Проблема черного списка клиентов банков обострилась с неожиданной стороны. Как выяснил "Ъ", официальная позиция Банка России, что банк сам решает, кого вносить в список, оказалась некорректной. Формально это действительно так, однако по факту регулятор все больше усиливает надзор в части противодействия легализации преступных доходов (ПОД/ФТ), во многом дублируя действия банков, выявляя «сомнительных» клиентов и запрашивая кредитные организации об излишней лояльности к таковым. Банки просят смягчить подход регулятора, но ЦБ готов идти на уступки только в реабилитации уже попавших в черный список отказников.

Как рассказали "Ъ" в ряде банков, ЦБ требует от них отчитываться как по каждому факту отказа клиенту в обслуживании или в проведении операций (то есть, по сути, во включении в черный список), так и по фактам отказа от права сделать это в отношении клиентов, которые кажутся сомнительными регулятору.

Черный список отказников ЦБ рассылает банкам и другим финансовым организациям с июня 2017 года. В него попадают клиенты, которым банки отказали в обслуживании или проведении операций из-за подозрений в нарушении антиотмывочного законодательства. Двухуровневый механизм реабилитации — исключения из списка клиентов — заработал с апреля 2018 года. По данным ЦБ, на 1 мая число реабилитированных клиентов из черных списков превысило 4,5 тыс.

В Банке России пояснили "Ъ", что «с ноября 2017 года в форматы многостороннего обмена информацией о случаях отказа клиентам кредитных организаций включена информация о причинах такого отказа». По факту же ЦБ ежемесячно запрашивает эту информацию у банков в рамках надзора. Также ежемесячно регулятор запрашивает банки о причинах нереализации права на отказ в отношении клиентов, действия которых «смущают» регулятора. Дело в том, что аналитические модули позволяют регулятору вычленить клиентов, которые ведут себя «подозрительно» при проведении межбанковских расчетов. Например, в принципе не платят налоги или же с неочевидной целью гоняют средства между своими счетами или по кругу одних и тех же лиц. Кредитные организации эту картину, как правило, не видят, им доступны лишь трансакции внутри банка.

Оценка сомнительности операций у ЦБ и банков может отличаться. «В итоге банк должен, по сути, доказывать регулятору, что ничего сомнительного в деятельности клиента нет и подобные операции характерны для конкретной компании»,— отметил собеседник "Ъ" в банке топ-100.

С марта 2018 года запросы об операциях клиентов стали дополняться новыми пунктами, призванными выявить подозреваемых в снятии наличных, продаже валютной выручки налево, систематическом перечислении средств физлицам. Участники рынка признают внимание к этой информации обоснованным: по данным ЦБ, за весь 2017 год объем сомнительных операций достиг 422 млрд руб., и из них 326 млрд руб.— это операции по обналичиванию.

Однако нередко такие операции не являются противоправными, между тем отчитываться по ним все равно приходится. «В моем банке в запросах, относящихся к перечислению средств физлицам, регулярно фигурируют ИП, переводящие средства на свой личный счет после уплаты налогов»,— отметил собеседник "Ъ" из банка топ-300. Платежи внутри банка ЦБ не видит и может подозревать обналичивание там, где его нет, соглашается с ним собеседник "Ъ" из банка топ-100.

В Банке России традиционно не комментируют конкретные надзорные действия, но отмечают, что «при осуществлении надзорной деятельности по вопросам ПОД/ФТ регулятор оценивает адекватность принимаемых кредитной организацией мер при реализации полномочий, предоставленных законом». В итоге повышение качества внутреннего контроля в целях ПОД/ФТ в банковском секторе, как ранее отмечал зампред ЦБ Дмитрий Скобелкин, привело к сокращению объемов проведения сомнительных операций. С 2013 по 2017 год объемы незаконного вывода средств снизились более чем в 20 раз, обналичивания — в 3,8 раза.

Другое дело — какой ценой достигнуты эти достижения. И речь не только о растущих расходах на комплаенс, но и о стремлении банков уклониться от претензий регулятора и потому полагаться на его суждение. «Очевидно, что пришедший в рамках надзора запрос от ЦБ в отношении якобы сомнительного клиента воспринимается банком как прямое руководство к действию,— рассуждает глава коллегии адвокатов "Старинский, Корчаго и партнеры" Евгений Корчаго.— И так как несогласие с позицией регулятора по вопросам ПОД/ФТ — прямой путь к отзыву лицензии, поэтому заступаться за клиента кредитная организация не будет — просто откажет ему в обслуживании».

Банки дублирование противолегализационного контроля не устраивает. «Очевидна проблема в уровне доверия регулятора к компетенции комплаенс-службы банков,— отмечает глава комитета АРБ по ПОД/ФТ Инна Родригес.— При этом банки лучше регулятора знают своих клиентов, тогда как регулятор видит общую картину. В таких условиях нам важно единство подходов и доверие». ЦБ, судя по всему, считает существующий сейчас уровень доверия приемлемым. При этом регулятор готов идти на уступки при реабилитации клиентов банков, попавших в черные списки.

Вероника ГОРЯЧЕВА