Основатель первого российского банка в Telegram Михаил Попов написал для FutureBanking колонку о регулировании криптовалют еще до их легализации в Беларуси, и за время подготовки публикации выяснилось, что первой в этом вопросе Россия уже быть не может. Но это ли главное в регулировании?

Вопрос регуляции блокчейна особенно актуален в свете сложностей с привлечением иностранных инвестиций в Россию. Нужно рассматривать два аспекта: локальную регуляцию и влияние на глобальный рынок. В этом процессе есть и риски, и возможности.

Сейчас во всем мире непонятен статус криптовалют и ITO/ICO (initial token offering/initial coin offering, криптовалютный краудфандинг/краудвестинг), эти процессы происходят в серой зоне: покупатели приобретают криптовалюты на свой страх и риск, компании привлекают инвестирование на свой страх и риск. Это создает возможности для мошенничества и ограничивает вход на этот рынок серьезных компаний, которые пока опасаются с этим связываться.

Но именно сейчас можно вспомнить задачу, которая в России поднимается на самом высоком уровне уже давно – создание международного финансового центра. В условиях санкций и слабого рубля построить традиционный МФК невозможно. Единственная возможность для прорыва – уловить зарождающийся тренд и в числе первых сделать движение в сторону криптоэкономики, может быть даже против рынка и против общего мнения.

Я уверен, что блокчейн, криптовалюты и ICO – это и есть возможность, которой Россия могла бы воспользоваться и стать международным финансовым центром, у которого будет понятный продукт для международного инвестора.

Если мы признаем криптовалюты, признаем ICO, то все предприниматели мира обратят на нас внимание и у них появится легальная площадка для развития нового бизнеса. Затем уже можно проводить оценку кого пускать, кого нет. Можно делать листинг как на бирже, белый/черный список ICO-компаний, проводить мониторинг людей и компаний, которые работают с криптовалютами.

То есть построить новую практику, альтернативный финансовый рынок с полноценной инфраструктурой. Последний раз такие структурные сдвиги были при делении финансовой системы после Второй мировой войны, когда доллар стал фактически главной валютой мира. Сейчас, возможно, зарождается новый передел.

Но для этого нужно перестраивать мышление и понять, что, как говорил Сократ, богатство не в собственности, а в пользовании. А значит, нет государственного центра эмиссии, за который все так привыкли цепляться. А нужно управлять отношениями, создавая площадку, на которую приходят компании и инвесторы. Великобритания – совсем небольшое государство, по территории в сравнении с Россией, но Лондон играет одну из ключевых ролей в мировых финансах. Сингапур еще меньше, но начинает перенимать лидерство у Лондона, Швейцария (Цуг) создала уже «криптодолину», Беларусь(!) идет впереди в рамках регуляции криптовалют.

Мы могли бы использовать этот шанс. Да, с оглядкой, что нужно больше мониторить ситуацию, как она будет развиваться, но мы могли бы реализовать уникальную возможность для страны.

На мой взгляд, регуляция криптовалют и ICO могла бы состоять из 2 основных положений:

1. Уведомительный характер ICO, то есть когда компания, которая планирует ICO, подает в Центральный Банк сведения о компании, о продукте, отдает whitepaper, списки сотрудников и учредителей, указывает официальные кошельки в криптовалютах. А ЦБ проверяет списки на состоянии в списках мошенников, связанными с финансовыми транзакциями, на участие в финансовых пирамидах и так далее. И так как эта функция уже закреплена за ЦБ, вокруг него возникнут новые специалисты – аудиторы, эдвайзеры, те же Big4, и другие которые могут читать whitepaper, консультировать по подготовке документов и т.д. И так как ICO уже перейдет в легальное поле, сюда смогут заходить крупные компании, которые сейчас ограничены в действиях из-за непонятного правового статуса ICO. А самое главное, что России нечего терять: у нас нет ни фондового рынка огромного, ничего глобально важного для финансовой системы. А ICO позволяет дать шанс раскрутить финансовую площадку. И при этом мы можем такую практику выстраивать, опираясь на западное законодательство – и IMEO, и FATF. И применять санкции к нарушителям регулирования, когда операции проходят «мимо кассы» — проще простого в блокчейн.

2. Убрать риск того, что физлица сейчас все свои деньги спустят на криптовалюты. Во-первых, там не так много денег осталось (статистика говорит о том, что большая часть населения не имеет сбережений). У тех же, у кого деньги есть, они знают, что с этим делать. Конечно, легче всего запретить, но как мы понимаем люди на волне популярности будут и «у цыган покупать железные монеты с надписью “биткоин”». То есть запретами человеческую глупость не остановить. А вот контролировать процесс и направить его в нужно русло развития можно: например, сделать реестр кошельков с криптовалютой. И люди будут понимать, что регулятор подключен к системе и, заводя криптокошелек, оператор отправит данные об этом в ЦБ. Это можно сделать через механизм открытия счетов в банках. Так мы исключим ситуацию, которая сейчас есть с закрывшимися биржами, когда деньги заморожены. Кошелек регистрируется в системе напрямую и это не подделка.

Почему вообще это возможно? Потому что у нас есть наличные деньги. Если бы их не было, то конечно, было бы легче все запретить и закрыть. Но наличные деньги есть, физическое лицо снимает их со своего счета и куда-то несет. Куда – ни банк, ни, тем более, ЦБ не может до конца проконтролировать. Почему нельзя к криптовалютам применить такой же подход, как к наличным? То есть человек снял со своего счета, купил криптовалюту. Раз мы можем регулировать наличные по оборотам и объемам, точно так же можно регулировать покупки и количество криптовалюты. Есть лимиты по количеству наличных, которые можно снять со своего расчетного счета. У нас ведь есть понятия обналички и контроля обналички. Точно так же и здесь. Если это его деньги, пусть снимает. А когда пойдут сомнительные транзакции, то может сработать та же система финмониторинга, которая работает и сейчас.

Зато государство сможем контролировать эту деятельность, понимать ее объем, операции с криптовалютами перейдут в правовое поле и «в светлую зону». В предлагаемом мною случае будет все понятно: какие объемы и как часто проходят по транзакциям. С этими данными можно уже работать, анализировать и принимать дальнейшие решения.

В рамках регуляторной песочницы можно использовать Фонд инноваций Сколково. Во- первых есть уже отдельный закон с налоговыми льготами, во-вторых есть большое экспертное сообщество при фонде, представленное как российскими, так и иностранными экспертами. В-третьих, есть территория со всей необходимой инфраструктурой, если необходимо физически выделить место для офисов компаний.

Повторюсь, такая регуляция предназначена помочь стать России международным финансовым центром. Этот шанс глупо не использовать. И красивые, простые решения лежат на поверхности. Если приравнять обороты по криптовалюте к обороту наличных денег через контроль и белый лист кошельков, будет намного проще. Да, конечно, кто-то может не отчитаться, как и сейчас могут быть прецеденты, когда люди не отчитываются об иностранных счетах. Но для этого и есть законодательство, которое может предусмотреть штрафы и санкции для подобных случаев. Но мы выведем из черной непонятной зоны всех, кто может и готов работать в белую. Ведь с наличными та же ситуация: на 80-90% обналички – это не поддержка терроризма или других подобных структур, а выплата зарплаты обычному работнику в малом и среднем бизнесе. И камень преткновения лежит в завышенных налогах, которые считаются на зарплату. Уберите их, поставьте 10-15% на любую зарплату – и увидите, как рынок обналички будет сдуваться колоссальными темпами, потому что никто не хочет ходить под статьей. Но при этом при текущей экономической ситуации не у всех бизнесов есть возможность платить все налоги. А сейчас есть выбор: или статья, или отсутствие прибыли в бизнесе, то есть отсутствие бизнеса. При 15% проще будет платить полностью налоги и спать спокойно, потому что еще и прибыль останется. А предприниматель ведь работает за прибыль, он для этого и пошел на риск развивать бизнес.

Как видите, можно работать с последствиями, как в примере с борьбой с рынком наличных, а можно устранить первопричину. Можно запрещать или закрывать глаза, но если в криптовалютах будет доходность, люди найдут возможность его купить. Так проще возглавить такое движение. Ключевая ценность биткойна или эфириума в том, что они являются общепризнанными во всем мире. Криптовалюта тем и хороша, что она международная, принята всеми, подтверждается международным инвестиционным спросом и не имеет одного центра эмиссии.

Говоря о регуляции, хочу обратить ваше внимание еще на один факт. Сейчас в России банкинг работает на минимальных комиссиях. Если посмотреть на Европу, вы увидите, что там за каждый шаг, справку и операцию прекрасно банки берут комиссии и зарабатывают на этом миллионы евро. Почему так сложилось у нас? Потому что есть пока еще конкуренция. Конкуренция создает давление на рынок, рынок отвечает снижением цен и повышением качества продукта. Так мы получили и мобильные банки, и банки в «Телеграме», и терминалы на улицах – у нас есть масса возможностей получать услуги по низким ценам, а иногда и бесплатно. Была ли для этого специальная регуляция? Наоборот, было время отсутствия жесткой регуляции, при том, что существующие законы не запрещали так действовать.

То есть чем позже приходит регуляция в отрасль, тем больше и качественнее создается игроков, которые потом можно регулировать. Посмотрите на наши розничные сети: у нас прекрасные магазины по всей стране, полностью решен вопрос дистрибуции товара не за государственный счет, не за счет какой-то федеральной программы развития, а по частной инициативе, которая обеспечивала питанием и товарами первой необходимости практически каждый клочок нашей земли. И сейчас, когда уже система устоялась, в отрасль пришла регуляция. По большому счету, это тоже уже не нужно, потому что сложилась среда и поставщиков и покупателей: если у тебя хороший товар, ты давишь на розничную сеть, тебя ждут; если у тебя плохой товар, ты вынужден обивать туда пороги и пробиваться, но монополии ни у кого нет. Ты как розничная сеть монополизируешь свою какую-то историю, соседняя сетка дает хорошие условия поставщику, и он переходит туда. Это рынок, где не должно быть одной сети, одной Почты России, а должно быть много операторов, тогда возникает качественный продукт. И чем позже регуляция приходит, тем более качественный продукт возникает.

Возвращаясь к вопросу блокчейна: основной его плюс, который еще не все оценили, – это децентрализация, на которой строится всегда более стабильная система, потому что нет узлового пункта, удар по которому приведет к полному краху. И хайп вокруг криптовалюты сейчас, и заработки, когда на 10% в день происходит рост – это стимуляция отрасли для притока туда специалистов, которая сейчас идет за счет денег инвесторов. Многие специалисты приходят в криптоэкономику, развиваются, потому что появились заработки. Это как, в свое время, найденное на Аляске золото повлекло развитие территории, приток туда людей. Как правило, такие вещи происходят благодаря частной инициативе, а она всегда запускается за счет жадности. Но плюс в том, что из-за одного удачного проекта жадность и интерес запускает тысячи проектов. Конечно, успеха достигают единицы, но такая масса из 1000 проектов создает что-то мощное. Все, что мы сейчас видим вокруг себя: освещение, компьютеры, умные машины – это все результат сотен тысяч судеб. Много людей не достигли успеха, но тоже внесли свой вклад, потому что мы знаем, что любое мало-мальски хорошее решение на рынке тут же копируется конкурентами. Даже если посмотрим на мобильные банки, на интернет-банки, мы увидим, что это труд не одного банка – любой банк, который заявляет, что он сейчас лучший на рынке, абсорбировал опыт всех банков вокруг.

Так что сейчас действительно время криптолихорадки, когда и математики, и специалисты идут в эту отрасль, а потом мы должны получить: снижение издержек в банкинге, упрощение нотариата, упрощение медицинских карт, паспортного контроля – мощные системы, которые работают в автоматическом режиме, избавляя нас от недоверия. Ключевой вопрос блокчейна – это доверие. А доверие всегда снижает стоимость издержек. Когда ты доверяешь человеку, сделка проходит по самой минимальной надбавке за недоверие – контроль, аудит, due deal. Так и появляются действительно бесплатные переводы, бесплатное ведение счетов и другие услуги.

Резюмируя, хочу сказать, сейчас главное увидеть возможности и первыми их использовать, продвигать на весь мир, чтобы получить приток специалистов со всего мира, развитие и правильный имидж, потому что есть уже «морковка» в этой отрасли. Не нужно вкладывать и развивать за свои деньги, нужно просто разрешить. То есть ситуация может развернуться в нашу сторону, в сторону того же Международного финансового центра, который сделал площадку для ICO. На сегодняшний день весь рынок криптовалюты составляет менее 1 триллиона долларов. Это не очень большие деньги в рамках мировых финансов и это не тот риск, который может что-то разорвать и разрушить, но это возможность.