Декабрь 2014г. провел водораздел в судьбе нескольких сотен клиентов НБ «ТРАСТ». Их жизнь разделилась на «ДО САНАЦИИ» и «ПОСЛЕ САНАЦИИ». На сегодняшний день «на плаву» осталась небольшая группа держателей кредитных нот, которая использует для защиты своих нарушенных прав принципы конвенционного права.

X Конвенционные принципы являются обязательными.

В соответствии со статьей 1 Конституции РФ Россия является демократическим государством. Как демократическое государство она присоединилась к конвенционному правопорядку, ратифицировав "Конвенция о защите прав человека и основных свобод" с Протоколами (далее – Конвенция), а потому каждому должна быть гарантирована защита его нарушенных прав не только при помощи внутригосударственных средств защиты (ст. 45, ч. 1 и 2 ст. 46 Конституции РФ), но должны быть использованы и международно-правовые средства защиты прав (ч. 3 ст. 46 Конституции РФ). Общеизвестно, что случае конкуренции между внутригосударственными и международными стандартами прав человека предпочтение отдается более высоким стандартам (ч. 4 ст. 15, ч. 1 ст. 17, ч. 1 ст. 55 Конституции РФ и ст. 53 Конвенции).
Из изложенного вытекает, что в силу Конституции РФ государство обязано строго соблюдать Конвенцию, а также полно и своевременно исполнять решения ЕСПЧ, иначе, нарушая Конвенцию, государство не соблюдает Конституцию РФ.
А потому суды, призванные от имени государства осуществлять судебную защиту прав граждан обязаны исходить не только из положений внутригосударственного права, но и конвенционного права.

X Вмешательство в право собственности в ходе санации банков.

Когда государство в лице Центрального Банка вмешивается в деятельность кредитных организаций, вводя режим санации, это уже с точки зрения конвенционного права является вмешательством в право собственности. В ходе санации совершается ряд действий по вмешательству в право собственности клиентов конкретного банка. Например, списывается на убытки сумма субординированного займа. Последствием этого списания (вмешательства в право собственности) является утрата частными лицами их инвестиций.
Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в своем Информационном письме от 20 декабря 1999 года N Ф1-7/СМП-1341 "Об основных положениях, применяемых Европейским судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие" еще в далеком 1999г. обращал внимание судов на сформировавшуюся практику Европейского Суда по правам человека, на положения, направленные на защиту имущественных прав и права на правосудие. К таким положениям относится, в частности, следующее: "Каждое физическое или юридическое лицо имеет право беспрепятственно пользоваться своим имуществом. Никто не может быть лишен своего имущества, кроме как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права". Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в данном Информационном письме обращал внимание судов на то, что Европейский суд допускает, что государство может в исключительных случаях ограничивать частные имущественные права во имя поддержания публичного общественного порядка, но такие ограничения не должны носить фискального характера, в большинстве случаев ограничения частных имущественных прав допустимы лишь при условии возмездности.

X Доступ к суду должен быть реальным и эффективным.

С точки зрения конвенционного права любое вмешательство в право собственности подлежит обязательному судебному контролю. Имущественным правам частных лиц должна быть обеспечена судебная защита. Отказ в правосудии запрещен.
Европейский суд неоднократно указывал в своих судебных актах, что право на доступ к суду должно быть «реальным и эффективным»("Беллет против Франции" от 04.12.1995, жалоба N 23805/94, §38). Чтобы право на доступ являлось эффективным, лицо должно «иметь четкую, практическую возможность оспорить вмешательство в его права»( "Беллет против Франции" от 04.12.1995, жалоба N 23805/94, §36. "Нинэс Диаз против Португалии" от 10.04.2003, жалобы N 69829/01 и 2672/03).
"Судебный контроль вмешательства со стороны должностных лиц, - говорится в Постановлении ЕСПЧ по делу "Нурай Шен против Турции", - является существенным признаком гарантии... этот контроль имеет целью уменьшить риск произвольного вмешательства и обеспечить соблюдение правовых норм, что является одним из основных принципов демократического общества... о чем ясно указывается в преамбуле к Конвенции""Нурай Шен против Турции" от 17.06.2003, жалоба N 41478/98, § 22.)
Абзац 1 статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции не содержит прямых процессуальных требований, но неизменно требует, чтобы пострадавшая сторона в рамках национального разбирательства располагала разумной возможностью передать свое дело на рассмотрение уполномоченного органа с целью эффективного оспаривания мер, составляющих вмешательство в права, гарантированные данным положением"(Денисова и Моисеева против РФ" от 01.04.2010, жалоба N 16903/03, §59; "Гладышева против РФ " от 06.12.2011, жалоба N 7097/10, § 64 – 68).

X Реализация конвенционных принципов на практике.

А вот в нашей действительности все очень далеко от конвенционных принципов. Иск держателей кредитных нот по оспариванию списания субординированных займов, принятия которого мы все таки добились, как раз и направлен именно на оспаривание вмешательства с целью восстановления нарушенного права, так как вмешательство в виде списания субординированного займа, выступавшего обеспечением кредитных нот без наличия решения суда как необходимого условия для лишения собственности и без выплаты компенсации нарушало ст.1 Протокола N 1 Конвенции. Ведь на держателей кредитных нот было возложено чрезмерное бремя и не обеспечено справедливое равновесие между требованиями защиты интересов общества и требованиями защиты права беспрепятственно пользоваться своим имуществом.
Однако добиться права на рассмотрение дела компетентным судом является очень и очень непростой задачей. Мы с моими доверителями потратили на это почти два года.

Компетентный суд по рассмотрению дел об оспаривании вмешательства в право собственности в ходе санации банков.

Существует две группы способов защиты держателей кредитных нот, держателей еврооблигаций и т.д.:
1) Обязательственно - правовой способ защиты, который базируется на правоотношениях, возникших между конкретным физическим лицом и конкретным Банком ДО САНАЦИИ. Именно по этому пути и шли держатели кредитных нот в Басманном районном суде г. Москвы. И эти дела действительно подведомственны суду общей юрисдикции. Определения по делам №А40-247820/17, А40-43920/18-58-331, А40-208675/2016, А40-252798/17, которыми истцам было отказано в принятии исковых заявлений или прекращены производства по делу, являются законными, так как истцы по данным делам при предъявлении своих исков исходили из обязательственно - правового способа защиты, ссылались на обязательственно - правовые отношения, возникшие между ними и ПАО НБ «ТРАСТ» в силу заключенных договоров, целью которых являлся выкуп кредитных нот. И именно на этих договорах они основывали свои требования, а потому данные дела действительно подведомственны суду общей юрисдикции.
2) Оспаривание вмешательства в право собственности, которое было осуществлено в ходе санации - это совершенно другой способ защиты. Этот способ защиты вытекает не из обязательственных правоотношений, которые существовали между конкретным истцом и конкретным банком, а из санационной деятельности нового менеджмента банка, выразившихся, например, в отказе от исполнения обязательств по договорам субординированного займа, выступавших обеспечением кредитных нот и списании этих сумм на убытки. Такой спор однозначно подведомственен арбитражному суду. Верховный суд РФ неоднократно в своих судебных актах указывал на то, что вопросы, касающиеся осуществления судебного контроля за санацией банков, относятся к исключительной компетенции арбитражных судов как вытекающие из отношений несостоятельности (Определения Верховного Суда Российской Федерации от 16.08.2016 № 305-ЭС16-4051, от 27.10.2017 № 305-КГ17-9802, от 21 мая 2018 года № 305-ЭС17-22653).

Недопустимость рассмотрения дел о вмешательстве в право собственности судами общей юрисдикции.

В Конвенции есть еще одна важная статья - статья 6, которая гарантирует каждому право на справедливое судебное разбирательство.
Из недавно сложившейся отечественной судебной практики (Определения Верховного Суда Российской Федерации от 16.08.2016 № 305-ЭС16-4051, от 27.10.2017 № 305-КГ17-9802, от 21 мая 2018 года № 305-ЭС17-22653) вытекает, что вопросы, касающиеся осуществления судебного контроля за санацией банков, относятся к исключительной компетенции арбитражных судов как вытекающие из отношений несостоятельности. Ситуацию, когда суд общей юрисдикции дает оценку обстоятельствам, входящим в компетенцию арбитражного суда, практика ЕСПЧ рассматривает в качестве нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции ("Тсфайо против Соединенного Королевства" от 14.11.2006, жалоба N 60860/00, § 48).
А потому в силу изложенного, ни Басманный районный суд города Москвы, ни какой - либо другой суд общей юрисдикции не может давать оценку вмешательству в виде списания субординированного займа или какому то другому вмешательству в право собственности в ходе санации банков, а даже если бы и дал, то это было бы нарушением п. 1 ст. 6 Конвенции.