Почему пункт 5 статьи 166 ГК РФ нельзя применять в делах по искам держателей кредитных нот Банка Траст?

02.09.2016 22:08 1 348 просмотров
Развернувшийся конфликт между держателями кредитных нот, выпущенных иностранными Эмитентами C.R.R. B.V. и CL Repackaging B.V., оборот которых на территории Российской Федерации организовал и обеспечил Банк «ТРАСТ» (ПАО) и самим Банком обнажил одну из проблем правоприменительной практики - практику применения принципа эстоппель - одного из принципов договорного права Англии, закрепленного в пункте 5 статьи 166 Гражданского Кодекса РФ.
В переводе с английского эсто́ппель (англ. Estoppel) означает лишать права возражения. Этот правовой принцип был закреплен в статье 45 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. и был определен как запрет для государства отрицать то, что оно до этого приняло или признало на основе явно выраженных актов или своего поведения , однако не лишает любого участника договора права ссылаться на указанные обстоятельства, если они возникнут вновь .
Обращаясь к истокам, предшествовавшим появлению принципа эстоппель в гражданском праве, следует отметить, что необходимость введения этого принципа была обоснована Авторами Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации, которые указали на то, что в настоящее время споры о признании сделок недействительными по различным основаниям приобрели массовый характер и значительная часть этих споров инициируется недобросовестными лицами, стремящимися избежать исполнения принятых на себя обязательств. В этой связи авторами Концепции предлагалось предпринять законодательные меры, направленные на исправление складывающегося положения(п. 5.1.1) .
В Российском праве норма пункта 5 статьи 166 Гражданского Кодекса РФ о том, что заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки как раз и является отражением принципа эстоппель, введенного в наше законодательство нормами Федерального закона от 07.05.2013 N 100-ФЗ "О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Закон N 100-ФЗ) .
Таким образом, данная норма призвана защищать добросовестную сторону. Например, Истец обратился в суд с исковым заявлением о взыскании с Ответчика задолженности по договору подряда. При этом факт выполненных работ Истцом доказан, но Ответчик заявляет встречный иск о признании договора подряда недействительным. Вот именно для таких и подобных им ситуаций законодателем введена норма п. 5 статьи 166 ГК РФ, призванная защищать добросовестную сторону, такую, как Истец описанный в примере. Защищать тех, кто добросовестно выполнил принятые на себя обязательства, сдал результат работ, как описано в примере, но не получил оплату от ответчика.
Анализ судебной практики по искам держателей кредитных нот, рассматриваемых Басманным городским судом по первой инстанции и Московским городским судом в качестве суда апелляционной инстанции показал, что отказывая Истцам в удовлетворении исков и отвергая доводы о ничтожности договоров купли - продажи ценных бумаг, положенных в основу признания Истцов квалифицированными инвесторами, суды п некоторым делам как раз и исходят из принципа эстоппель, что, по мнению Автора, нельзя признать правильным и свидетельствует о неправильности толкования судами норм материального права по следующим основаниям.
Из буквального толкования пункта 5 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации вытекает, что, заявляя подобное требование, сторона должна:
1) отвечать критериями добросовестного участка гражданских правоотношений;
2) представить доказательства недобросовестности действий другой стороны и указать какие конкретно действия и поведение, применительно к вышеуказанной ситуации, действия Истца после заключения оспариваемых договоров каким конкретно лицам давало основания полагаться на действительность сделки;
3) Представить доказательства того, что поведение, т.е. активные действия лица, заявляющего о ничтожности сделки, давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.
4) Представить доказательства того, что третьи лица, не вовлеченные в сделку, воспринимали ее как действительную.
Всеми без исключения материалами дел, рассматриваемых в Басманном районном суде города Москвы , имеющимся в производстве у Автора, установлено, что Банк «ТРАСТ» (ПАО), заключая с каждым из Истцов договоры купли – продажи акций действовал недобросовестно, сам инициировал вышеуказанные сделки с целью присвоения статуса квалифицированного инвестора каждому из Истцу для того, чтобы реализовать каждому из них кредитные ноты, отраженные на балансе Банка, что вытекает из консолидированной бухгалтерской отчетности, размещенной на официальном сайте Банка «ТРАСТ». Заявление о признании Истца квалифицированным инвестором было оформлено сотрудниками Банка и подписано каждым из Истцов одновременно с заключением оспариваемых договоров купли - продажи ценных бумаг, положенных в основу для признания физического лица квалифицированным инвестором, что подтверждено многочисленными письменными доказательствами, в том числе, и в некоторых случаях распиской сотрудников Банка о получении пакета документов, электронной перепиской между сторонами, фатом фиксации времени получения документов со стороны Банка в депозитарии, а также информационным письмом (скриптом продаж), которое было предметом исследования при рассмотрении дел, на что имеется указание в текстах соответствующих судебных актов, и где прописана схема процесса продажи ценных бумаг, положенных в основу квалификации, кредитных нот и отражено, что:
- Банком готовился комплект документов, в состав которого входили не только проекты договоров купли - продажи ценных бумаг, но и заявление о признании каждого из Истцов квалифицированным инвестором, брокерский договор, договоры, направленные на выкуп кредитных нот и т.д. без указания соответствующих реквизиторов(дат, номеров, наименований ценных бумаг);
- вышеуказанный комплект отправлялся ответственному сотруднику на согласование;
- отправление согласованного комплекта документов менеджеру, ответственному за работу с конкретным клиентом для подписания;
- подписание комплекта документов каждым из клиентов;
- распределение подписанных каждым из клиентов документов между ответственным сотрудниками Банка
- регистрация Агентского (брокерского) договора, договора об оказании услуг по продаже кредитных нот, депозитарного договора и т.д.;
- совершение конкретных действий по исполнению сделки, которые подробнейшим образом описаны в соответствующей таблице – приложении к скрипту продаж.
Вышеуказанная логистика движения документов, описанная во внутреннем документе Банка «ТРАСТ» свидетельствует о том, что Банк, как профессиональный участник рынка ценных бумаг разработал и реализовал четкую схему продажи кредитных нот, в состав которой входило, как необходимое условие, присвоение каждому из Истцов статуса квалифицированного инвестора, для чего необходимо было с каждым из них заключить 5 договоров купли - продажи ценных бумаг. Учитывая, что все документы подписывались одномоментно и доказательств обратного материалы дела не содержат, то, по мнению Автора, применять пункт 5 статьи 166 ГК РФ со ссылками, как это делают суды, на наличие заявления о признании лица квалифицированным инвестором, которое, по мнению судов, давало основание полагаться на действительность сделок, в данном случае просто неуместно.
Для оценки того, как следует рассматривать Истцов - держателей кредитных нот Банка «ТРАСТ», в качестве добросовестных или недобросовестных, необходимо иметь доказательства каких - либо активных действий с их стороны после заключения договора купли - продажи ценных бумаг, ибо законодатель в пункте 5 статьи 166 ГК РФ говорит именно о такой категории, как поведение.
Термин «поведение» в словаре Ожегова С. И. определяется как образ жизни и действий .
Между тем, всеми материалами дел, имеющихся в производстве у Автора , установлено, что единственным активным действием Истцов было подписание пакета документов – разово, в один день.
Возвращаясь к положениям пункта 5 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации, следует отметить, что только при доказанности осведомленности других лиц о сделке, которую они воспринимали как действительную, при наличии доказательств о каких-то действиях Истца, вытекавших из данной сделки именно во взаимодействии с третьими лицами, можно заявлять о применении правовых последствий, установленных вышеуказанной нормой.
Между тем материалами всех гражданских дел, имеющихся в распоряжении у Автора, установлено и Банком не опровергнуто того обстоятельства, что о 5 сделках купли - продажи акций были осведомлены исключительно каждый из Истцов и сам Банк «ТРАСТ». Так, все Истцы были вкладчиками Банка, все акции ведущих российских эмитентов – объекты договоров купли – продажи ценных бумаг принадлежали Банку, что подтверждается соответствующими отчетами НРД, все расчеты за приобретаемые и покупаемые акции осуществлялись исключительно между Банком как кредитной организацией и каждым из Истцов, зачисление на счет Депо также осуществлялось в депозитарии Банка. Приобретенные каждым из Истцов акции тут же выкупались Банком по той же цене. При этом, в материалах всех без исключения гражданских дел, имеющихся в производстве у Автора , отсутствуют доказательства исполнения Банком обязанности выполнения пункта 4 статьи 29 Федерального Закона «О рынке ценных бумаг» о том, что переход прав, закрепленных именной эмиссионной ценной бумагой, должен сопровождаться уведомлением держателя реестра, или депозитария, или номинального держателя ценных бумаг, т.е. третьих лиц, которые как раз и должны были оценить поведение каждого из Истцов как поведение, о котором речь идет в пункте 5 статьи 166 Гражданского Кодекса РФ.
Доказательств того, что после заключения оспариваемых в рамках конкретных гражданских дел договоров кто – либо из Истцов совершал какие – либо действия, подтверждавшие их намерения подтвердить действительность оспариваемых договоров, материалы дела не содержат и таких доказательств стороной Банка представлено не было. Более того, материалами всех без исключения дел установлено, что никто из Истцов не совершал никаких действий по реализации прав акционера. Кроме того, сам механизм заключения 5 договоров купли – продажи акций был предложен и реализован Банком с целью формального соблюдения требований ст. 51.2 Федерального закона от 22.04.1996 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» для дальнейшей реализации каждому из Истцов кредитных нот. Доказательств злоупотребления правом со стороны Истца при заключении оспариваемых договоров купли – продажи материалы дел не содержат, а потому у судов нет правовых оснований для применения положений пункта 5 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации.
При применении норм пункта 5 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации нельзя не учитывать правовую позицию, изложенную в Постановлении Конституционного Суда РФ от 23.02.1999 N 4-П «По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года «О банках и банковской деятельности» (далее Постановления N 4-П) , где указывается, что осуществляя правовое регулирование отношений между банками и гражданами - вкладчиками , законодатель должен следовать статьям 2 и 18 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которыми признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина является обязанностью государства.
При этом, исходя из конституционной свободы договора, законодатель не вправе ограничиваться формальным признанием юридического равенства сторон и должен предоставлять определенные преимущества экономически слабой и зависимой стороне, с тем чтобы не допустить недобросовестную конкуренцию в сфере банковской деятельности и реально гарантировать в соответствии со статьями 19 и 34 Конституции Российской Федерации соблюдение принципа равенства при осуществлении предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности.
Следовательно, из Постановления N 4-П можно сделать вывод о том, что даже в случае наличия оснований для применения п. 5 статьи 166 ГК РФ, но при очевидном неравенстве экономических возможностей контрагентов по договору, правило эстоппель не может быть применено в целях защиты слабой стороны по договору. А в настоящей ситуации, описанной в статье неравенство сторон очевидно, ибо с одной стороны договоры подписывали вкладчики, а с другой стороны Банк, являющийся не только кредитной организацией, но и осуществляющий деятельность профессионального участника рынка ценных бумаг.
Все вышеизложенное дает основание Автору высказать свою позицию о том, что анализ материалов гражданских дел, положенных в основу настоящей статьи, дает полное основание для выводов о недопустимости применения пункта 5 статьи 166 ГК РФ как в силу отсутствия соответствующих доказательств недобросовестности Истцов, так и в силу отсутствия доказательств осведомленности о совершенных сделках третьих лиц, а также в силу защиты экономически слабой стороны, к категории которой относятся держатели кредитных нот.

Комментарии 1

Иван Васин  (barnet)
#
В общем, все уже поняли, что обман вкладчиков был. Но как соблазнительно присвоить их деньги! Особенно когда басманные суды и МГС у Открытия куплены.
Комментарии и отзывы могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

Популярные сообщения

FINAL CALL 11/16
15 ноября вышли данные по исполнению федерального бюджета за очередной месяц — октябрь. 1. В апреле — августе 2016 года из Резервного фонда изъяли
0
Как вернуть «тетрадочный» вклад?
Короткий ответ: показать документы о вкладе в банке-агенте. Длинный ответ. Наверное, уже практически все вкладчики знают, что во многих банках с
6
Почему опасно оплачивать покупку в инетмагазине переводом на кошелек ЯД?
Почему опасно оплачивать покупку в инетмагазине переводом на кошелек ЯД? 1. Сервисы ЯД (Яндекс Деньги) очень удобны для мошенников, так как ЯД зарабатывают
10
Рынок нефти 6 декабря
Ситуация на нефтяном рынке локально не изменилась. Brent консолидируется в районе $54/bbl на нейтральном новостном фоне. Оптимизм после заключения сделки
0
Венера в Козероге
Венера вошла в Знак Зодиака Козерог и пробудет здесь до 09 декабря. Вместо иллюзий и идеализма приходят сдержанность в проявлении чувств, строгость оценок
0

Новые сообщения

  • Рынок нефти 6 декабря
    Ситуация на нефтяном рынке локально не изменилась. Brent консолидируется в районе $54/bbl на нейтральном новостном фоне. Оптимизм после заключения сделки
  • Рынок нефти 5 декабря
    Нефть торгуется в небольшом минусе, отступая от 16 месячных максимумов. Пауза в дальнейшем оптимизме на рынке сейчас выглядит вполне логично. Во-первых,
  • Как связаться с Агентством по страхованию вкладов?
    В разговорах, связанных с отзывом лицензий банков, часто возникает вопрос: как сообщить что-то АСВ, задать вопрос, пожаловаться и т.п. Ниже - справочник
  • Рынок нефти 1 декабря
    ОПЕК после почти годичных переговоров и восьми лет перерыва приняла решение о сокращении добычи нефти. Отдельным успехом для рынка в целом и картеля в
  • FINAL CALL 11/16
    15 ноября вышли данные по исполнению федерального бюджета за очередной месяц — октябрь. 1. В апреле — августе 2016 года из Резервного фонда изъяли