Декабрь 2014 - начало санации ПАО «НБ ТРАСТ» ознаменовал собой начало новой эры санаций банков, в ходе которых тысячи людей лишились вложенных инвестиций от списаний субординированных займов на убытки банков. Результат развязки всем известен - кредитные ноты потеряли свое обеспечение, а держатели – инвестиции. В такой ситуации оказались многие клиенты банков. Держатели кредитных нот НБ ТРАСТ прошли тернистый путь борьбы за свои инвестиции. Басманный районный суд г. Москвы отказал всем держателям, нет ни одного положительно решения. Суд поддержал позицию Банка, которая сводилась к следующему: «Субординированный займ списан. Ноты потеряли свое обеспечение, а потому банку и выкупать нечего», которая и была положена в основу нового способа защиты.
В апреле 2017г. начался новый этап борьбы держателей за свои права. Это этап в основе которого лежат принципы защиты нарушенных прав, сформированные на основе принципов конвенционного права, о чем и пойдет речь в настоящей статье.
[Это не просто иск, это новая позиция, новый взгляд на отдельный вид субординированного займа, который выступает обеспечением кредитных нот и списание которого на сегодняшний день, по моему мнению, не подпадает под положения ст. 25.1 ФЗ «О банках и банковской деятельности», это новый путь для тех, кто потерял все в результате санационной деятельности нового менеджмента банков, действующего от имени государства, что влечет за собой ответственность, в том числе, и государства.[/U][/U]

X ..это прошлое, пройденный этап.

Самым распространенным способом защиты является обязательственно - правовой способ защиты, который базируется на правоотношениях, возникших между конкретным физическим лицом и конкретным Банком ДО САНАЦИИ. Именно по этому пути и шли держатели кредитных нот в Басманном районном суде г. Москвы. И эти дела действительно подведомственны суду общей юрисдикции. Определения АСГМ по делам № А40-247820/17, А40-43920/18-58-331, А40-208675/2016, А40-252798/17, А40-134581/2017 которыми было отказано в принятии исковых заявлений или прекращены производства по делам, являются законными, так как истцы по вышеуказанным делам при предъявлении своих исков исходили из обязательственно - правового способа защиты, ссылались на обязательственно - правовые отношения, возникшие между ними и ПАО НБ «ТРАСТ» в силу заключенных договоров, целью которых являлся выкуп кредитных нот. И именно на этих договорах они основывали свои требования, а потому данные дела действительно подведомственны суду общей юрисдикции.
К этой же категории дел относятся и иски, базирующиеся на деликтных правоотношениях, где ставится вопрос о возмещении вреда, взыскании убытков и т.д., которые могут рассматриваются в третейских судах, в т.ч. и иностранных.
Но все эти иски объединяет одно – они основаны на правоотношениях, которые возникли до санации.

Принципы конвенционного права в деле защиты клиентов санируемых банков.

Следует отметить, что в Российской Федерации как демократическом государстве каждому гарантировано право на судебную защиту. Помимо этого, Россия, ратифицировав "Конвенцию о защите прав человека и основных свобод" с Протоколами (далее – Конвенция), присоединилась к принципам защиты прав человека на уровне конвенционного права, принципы которого выше внутригосударственных.
Когда государство в лице Центрального Банка вмешивается в деятельность кредитных организаций, вводя режим санации, это уже с точки зрения конвенционного права, является вмешательством в право собственности. В ходе санации совершается ряд действий по вмешательству в право собственности клиентов конкретного банка. Например, как в деле держателей кредитных нот, было осуществлено списание на убытки суммы субординированного займа. Последствием этого списания (вмешательства в право собственности) явилась утрата истцами их инвестиций.
С точки зрения конвенционного права любое вмешательство в право собственности подлежит обязательному судебному контролю. Имущественным правам частных лиц должна быть обеспечена судебная защита. Отказ в правосудии запрещен.
Европейский суд неоднократно указывал в своих судебных актах, что право на доступ к суду должно быть «реальным и эффективным»("Беллет против Франции" от 04.12.1995, жалоба N 23805/94, §38). Чтобы право на доступ являлось эффективным, лицо должно «иметь четкую, практическую возможность оспорить вмешательство в его права»( "Беллет против Франции" от 04.12.1995, жалоба N 23805/94, §36. "Нинэс Диаз против Португалии" от 10.04.2003, жалобы N 69829/01 и 2672/03).
"Судебный контроль вмешательства со стороны должностных лиц, - говорится в Постановлении ЕСПЧ по делу "Нурай Шен против Турции", - является существенным признаком гарантии... этот контроль имеет целью уменьшить риск произвольного вмешательства и обеспечить соблюдение правовых норм, что является одним из основных принципов демократического общества... о чем ясно указывается в преамбуле к Конвенции""Нурай Шен против Турции" от 17.06.2003, жалоба N 41478/98, § 22.)
Абзац 1 статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции не содержит прямых процессуальных требований, но неизменно требует, чтобы пострадавшая сторона в рамках национального разбирательства располагала разумной возможностью передать свое дело на рассмотрение уполномоченного органа с целью эффективного оспаривания мер, составляющих вмешательство в права, гарантированные данным положением"(Денисова и Моисеева против РФ" от 01.04.2010, жалоба N 16903/03, §59; "Гладышева против РФ " от 06.12.2011, жалоба N 7097/10, § 64 – 68).

Оспаривание списания субординированного займа – это оспаривание вмешательства в право собственности.

Оспаривание вмешательства в право собственности, которое было осуществлено в ходе санации - это совершенно другой способ защиты. Этот способ защиты не вытекает из обязательственных правоотношений, которые существовали между конкретным истцом и конкретным банком, а вытекает из санационной деятельности нового менеджмента банка, выразившихся, например, в отказе от исполнения обязательств по договорам субординированного займа, выступавших обеспечением кредитных нот и списании этих сумм на убытки. Такой спор однозначно подведомственен арбитражному суду. Верховный суд РФ неоднократно в своих судебных актах указывал на то, что вопросы, касающиеся осуществления судебного контроля за санацией банков, относятся к исключительной компетенции арбитражных судов как вытекающие из отношений несостоятельности (Определения Верховного Суда Российской Федерации от 16.08.2016 № 305-ЭС16-4051, от 27.10.2017 № 305-КГ17-9802, от 21 мая 2018 года № 305-ЭС17-22653).

Недопустимость рассмотрения дел о вмешательстве в право собственности судами общей юрисдикции.

Статья 6 Конвенции гарантирует каждому право на справедливое судебное разбирательство.
Из недавно сложившейся отечественной судебной практики (Определения Верховного Суда Российской Федерации от 16.08.2016 № 305-ЭС16-4051, от 27.10.2017 № 305-КГ17-9802, от 21 мая 2018 года № 305-ЭС17-22653) вытекает, что вопросы, касающиеся осуществления судебного контроля за санацией банков, относятся к исключительной компетенции арбитражных судов как вытекающие из отношений несостоятельности. Ситуацию, когда суд общей юрисдикции дает оценку обстоятельствам, входящим в компетенцию арбитражного суда, практика ЕСПЧ рассматривает в качестве нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции ("Тсфайо против Соединенного Королевства" от 14.11.2006, жалоба N 60860/00, § 48).
А потому в силу изложенного, ни Басманный районный суд города Москвы, ни какой - либо другой суд общей юрисдикции не может давать оценку вмешательству в виде списания субординированного займа или какому то другому вмешательству в право собственности в ходе санации банков, а даже если бы и дал, то это было бы нарушением п. 1 ст. 6 Конвенции.