Свершилось: в лице Сергея Швецова финансовый рынок обрёл куратора в новом мегарегуляторе. Как бы ни отнеслись игроки этого рынка к данному назначению, для них наступила определённость, что уже хорошо. Наступила она для всех-всех-всех тех, кто был поднадзорен ФСФР – страховщиков, управляющих, НПФ, МФО. А вот для КРА её по-прежнему нет. Ибо КРА – это кредитные рейтинговые агентства. А кредитные рейтинговые агентства входят в сферу ответственности Министерства финансов: оно их аккредитует. Аккредитация даёт право использовать рейтинг от соответствующего КРА для доступа к бюджетным и квази-бюджетным ресурсам – от временно свободных денежных средств регионов до РКО в рамках проектов Роснано. В министерстве даже существует Экспертный совет по деятельности рейтинговых агентств. Правда, второе по номеру и последнее по сроку заседание состоялось в ноябре 2011-го. Чем не показатель отношения к рейтингу как институту финансового рынка?

Власти интересуют системные риски. Носителями таковых являются крупнейшие компании. Они привлекают средства из-за рубежа и потому уже отрейтингованы кем-нибудь из «большой тройки» - Fitch, Moody’s или S&P. А «большая тройка» - это понятно и привычно. И вот было бы хорошо, если бы ими можно было ограничиться. Но в 2008 году случилось то, что случилось. ЦБ, вопреки популярному убеждению, не побоялся выступить кредитором последней инстанции, вплоть до предоставления банкам беззалоговых кредитов. Одним из ключевых условий стало наличие приемлемого кредитного рейтинга. Получить его в иностранном агентстве было явно не по карману для большой, если не большей, части заявителей. Тут «выяснилось», что в России есть и национальные КРА. Их рейтинги и начал принимать Центробанк наряду с рейтингами «большой тройки».

Однако острая фаза кризиса миновала, спрос на рефинансирование спал. Параллельно спал и спрос на рейтинги как ключ к рефинансированию. Но тут подоспела инструкция Банка России от 03.12.2012 № 139-И «Об обязательных нормативах банков», поддержавшая интерес к буковкам, характеризующим кредитоспособность, – в данном случае корпоративного заёмщика. Ну а как иначе, если это позволяет улучшать Н1 и экономить капитал? Есть и уже упомянутые бюджетные деньги, распределяемые в рамках повседневной государственной экономической политики (не будем спорить о реальном содержании этого термина). А там перечень распорядителей довольно-таки обширный.

То есть внимание к КРА со стороны различных ветвей государства, к которым для простоты отнесём и Центральный банк, казалось бы, налицо. И клиенты вроде есть. Отчего ж тогда грустно на душе, слегка перевирая Рубцова? Отчего эта в самом начале брошенная укоризненная фраза об отношении к рейтингу? Да всё просто: и регулятора, и заказчиков, судя по всему, не сильно занимает содержательная сторона присваиваемых букв. То, что клиенты занимаются рейтинговым шопингом, вещь совершенно естественная: это рынок. То, что они чаще выбирают цену и сроки, тоже естественно. Но ненормально. Пардон за такой русско-латинский каламбур.

Ненормально то, что деньги налогоплательщика могут достаться коммерческой организации, чья настоящая кредитоспособность ниже номинально заявленной. Ненормально то, ЦБ де-факто создает потенциал возникновения системного риска, когда любой из его подопечных может занизить коэффициент взвешивания риска кредитного портфеля, подшив в досье клиента листок, на котором указан нарядный, но, возможно, неточный рейтинг.

Я это к чему всё? К тому, что финансовым властям пора на деле признать существование отдельного сегмента рынка – сегмента рейтинговых услуг. Выражением признания должно стать введение его минимального регулирования, прежде всего посредством верифицирования методик и процедур, применяемых субъектами рейтинговой деятельности. Для дела, для рынка было бы безусловно вредно свести всё к унификации (хотя это самое простое). Но государство, по сути дела, представляющее многоликий коллектив пользователей рейтингов, должно выработать общие критерии адекватности подходов, применяемых КРА, и следить за соблюдением этих критериев. Тогда рейтинги утратят некоторую искусственность и превратятся в один из инструментов управления системным риском. К чему они, собственно, и призваны.

По-моему, в этом существует огромная, просто мегапотребность.

Так или иначе, рейтинговые агентства в новой редакции закона о Центральном банке отнесены к сфере его ведения. Посему, несмотря на отсутствие ясных свидетельств, можно предположить, что новый первый зампред будет отвечать и за данную сферу. Если это так, давайте считать вышесказанное началом диалога.