По расчетам Всемирного банка, численность трудоспособного населения России сократится к 2030 году на 11 млн человек до 89 млн человек. Что это будет означать для экономики?

Демография — это самый недооцененный тренд, затрагивающий страны мира, и особенно Россию. Почему? Потому что демография затрагивает две ключевые основы экономики: во-первых, предложение рабочей силы в стране или точнее — численность трудоспособного населения в возрасте от 15 до 64 лет; и, во-вторых, коэффициент демографической нагрузки, показывающий отношение численности населения моложе 15 лет и старше 64 лет к трудоспособному населению.

В России эти две основы экономики начинают расшатываться. Управление демографическими сдвигами станет одной из тем для дискуссий на ПМЭФ-2018.

Согласно нашим расчетам, численность трудоспособного населения России, в соответствии с прогнозами, должна сократиться со 100 миллионов человек в 2015 году до 89 миллионов человек к 2030 году. При этом показатель демографической нагрузки, как ожидается, вырастет с сегодняшних 50% до почти 58% к 2030 году. Другими словами, трудовые ресурсы России (выраженные в виде показателя численности трудоспособного населения) сокращаются, а количество нетрудоспособного населения растет.

Другие крупные экономики, например, Китай, Япония и Германия, тоже сталкиваются с проблемой сокращения численности рабочей силы. Это плохая новость для экономического роста, поскольку, при прочих равных условиях, чем меньше в стране работников, тем меньше объем выпуска продукции и тем ниже уровень потребления.

В действительности, лишь немногим странам удалось достичь экономического роста без соразмерного увеличения численности своего населения. Интересно отметить, что исключение из этого правила составляют Россия и страны СНГ.

За период с 1995 по 2008 годы население России сократилось на 3,8%, в то время как ВВП страны вырос почти вдвое. Аналогичные результаты отмечались в Болгарии, Венгрии и Польше. Эти исключения не случайны – подавленная экономическая активность, которая выплеснулась в постсоветскую эпоху, более чем компенсировала сокращение населения. Действительно, существуют факторы, которые способны «перевесить» фактор сокращения населения, но глубокие макроэкономические и социально-политические потрясения, такие как, переход от социализма к капитализму, вряд ли можно рекомендовать в качестве подхода к решению проблемы сокращения численности рабочей силы.

Определяет ли демография нашу судьбу?

Скажем так, это зависит от того, как государственная политика решает демографические проблемы. Совершенно очевидно, что отправная точка заключается в том, чтобы обеспечить фактическую занятость и работу как можно большему числу граждан трудоспособного возраста. Хорошим (хотя и несовершенным) критерием служит уровень безработицы. В России этот показатель находится на исторически низком уровне и составляет 5,2%.

А что может сделать правительство в ситуации, когда уровень безработицы уже находится на низком уровне? По существу, есть три варианта.

Во-первых, государственная политика может повлиять на уровень рождаемости в стране. Государства предпринимали попытки заставить граждан заводить больше детей: в Китае в 2016 году была отменена политика «одна семья – один ребенок», а в Сингапуре проводилась программа «Национальная ночь». Даже Россия поддалась этому искушению: помните «День семейного общения» в Ульяновске?

К сожалению, как бы правительства ни старались, подобные схемы идут вразрез с сущностью экономического развития. Почитайте классический труд, написанный двумя экономистами в соавторстве с лауреатом Нобелевской премии Гарри Беккером (один из моих наставников в Чикагском университете) под названием «Человеческий капитал, фертильность и экономический рост» Human Capital, Fertility, and Economic Growth, в котором показан компромисс между количеством и качеством, с которым сталкиваются семьи в странах по мере их развития и роста.

Повышение уровня образования и расширение возможностей для трудоустройства означают, что женщины откладывают решение о рождении детей, при этом семьи делают выбор между количеством (больше детей) в пользу качества (иметь меньше детей, инвестируя при этом в их человеческий капитал: здоровье и образование). На другом конце спектра находятся сельские, аграрные экономики, где семьи делают противоположный выбор, предпочитая иметь больше детей (с меньшими инвестициями в развитие их человеческого капитала), поскольку это дает дополнительные рабочие руки. Поэтому попытки преломить естественный этап развития с помощью механизмов, направленных на увеличение рождаемости, по большей части бесполезны. Семьи должны сами принимать решение о размере семьи.

Второй вариант государственной политики, имеющийся в распоряжении правительств, — это повышение пенсионного возраста. В России пенсионный возраст в настоящее время составляет 60 лет для мужчин и 55 лет — для женщин, что значительно ниже уровня других европейских стран. Один из аргументов, который часто приводится против повышения пенсионного возраста, состоит в том, что в России низкая продолжительность жизни. Однако комментаторы при этом упускают из виду тот момент, что, говоря о низкой продолжительности жизни, они имеют в виду ожидаемую продолжительность жизни при рождении. На самом деле, важна продолжительность жизни к моменту выхода на пенсию.

Статистические данные (за 2010 год) показывают, что ожидаемая продолжительность жизни при выходе на пенсию в России составляет 14,3 лет для 60-летнего мужчины и 23,9 лет для 55-летней женщины. Интересно отметить, что ожидаемая продолжительность жизни женщин в России на 2,6 лет выше среднего показателя по странам ОЭСР, тогда как ожидаемая продолжительность жизни мужчин ниже среднего показателя по ОЭСР примерно на ту же величину. Так что аргументы в пользу повышения пенсионного возраста для женщин еще более убедительны!

Проблема с применением этих двух вариантов заключается во временнóм лаге. Даже если бы стимулы для граждан к рождению большего числа детей оказались успешными, потребовалось бы, как минимум, 15 лет для того, чтобы ребенок, рожденный сегодня, мог считаться трудоспособным членом общества. И даже если бы пенсионный возраст был повышен в настоящий момент, воздействие этой меры оказалось бы не быстрым.

Итак, мы подошли к третьему, последнему варианту – миграции. Этот вариант может дать государствам почти немедленный эффект. Например, такие страны, как Австралия, Канада, Новая Зеландия и США словно магнит притягивают к себе высококвалифицированных экономических мигрантов, тем самым смягчая эффект сокращения численности отечественной рабочей силы.

А как обстоят дела в России? Несмотря на то что Россия является принимающей страной для большого количества мигрантов и в последние годы достигнут прогресс в привлечении высококвалифицированных мигрантов, существующий дефицит квалифицированной рабочей силы покрывается не за счет миграции.

Хотя на долю въезжающих в Россию мигрантов приходится от 4 до 6% численности трудоспособного населения, согласно выводам нашего доклада почти 90% мигрантов приезжают в Россию из стран, где средний уровень когнитивных навыков работников ниже, чем в России, подтверждением чему служат средние баллы по Международной программе оценки образовательных достижений учащихся (PISA).

Более того, процесс привлечения высококвалифицированных специалистов становится все более конкурентным. Это объясняется тем, что численность трудоспособного населения в мире растет медленнее, чем раньше, и конкуренция за талантливых специалистов в глобальной экономике становится все более острой. Поэтому не случайно, что страны, традиционно открытые для миграции, такие как Австралия и США, имеют все шансы увеличить численность своего трудоспособного населения. Таким образом, у России есть возможности улучшить свой потенциал в этой сфере.

Привлечение высококвалифицированных мигрантов и повышение пенсионного возраста (особенно для женщин) остаются для России двумя наилучшими вариантами государственной политики для решения проблем, обусловленных меняющейся демографией. С учетом того что ожидаемая продолжительность жизни в России увеличилась с 65,5 лет в 2005 году до 71 года на настоящий момент, сейчас для этого благоприятное время.

Говоря о продолжительности жизни, хочу поделиться поразительным личным выводом. Но об этом я расскажу в следующей колонке. Немного подскажу: речь пойдет о моем, так называемом, «российском близнеце».

Апурва САНГИ