Как стало известно "Ъ", защита фигурантов уголовного дела о хищениях в принадлежавшем Анатолию Мотылеву М-банке обратилась в Генпрокуратуру с просьбой разобраться в обстоятельствах их уголовного преследования. По версии адвокатов, СКР с 2015 года рассматривает техническое кредитование внутри банковской группы Анатолия Мотылева, направленное на улучшение отчетности перед ЦБ, как хищение средств. Между тем участники схемы платили по займам проценты, а не вернули их друг другу из-за краха финансовой империи господина Мотылева.

По версии ГСУ СКР, гендиректор ООО «Брокерские и депозитарные услуги» (БДУ) Станислав Маркеев, вступив в преступный сговор с Анатолием Мотылевым, его бывшей секретаршей Ольгой Ивановой и «неустановленными» лицами, 18 марта 2014 года заключил кредитный договор с М-банком на 700 млн руб. Деньги были перечислены БДУ, затем переведены на счета организации в банк «Российский кредит», подконтрольный господину Мотылеву, и присвоены участниками преступной группы, действия которой следствие квалифицировало по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере).

Станислава Маркеева, в течение двух лет проходившего по делу свидетелем, в августе прошлого года задержали, а потом и арестовали за это хищение. Вместе с ним под стражу взяли Ольгу Иванову, а Анатолия Мотылева объявили в розыск, в котором он до этого находился за хищение средств «Роскредита».

Господин Маркеев, попав в СИЗО, начал активно сотрудничать со следствием, рассказав о трех кредитах М-банка и «Роскредита», прошедших через БДУ. По его словам, займы на 700 млн, 800 млн и 500 млн руб. БДУ получило в этих банках по просьбе сотрудника «Российского кредита» Владимира Кима, который был задержан еще в 2015 году, но потом освобожден. Незначительная часть кредитных средств использовалась БДУ, но в основном они передавались между М-банком и «Роскредитом», по версии обвиняемого и его защиты, для увеличения официальных показателей финансовой деятельности банков перед ЦБ. При этом все кредитные средства не покидали банковскую группу Анатолия Мотылева, она же выплачивала проценты по техническим займам. Так, по подсчетам защиты, «Роскредит» полностью погасил займы на 800 млн и 500 млн руб. За кредит, вмененный в вину Станиславу Маркееву, тот же банк заплатил 90 млн руб. процентов, но полностью не рассчитался, так как у него и других банков, входивших в финансовую империю Анатолия Мотылева, в 2015 году ЦБ отозвал лицензии. Оставшиеся после ликвидации банков долги превысили 150 млрд руб.

Теперь защита просит генпрокурора Чайку проверить версию технических займов, которую отвергло ГСУ СКР, а также поспособствовать со стороны надзорного ведомства объединению всех уголовных дел, связанных с давно проживающим в Британии Анатолием Мотылевым, что может дать полную картину происшедшего. Следствие же, полагают адвокаты, по какой-то причине оценивает только один из трех кредитов.

Кстати, по утверждению Станислава Маркеева, Анатолия Мотылева он никогда не видел, а со своей предполагаемой подельницей Ивановой якобы познакомился только в марте этого года на очередном продлении арестов. Оперативно получить комментарии в СКР и Генпрокуратуре не удалось.

Николай СЕРГЕЕВ