Ещё неделю назад собирался поделиться впечатлениями от посещения предолимпийского Сочи. Однако если кто-то скажет мне, что даже после двух-трёх дней вне офиса ты можешь тут же начать жить по плану, то я не поверю. Ну ни в жисть!

Я же не просто так на ЧБК прокатился, а на традиционные посиделки-постоялки-поскакалки, устраиваемые в эту пору Ассоциацией «Россия». (Поясню: посиделки – потому как всё-таки заседаем и заслушиваем; постоялки – ибо перерывы и party суть формат общения в вертикальном положении; поскакалки – так ведь какие вечерние мероприятия без удалой пляски.) В общем пока рассортировывал карточки и писал письма старым друзьям и новым – бог даст! – клиентам, накатил четверг. А в четверг и следовавшую за ним пятницу в Москве был один уважаемый человек, которого ни по каким меркам нельзя было оставить без внимания. Человека зовут Гуань Цзянджун. Он – председатель совета директоров рейтингового агентства «Юниверсал Кредит Рейтинг Груп», оно же UCRG со штаб-квартирой в Гонконге. Компания, в которой я имею честь трудится, является его соучредителями наряду с «Дагун», одним из крупнейших рейтинговых агентств Китая, и «Иган-Джоунз», рейтинговым агентством из США. Как можно догадаться, г-н Гуань является также председателем совета директоров «Дагун».

Короче говоря, вот только сейчас руки и дошли.

Ясное дело, я далёк от мысли, что многотысячная армия посетителей banki.ru только и ждёт, когда же это один из любителей изящной словесности и интеллектуально-духовного эксгибиционизма осчастливит их своими беглыми наблюдениями, касающимися сегодняшнего дня города-курорта, нашей славной всесоюзной – пардон, всероссийской – здравницы. С другой стороны, мне вот страх как хотелось хотя бы отчасти понять, куда ведёт нас наш дорогостоящий национальный проект – к позору или славе. Не в смысле спортивных достижений, а в смысле достижения баланса между обязательствами перед мировым олимпийским движением и искусством освоения бюджетных – да и внебюджетных – средств.

Однако этот пост неслучайно назван так, как он назван. Ни один олимпийский объект посетить не удалось, ибо дождь. Причём не просто дождь, который по обыкновению вдруг выпадает посредь теплого, солнечного приморского дня, не раздражая, а освежая. «Фигушки», - как говорила известная мультипликационная корова. Это был дождь, переходящий в дождь, переходящий в чуть ли ни круглосуточные осадки. (Если и приукрасил, то лишь едва-едва.) Тут уж не до экскурсий.

Опять-таки этот пост неслучайно назван так, как он назван. Перекличка с хазановским монологом – отнюдь не только и, может, даже не столько метеорологическая. Конечно, в отсутствие экскурсий приходится основываться на вторичных источниках, на анекдотах – в пушкинском значении этого слова. Так что информации мало. Меньше, чем уже написано выше, на подступах к изложению сути этой заметки.

Конечно, человеку свойственно с особым удовольствием принимать сведения, согласующиеся с уже имеющимся у него мнением. Моё было изначально критичным, так что я, очевидно, необъективен. Возможно столь же необъективны три моих собеседника (сколько успел за три с половиной дня): водитель развозившего нас автобуса, пенсионер из маршрутки, таксист. Дабы не углубляться в прямую речь, предлагаю резюме их суждений.
Во время очередной инспекции, с которой Путин нагрянул на олимпийские объекты в конце августа, ему опять умудрились пустить пыль в глаза, во всяком случае в горном «кластере».
Будут ли использоваться все эти ледовые дворцы после Олимпиады, ещё вилами по воде писано. А вот то, что Имеретинская низменность, чудесный уголок природы, любимое место семейного отдыха сочинцев, перестала быть и тем, и этим, так как изгажена навсегда, – свершившийся факт.

Сочи отныне – всё что угодно, но только не город-курорт (впору поправить свой же текст несколькими абзацами выше, но не стану).

Отношение сочинцев к событию? Ясно, что люди уж смирились. Но лучше бы его не было.
И вот всё-таки из личного опыта. Москвичи и гости столицы знают, что такое знаменитые московские пробки. Свидетельствую: они ничто по сравнению с пробками сочинскими. Разумеется, дорожная сеть расширена. Точнее, продлена – как можно понять, в основном в сторону новых объектов. А дорога от Адлера, сам Приморский проспект как были стиснуты между горами и морем, так и остаются в прежнем состоянии. Любой сбой на трассе сродни стихийному бедствию.

Иллюстрация – картина, которую наблюдал по дороге в аэропорт. Примерно на полпути – слава богу, на встречной полосе – то ли коллектор засорился, то ли грунт просел, то ли ещё что в том же духе, но так или иначе на проезжей части образовалась лужа. Ну как сказать лужа? Прудик такой скорее. По бережку белыми лебедями сновала пара гаишников в светлых парадных (с чего?) рубашках, в воду, разумеется, благоразумно не заходя.
Напоминаю – мы примерно посредине важнейшей магистрали. Пробка начиналась у кромки пруда. Заканчивалась она у аэропорта, причудливо извиваясь по окружающим его нынче развязкам. Ещё подумалось: «А что если бы мне предстояло ехать на самолёт немного позже и как раз на этой машине? Это сколько же времени пройдёт, пока она сможет вернуться к гостинице?!». И поскорее эту мысль эгоистично отогнал.

За что, видать, и был наказан трёхчасовым ожиданием опаздывавшего рейса.

А конференция прошла совсем неплохо, невзирая на погоду. И выступление вроде удалось, а главное – контакты. Но этой радостью я уж поделился в самом начале.