку, если сможет быть компенсирован резервами, отчисляемыми под ожидаемые потери по кредитным операциям.

Так в рамках стратегической политики ЦБ РФ вырабатывает единый подход к регулированию и надзору за качеством управления рисками и достаточностью капитала в отношении как крупных, так и небольших банков. Но нормативные документы ЦБ пока не предусматривают оценку качества риск-менеджмента банков, поэтому все банки должны в обязательном порядке самостоятельно оценивать риски, и принципиально важным здесь является способность банка верно классифицировать заемщика по вероятности дефолта.

Все банки подвержены различным рискам, таким как: кредитные, операционные, правовые, рыночные, страновые, стратегические, а также рискам, связанным с ликвидностью и потерей деловой репутации.

Кредитный же риск имеет наибольший вес среди рисков, принимаемых банками в процессе осуществления банковской деятельности, поэтому управлению кредитным риском должно уделяться особое внимание.

Банкиры обычно получают существенную часть своего дохода в качестве компенсации за то, что несут такой риск. В этом отношении банки действительно ищут кредитный риск и рассматривают его как необходимую часть ведения своего бизнеса. Но слишком много кредитного риска не означает много дохода. К тому же акционеры, регуляторы и кредитные рейтинговые агентства все более и более акцентируют свое внимание на жестком управлении подверженности рискам и использовании капитала банками.

Итак, с момента выдачи кредитов банки несут тяжелое бремя ответственности за весь потенциал угроз кредитных рисков. Жаловаться на недостаток рискообразующих факторов банкам не приходится – их последовательно генерирует «невидимая рука» рынка – риски. Поэтому банковские аналитики по обе стороны Атлантики постоянно стремятся найти средство от разрушительного воздействия кредитных рисков.
У отечественных банков в настоящее время имеются два основных метода борьбы с рисками: первый – разработка и утверждение огромного количества внутренних положений, методик и инструкций, включая планы действий в условиях форс-мажоров; второй – формирование резервов на возможные потери. И у первого, и у второго вариантов есть свои недостатки, один из которых – сомнительная эффективность в условиях действительно серьезных потрясений.
Однако поиск путей снятия с банковской системы полной ответственности за последствия от реализации кредитных рисков увенчался успехом посредством применения кредитных деривативов, позволяющих «рассеять» кредитные риски на всю экономику. Теперь при негативном сценарии событий кредитные риски распределяются на всю массу инвесторов, и, стало быть, банки лишь частично ощущают на себе негативное воздействие рынка.
Этот третий метод оптимизации банковских рисков пока не получил столь широкого распространения, как первые два, но он весьма перспективный и набирающий обороты в последние годы. В отличие от прочих способов, он позволяет в случае реализации риска получить реальное возмещение ущерба, убытков и прочих неприятностей материального характера, причем "живыми" деньгами.

Хотя и считается, что кредитные деривативы стали одним из факторов, способствующих развитию мирового экономического кризиса 2008 года, из этого вовсе не следует, что этот финансовый инструмент должен быть предан анафеме. Человечество постоянно пользуется источниками повышенной опасности, несмотря на то, что с их применением связаны определенные издержки. В этой связи Блайт Мастерс – одна из влиятельных дам Уолл-стрит, которая в немалой степени способствовала созданию сложных производных кредитных инструментов, напомнила известную поговорку, что "плохому танцору всегда что-то мешает". По этой причине есть смысл подробно разобраться в том, что же собой представляют кредитные деривативы и в чем заключается их опасность.

Большинство специалистов ориентируются на определение деривативов, предложенное английским Комитетом по финансовому праву: " ... право, могущее быть основанием для иска, на основании которого определенные суммы подлежат или, при наступлении определенных обстоятельств, могут подлежать уплате одним лицом другому. Эти суммы часто, но не всегда изменяются в соответствии с определенной формулой или иным объективным внешним критерием". Другими словами, предметом рынка деривативов всегда является торговля экономическими рисками (процентными, валютными, кредитными).

Контракты с кредитными деривативами предусматривают, что покупатель компенсирует продавцу часть потерь, связанных с такими событиями, как невозврат кредита, банкротство предприятия-заемщика, перенос даты погашения кредита и др. Такой вид деривативов отличается от обычных производных инструментов тем, что он имеет дело с собственно кредитным риском, в то время как традиционные производные инструменты базируются на рыночных факторах риска, таких, как курсы валют, цены, индексы или процентные ставки.
Контракты с участием этих производных финансовых инструментов называют «кредитными нотами», или CLN (Credit Linked Notes). Это ценные бумаги, которые банк-эмитент выпускает параллельно с выдачей кредита своему заемщику. Сама кредитная организация не несет никакой ответственности по этому займу - по всем обязательствам отвечает компания, взявшая ссуду у банка. Эмитент же расплачивается по кредитным нотам в той степени, в какой заемщик погашает кредит.

Наибольшими центрами в мире по объемам сделок с кредитными деривативами являются США и Германия.
Американцы в этих вопросах регулирования своего финансового рынка достаточно хорошо продвигаются вперед. В вопросе регулирования коротких продаж и торговли деривативами они действуют быстрее, чем мы. Мы же более честолюбивы в вопросах финансового надзора.

Кредитные деривативы позволяют организациям торговать кредитными рисками точно так же, как они торгуют рыночными рисками. Это дает им возможность активно управлять своими портфелями кредитных рисков, покупая и продавая кредитные деривативы.
Кредитные деривативы имеют многочисленные формы и размеры, и существует много способов группировать их в различные категории.

Выделяют, как правило, следующие группы:
− Инструменты, гарантирующие неисполнение;
− Маржевые инструменты;
− Инструменты на совокупный доход.

1. Финансовые инструменты, гарантирующие неисполнение.
С помощью финансовых инструментов, гарантирующих неисполнение, передается риск неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства. Продавец гарантии уплачивает покупателю гарантии заранее оговоренную сумму в случае наступления оговоренного условия в отношении застрахованного таким образом кредита. В свою очередь, покупатель гарантии уплачивает фиксированную сумму платежа за кредитную гарантию против неблагоприятных изменений по данному обязательству. Этот класс кредитных деривативов является одним из основных способов хеджирования инвестиционных портфелей. Основными продуктами этого класса являются дефолтный своп, облигация, абсорбирующая кредитный риск, и облигация, абсорбирующая кредитные риски.

Дефолтный своп является наиболее распространенным видом кредитных деривативов. Покупатель гарантии в течение всего срока действия свопа производит периодические выплаты продавцу гарантии. В случае наступлении оговоренного неблагоприятного события продавец гарантии приобретает у покупателя гарантии ценные бумаги, в которых воплощено обязательство, по заранее согласованной цене либо выплачивает разницу между заранее согласованной ценой таких ценных бумаг и их текущей рыночной ценой. Дефолтный своп позволяет произвести как исполнение в натуре, так и зачет с выплатой разницы.

CLN представляет собой комбинацию облигации с плавающей процентной ставкой и дефолтного свопа. В отличие от дефолтного свопа и свопа на совокупный доход, продавец гарантии путем покупки облигации производит авансовую оплату, равную стоимости страхуемого актива или даже превышающую такую стоимость. Получение покупателем гарантии сумм, поступивших в оплату CLN, имеет экономический эффект обеспечения изначального кредитного риска. Разница между покупной ценой и дисконтом и составляет объем гарантии.
Облигация, абсорбирующая кредитные риски, известная также как абсорбирующий кредитные риски своп, структурно схожа с CLN с той лишь разницей, что неблагоприятные изменения могут произойти в отношении обязательств не одного, а нескольких активов. Дополнительный риск, как правило, компенсируется большей стоимостью гарантии.

2. Маржевые финансовые инструменты.
Маржевые деривативы создаются на основании рыночной маржи и позволяют переносить риски неблагоприятных изменений цен. Наиболее типичными маржевыми продуктами являются маржевые форварды и маржевые опционы. Маржевые продукты используются для хеджирования позиций и вполне могут составить конкуренцию хеджированию через вложения в государственные ценные бумаги.

При маржевом форварде покупатель покупает у продавца разницу между двумя ставками дохода. Расчеты между сторонами происходят в определенную дату. Маржевой опцион, по сути, является контрактом, по которому покупатель опциона приобретает право купить или продать продавцу определенную ценную бумагу с одновременной фиксацией на дату заключения контракта доходности по данной бумаге. Причем такая доходность фиксируется путем привязки к доходности по государственным бумагам или, например, LIBOR, с определенной маржой.

3. Финансовые инструменты на совокупный доход.
Инструменты на совокупный доход направлены на то, чтобы гарантировать все риски обеспечиваемого актива. Таким образом, с их помощью покупатель гарантии синтетически передает продавцу гарантии свои права в отношении обеспечиваемого актива или группы активов. Иными словами, все риски, связанные с данным активом, полностью переходят от одной стороны к другой. Однако соответствующий титул не передается таким образом, с правовой точки зрения отчуждения актива не происходит. Существует два основных вида финансовых инструментов на совокупный доход - своп на совокупный доход и облигация на совокупный доход.

Что касается CLN, то их появление было обусловлено ограничениями, не позволяющими определенным категориям инвесторов совершать операции с производными инструментами. В большинстве случаев под CLN понимается сертификат, эмитированный покупателем гарантии, который подлежит погашению по своей номинальной стоимости по достижении срока платежа только в том случае, если заранее оговоренное сторонами событие в отношении определенного актива не наступило. Если оно все же наступило, то CLN погашается в течение фиксированного периода времени за вычетом сумм компенсации покупателю гарантии.

Особенностью CLN, в отличие от других кредитных деривативов, является то, что они представляют собой балансовые инструменты (отражаются на балансе покупателя бумаг), позволяющие эффективно страховать кредитный риск. Ввиду того что они являются именно балансовым аналогом основных инструментов рынка кредитных деривативов, они отличаются более сложной структурой - в структуру ноты может быть встроен дефолтный своп, а при необходимости создания денежных потоков с характеристиками, удовлетворяющими определенные запросы инвестора, также процентный или валютный своп.

На западе CLN активно используются для управления кредитным риском. Нормативное регулирование деятельности коммерческих банков во многих странах направлено на то, чтобы ограничить объемы риска, которые коммерческие банки могут принять. CLN позволяют банкам рефинансировать выданные кредиты за счет продажи кредитного риска по ним сторонним инвесторам. Банкам это позволяет увеличивать кредитную базу, не нарушая показателя достаточности капитала, и привлекать новых клиентов, не дожидаясь полного погашения ранее выданных кредитов, а покупатели нот получают повышенный доход от вложения в CLN.

Выделяют четыре главных типа риска, затрагивающих большинство инструментов, в основе которых лежат кредитные деривативы:
1) кредитный риск базовой организации;
2) кредитный риск продавца защиты;
3) корреляция дефолтов базовой организации и продавца защиты;
4) ожидаемые нормы восстановления, связанные с базовой организацией и продавцом защиты.

Важность первого фактора ясна – при прочих равных условиях, чем больше вероятность дефолта базовой организации, тем дороже обойдется защита, и поэтому никого не должно удивлять то, что защита против неплатежа со стороны компании с низкой оценкой кредитоспособности стоит дороже, чем покупка защиты против дефолта фирмы с рейтингом AAA.

Второй и третий факторы выдвигают на первый план важную задачу для покупателей защиты на рынке CDS – оценка кредитоспособности продавца защиты. Продавец защиты может сам обанкротиться либо до, либо в то же самое время, что и базовая организация. На языке рынка это называют кредитным риском контрагента. Поэтому, выходя на рынок кредитных деривативов, банк в определенной степени увеличивает себе «головную боль»: помимо проверки кредитоспособности базовой организации он должен будет определиться с кредитоспособностью своего контрагента на рынке кредитных деривативов. Впрочем, он может положиться в этом отношении на рейтинговое агентство, хотя минувший кризис показал, что это может быть чревато негативными последствиями.

Как будет отмечено ниже, участники рынка обычно используют стандартные механизмы укрепления кредита – такие как имущественный залог и/или поручительство, чтобы смягчить воздействие кредитного риска контрагента на рынке кредитных деривативов. Здесь мы только отметим, что при отсутствии таких механизмов, при прочих равных условиях, чем выше кредитоспособность данного продавца защиты относительно других продавцов защиты, тем дороже будет стоить защита, которую он обеспечивает.

Относительно своего контрагента по кредитным деривативам, покупатель защиты подвержен двум типам риска. Во-первых, если продавец защиты станет несостоятельным ранее базовой организации, то покупатель защиты окажется уязвим для “риска замены” или риска, что цена страхования от дефолта базовой организации может вырасти с тех пор, как были обсуждены условия первоначального дефолтного свопа. Во-вторых, самые большие убытки покупатель защиты несет, когда в одно и то же время происходит как дефолт продавца защиты, так и дефолт базовой организации – вот почему так важно иметь определенное представление о корреляции дефолта базовой организации и продавца защиты. Это особенно важно в условиях, когда на финансовом рынке начинает «штормить».

Четвертый фактор – ожидаемые нормы восстановления – очень значим для контрактов, в основе которых лежат кредитные деривативы, поскольку определяет размер выплаты в случае неплатежа, которая, в свою очередь, зависит от последефолтной стоимости долга базовой организации. При таких условиях, чем ниже ценность последефолтного неуплаченного долга, тем дороже будет стоить защита.

Итак, резюмируя вышесказанное, можно отметить, что простота деривативных контрактов, возможность быстрого привлечения денежных средств, отсутствие государственного регулирования и стандартизации, высокая ликвидность способствует широкому распространению кредитных деривативов во всем мире.

Вместе с этим, основные факторы и проблемы, препятствующие внедрению кредитных деривативов в России, связаны с закрытостью и непрозрачностью заемщиков; фокусированием внимания банков на отдельных кредитах в ущерб управлению кредитным портфельным риском; низкой степенью развития инфраструктуры финансового рынка (бюро кредитных историй, рейтинговых агентств); не урегулированием гражданско-правового статуса производных финансовых инструментов, включая кредитные деривативы и т.д.

Однако, несмотря на массу трудностей, связанных с продвижением кредитных деривативов на отечественном рынке, большинство экспертов в данном вопросе все же настроены умеренно оптимистично. Инструмент действительно востребован и удобен, и его дальнейшее распространение неизбежно. Россия со своими немалыми кредитными рисками просто «обречена» на использование этого финансового инструмента.

Развитие рынка кредитных деривативов позволит сделать кредитование банками реального сектора более рациональным, гибким, гармоничным. Новые экономические отношения, связанные с оборотом кредитных деривативов, позволят достичь оптимального распределения кредитного риска, причем, не обязательно в национальных границах, увеличить объемы кредитования реального сектора даже при существующем уровне капитализации банковской системы без превышения предельного значения риска.

Таким образом, появление рынка кредитных деривативов – объективная необходимость, поскольку влияет на эффективность работы банков и финансовой системы в целом.