Адвокат бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева сообщила о том, что двусмысленности в переговорах экс-министра с Игорем Сечиным, которые могли трактоваться как взятка, в контексте 2016 года выглядят однозначно.

Неоднозначные места в стенограмме переговоров главы «Роснефти» Игоря Сечина и бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева, которые могут трактоваться как взятка (например, фразы «поручение» и «еще не собрали объем»), касались «промежуточного этапа приватизации «Роснефти» и «возможности самовыкупа акций». Об этом адвокат экс-главы ведомства Виктория Бурковская рассказала РБК.

«Оценка обоснованности обвинения в части содержания разговора руководителя «Роснефти» и Улюкаева невозможна без учета высказывания президента России на саммите БРИКС», — пояснила она. Владимир Путин, как напомнила Бурковская, выступая на Гоа в 2016 году, сказал, «что деньги от продажи акций «Роснефти» должны поступить в бюджет в 2016 году». «Также он указал на возможность самовыкупа акций компанией «Роснефть» как промежуточный этап приватизации», — уточнила она, добавив, что «это поручение и обсуждали участники разговора».

«Исполнение его [этого поручения] действительно затянулось», — отметила адвокат. «Как видно из стенограмм, покупать пакет «Роснефти» особо никто не хотел», — заметила Бурковская, добавив, что «объем», о котором говорил Сечин, — «это почти 700 млрд руб., которые надо было собрать «Роснефти» для самовыкупа». «Это, конечно, требовало времени», — подчеркнула защитница. «То есть, если поместить разговор в исторический контекст 2016 [года], очевидно, что ничего двусмысленного в нем нет и не может быть», — заключила она.

В октябре прошлого года, выступая на пресс-конференции в Гоа, Владимир Путин назвал возможный выкуп «Роснефтью» собственных акций «промежуточным вариантом» приватизации нефтяной компании. «Вы правы абсолютно, мы к этому и не стремимся», — отреагировал он на слова одного из корреспондентов о том, что выкуп «Роснефтью» своих акций не будет «полноценной приватизацией».«Вопрос не в том, чтобы обеспечить buyback для выкупа собственных акций компании «Роснефти» и на этом успокоиться и заснуть благополучно, ни о чем не думая. Нет.

Если это будет сделано, это как промежуточный шаг, для того чтобы сделать следующие — по истинной приватизации, в том числе с привлечением стратегических инвесторов», — говорил президент, отмечая, что «если «Роснефти» удастся осуществить продажу своих собственных акций вместе с правительством России, то это будет естественный шаг, настоящая большая приватизация крупной российской собственности, не теряя крупного пакета».

«Бюджет России должен получить деньги от продажи акций «Роснефти» в этом году», — заключил тогда Путин.

Бывший глава Минэкономразвития Алексей Улюкаева был задержан 14 ноября прошлого года по подозрению в получении взятки в размере $2 млн. Эту сумму, как полагает следствие, экс-министр надеялся получить за положительную оценку сделки по приватизации «Башнефти» «Роснефтью». На следующий день Улюкаева поместили под домашний арест.

Спустя несколько месяцев, 5 сентября, во время судебного заседания прокурор зачитал стенограмму переговоров Сечина и Улюкаева, которые предшествовали задержанию бывшего главы ведомства. В ходе этого разговора Сечин извиняется за то, что «затянули выполнение поручения». «Собирали пока объем», — объясняет глава нефтяной компании и просит принести чай и «корзинку с колбасой».

Газета «Ведомости» позже опубликовала фотографию корзины с колбасой, на которой можно было рассмотреть фирменный ярлык «От Иваныча». Такая корзинка, по данным издания, является традиционным подарком Игоря Ивановича Сечина его друзьям и деловым партнерам. Пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев после этого заявил, что «никакого отношения к содержанию рассматриваемого дела [Улюкаева] корзинки не имеют».

Сам Сечин 8 сентября назвал обнародование стенограммы его разговора с Улюкаевым «профессиональным кретинизмом». Позже он сравнил его с приемом спецслужб. «Есть такой термин — «отключение внимания на негодный объект», — сказал он, комментируя свою фразу о «корзинке с колбасой».

Позже, перед очередным судебным заседанием по делу Улюкаева 13 сентября, пресс-секретарь Замоскворецкого суда Эмилия Хиль, как передает корреспондент РБК, попросила прессу «в связи с многочисленными публикациями о колбасе» писать о происходящем на процессе «немножко корректнее». Это, как пояснила Хиль, связано с недовольством Сечина. «Естественно, он сам [Сечин] мне не звонил, он не опустится до моего уровня», — добавила пресс-секретарь. В среду, 13 сентября, в Замоскворецком суде проходит пятый день допроса свидетелей по этому производству. РБК ведет оттуда прямую трансляцию.

Алина ФАДЕЕВА, Евгения МАЛЯРЕНКО