Промсвязькапитал Б. В. братьев Алексея и Дмитрия Ананьевых на 29 января был владельцем 70,05% акций Промсвязьбанка, следует из опубликованных банком документов. До этого Промсвязькапитал владел 50,03% акций банка. Братьям могла перейти доля негосударственных пенсионных фондов (НПФ), владевших около 20% акций, следует из документов банка: из списка акционеров исчезли НПФ «Будущее», «Сафмар» и «Доверие».

Фонды продали свои пакеты на Московской бирже накануне санации Промсвязьбанка – конечным их приобретателем должен был стать банк, следует из его иска. Там указано, что 14 декабря Промсвязькапитал Б. В. заключил с банком договор купли-продажи бумаг: банк приобретал 223 млрд своих акций за 16,5 млрд руб. – деньги пошли на расплату с пенсионными фондами. Промсвязьбанк перевел эти деньги на счет Промсвязькапитала в своем кипрском филиале, указано в иске.

Но акций, которые оплатил Промсвязьбанк, у него не оказалось: в списке акционеров на конец января банка нет. Хотя в иске сказано, что сделку по приобретению 20,02% своих акций банк все-таки совершил, а деньги утратил, поскольку такой пакет из-за списания капитала до 1 руб. теперь стоит всего 15 коп.Данные подготовлены на основании реестра акционеров Промсвязьбанка на 28 января, сообщил его представитель. Он не стал комментировать, почему у банка не оказалось 20% его акций и как они перешли к Промсвязькапиталу. Промсвязьбанк в квартальном отчете указывает реестродержателем «РДЦ Паритет». По телефону, указанному на его сайте, ответили, что комментариев не дают. ЦБ на вопросы не ответил. Представитель Промсязькапитала в суде Александр Ванеев от комментариев отказался.

Вряд ли Промсвязькапитал выкупил у Промсвязьбанка этот пакет обратно – скорее всего, это банк отказался принимать акции на свой баланс, говорит партнер Tertychny Agabalyan Иван Тертычный. В иске банк указывает, что считает эту сделку ничтожной, а поскольку ничтожная сделка по закону не порождает правовых последствий независимо от признания ее таковой судом (в этом отличие ничтожных сделок от оспоримых), то и бумаги банк принимать отказался, продолжает он: «Если бы банк признал, что владеет этими акциями, то было бы странно заявлять в иске о том, что сделка является ничтожной».

В случае внебиржевой сделки заключается договор купли-продажи, в котором прописывается дата расчета по денежным средствам и дата поставки ценных бумаг, говорит гендиректор спецдепозитария «Гарант» Татьяна Есаулкова: «Возможно, бумаги, согласно такому договору, должны были перейти банку через месяц после сделки или позже». Если бумаги поступили на счет депо, то банк не может их не взять на баланс – это будет нарушением его бухгалтерской отчетности, отмечает она. Если же в раскрытии информации банк сознательно допустил нарушение, то в случае проверки со стороны ЦБ ему грозит штраф, продолжает она, замечая, что это серьезные риски для банка и вряд ли бы он так сделал.

Дарья БОРИСЯК, Александра АСТАПЕНКО