Банкир и миллиардер считает, что смерть — лучшее изобретение Бога, мечтает, чтобы его сын бросил университет, и не любит людей в галстуках.

На деловой завтрак Сбербанка, с которого начался второй день Петербургского международного экономического форума, Олег Тиньков F 43 опоздал. Поэтому в зал его не пустили, и одному эксцентричному банкиру пришлось смотреть на другого эксцентричного банкира (а индийский мистик Садхгуру, приглашенный Германом Грефом на форум, у многих вызвал как минимум недоумение), из комнаты для прессы. Но к началу персональной сессии Тинькова, на которой интервьюировать его пришел Владимир Познер, банкир уже какое-то время сидел на сцене, составляя с ведущим впечатляющую колористическую пару. На Тинькове были желтые ботинки, у Познера из-под брюк выглядывали ярко-красные носки. Forbes послушал о, чем говорили самые стильные гости ПМЭФ и отобрал самое важное из ответов Тинькова.

О гербе. «У нас был директор по маркетингу Самвел Аветисян, он работал в библиоткеке и откопал, что Тиньковы — это дворянский род. Я начал разбираться — действительно так. Я родился в Сибири, они [предки] были сосланы Сталиным как зажиточные. И существовал дворянский герб семьи Тиньковых — он настоящий, я его так и взял. Единственное, что добавилось — это год, я долго не понимал зачем Самвел его поставил. А потом я поехал с командой [на вело-соревнования] и увидел этот год на пивоварне «Гиннес». И я понял что он это с «Гиннеса» просто содрал».

О Викторе Цое. «Я считаю, что перестройка и вообще все что случилось — это сделал Виктор Цой. Он пел о том, о чем думали мы. Вот это: «Мы не можем похвастаться мудростью глаз и умелыми жестами рук. Нам не нужно все это, чтобы друг друга понять». Все его фразы — это фразы моего поколения. Это то, что подточило Советский Союз окончательно. Мы вышли на улицы. И я вышел на Дворцовую площадь в 1991 году».

О мазохизме и предпринимательстве. «Быть предпринимателем — это значит нести колоссальный моральный груз. Каждый день. Нужно быть мазохистом, по-настоящему любить это. Ты постоянно в риске, ты с этим живешь. Есть люди, у них бывают неврозы, еще что-то... А у тебя — постоянный невроз, ты знаешь, что можешь все потерять, у тебя могут все отнять. Это огромный талант — быть предпринимателем. И когда мне напишут на могильной доске «предприниматель« это будет лучший комплимент».

О том, можно ли выучиться на предпринимателя. «Я многих разочарую, но безусловно [предпринимательство] — это талант и невозможно этому обучиться. Лучшие предприниматели, которые меняли мир — от Форда до Стива Джобса — все бросили университеты и не доучились. Ваш покорный слуга бросил Ленинградский горный институт на третьем курсе… У меня сын поступил в USC (University of South Carolina — Forbes) и если он бросит его через три года — это будет лучшая для меня вещь».

О смерти и мотивации. «Что по настоящему дает драйв, силу и веру — то, что ты можешь что-то поменять в этой жизни. Вообще, считаю что самое главное изобретение Бога — это смерть. И если бы не было смерти, мы бы не развивались. А когда ты живешь и каждый день думаешь, что это может быть твой последний день: «А может сегодня я буду кататься с друзьями по каналу Мойки, упаду и утону…», ты начинаешь жить по другому, понимаешь, что должен что-то после себя оставить, изменить, сделать героический поступок... Безусловно, приятно быть в списке Forbes, девушки к тебе лучше относятся, но это не основная мотивация».

О своей роли в банке. «У них [конкурентов] свои проблемы, а наша сила заключается в людях. Есть такой миф... Я сегодня утром разговаривал сАлексеем Мордашовым F 2, он подошел сам: «Вот ты такой предприниматель крутой, но есть одна проблема — вдруг тебя не будет (что-то мы много про смерть говорим), не будет и «Тинькофф банка»… Я вам авторитетно заявляю, что если меня завтра не будет в банке — ничего не поменяется. У меня команда абсолютно гениальна, абсолютно автономна».

Об англичанах. «У нас гениальный CEO Оливер Хьюз, англичанин. Как без англичанина в России? Всегда англичане всем управляли. Исторически. Даже у Саввы Морозова, мы знаем, были одни англичане руководители».

О споре с Михаилом Фридманом. «У нас нет такого понятия, как совет директоров, я не был ни на одном совете директоров... Хотя Миша Фридман F 8, мой друг, меня пугает, что с нашим ростом нам придется бюрократизироваться. А я считаю, что одна из проблем «Альфа-банка» — прекрасного, до которого нам еще далеко — излишняя бюрократия. А он считает, что и у меня будет бюрократия. А я говорю: «Не будет». Очень интересно посмотреть через три года чья точка зрения победит… Но я верю в построение большой организации без бюрократии».

О «совке». «Безусловно, профильное образование — если мы говорим не о предпринимателях, а о специалистах, например, юристах — очень важно. Но для меня это не определяющий факт. Для меня номер один — как человек мыслит. Если хотите — «совок» он или не «совок». Худшее, что человек может придумать — прийти к нам на собеседование в галстуке… Галстуки, костюмы, умное закатывание глаз, желание понравиться — это атрибуты того, что нам его не нужно брать. Это советский человек. А хорошего человека мы и без образования возьмем».

Об отношении к предпринимателям. «Мы спонсоры передачи [Ивана] Урганта, но попасть к Урганту — это была целая история. Как это так? Бизнесмен придет — пусть «бабки» платит, это реклама. Ну что это за подход? Если придет певец или писатель, станет известным и будет больше продавать книг или собирать концертов — это хорошо, а предприниматель — это плохо, потому что он продаст больше… авторучек».

О декриминализации. «Безусловно, страна полна Остапами Бендерами. Мы видели даже на нашем секторе — Промсвязьбанк, банк «Открытие»... Ну это мошенничество, что говорить... Но наказывайте их рублем! Во всех цивилизованных странах все экономические споры решаются экономически.. А у нас сразу в тюрьму, сразу за решетку. Ну зачем вы его за решетку? Вы деньги с него получите. Пусть он заплатит — миллион долларов, десять, двадцать. Нужно декриминализировать все экономические статьи. Они должны, конечно, быть криминальные, но это должна быть последняя стадия: если [предприниматель] заплатил и все равно потом нарушил — его посадили. А у нас сначала посадили, а потом начинаются диалоги с ним… Он никого не убил, никого не ударил. Он общественно неопасен. Все экономические преступления — это какой-то атавизм».

О Китае и политике. «Посмотрите на китайских бизнесменов. Там [в Китае] абсолютно коммунистический диктаторский режим. При этом китайская экономика растет. У них там [предприниматель] строит свой стартап, компанию, у него уже прибыль полмиллиарда долларов, у него работает сто тысяч [человек]. Он даже не знает, какая коммунистическая партия вообще. Российскому бизнесу нужно дистанцироваться от политики и вообще об этом не думать. Можно выражать свое мнение, но это гражданская позиция. У нас же [в бизнесе] все обсуждают, кто там, с кем там, Путин, Иванов, Сидоров... Ребята, давайте делать бизнес! Давайте развивать нашу страну… Не ждите вы от властей этой манны небесной. Все это — политика, власть, кабинеты, кого поставили, заходят-выходят, заносят-относят... Нельзя такую пораженческую стратегию иметь в голове. У настоящего предпринимателя — чем хуже условия, тем он лучше».

Дмитрий ЯКОВЕНКО