Капитала ЦБ хватит, чтобы в случае необходимости выкупить все частные банки России. К такому выводу пришли эксперты РЭУ имени Плеханова в исследовании «Анализ трендов денежно-кредитной системы и финансовых рынков». Однако вряд ли у регулятора возникнет такая потребность: острая фаза санации банковского сектора пройдена, ЦБ приступает к третьему и последнему этапу оздоровления сектора без угроз для финансовой стабильности, заявил в интервью «Известиям» зампред Банка России Василий Поздышев.

Банк России в прошлом году получил убыток на 435,3 млрд рублей. Эта цифра могла быть заметно меньше, если бы не было принято решение перечислить в бюджет 67,8 млрд рублей дивидендов, полученных регулятором от участия в капитале Сбербанка, отмечают эксперты РЭУ имени Плеханова. Убыток сопоставим с суммарной прибылью регулятора за предшествовавшие четыре года, и всё же он не должен вызывать беспокойства, полагают эксперты.

Финансовый результат ЦБ 2017 года был обусловлен как конъюнктурой ставок, которая повлияла на уровень полученных ЦБ процентных доходов в сторону снижения, так и масштабными мероприятиями по санации. При этом ни первый, ни второй факторы неправильно считать разовыми, подчеркнула руководитель департамента финансовых рейтингов НРА Карина Артемьева.

Банк России в течение пяти лет последовательно зачищает банковский сектор от недобросовестных и неэффективных игроков. По старому механизму оздоровлением и ликвидацией занималось Агентство по страхованию вкладов (АСВ). Как рассказал «Известиям» глава АСВ Юрий Исаев, долг агентства перед ЦБ составляет около 800 млрд рублей. В 2017 году появился новый механизм санации — через Фонд консолидации банковского сектора (УК ФКБС). Это позволило ЦБ санировать сразу три крупных частных банка — «ФК Открытие», Бинбанк и Промсвязьбанк. Суммарные расходы на докапитализацию составили около 750 млрд рублей. Кроме того, регулятор помогал банкам ликвидностью.

В целом размер прибыли не характеризует финансовую стабильность ЦБ: гораздо важнее динамика фондов, составляющих капитал регулятора, полагают эксперты РЭУ имени Плеханова. Основную часть капитала Банка России составляют иностранные активы, рублевая стоимость которых росла на фоне ослабления национальной валюты.

Стратегия ЦБ консервативна: он инвестирует в казначейские облигации США, и это основная часть, а также в гособлигации европейских стран, пояснил заведующий лабораторией «Исследования денежно-кредитной системы и анализа финансовых рынков» РЭУ им. Г.В. Плеханова Денис Домащенко. Кроме того, ЦБ размещает свободные средства на счетах в зарубежных банках, добавил он.

Эти активы оцениваются в иностранной валюте, поэтому их рублевая стоимость растет вместе с ослаблением курса рубля. По итогам 2017 года, по данным ЦБ, накопленные курсовые разницы в иностранной валюте составили почти 6,2 трлн рублей. Еще 2,2 трлн рублей приходится на переоценку драгоценных металлов и 48,8 млрд рублей — на переоценку ценных бумаг, имеющихся в наличии для продажи.

Как отмечают авторы исследования, фонд накопленных курсовых разниц является реальной «подушкой безопасности» для финансовой системы. Совокупный капитал ЦБ на начало этого года составил почти 8,4 трлн рублей и сопоставим с общим капиталом всех коммерческих банков. По данным ЦБ на 1 января, капитал банковского сектора составил 9,4 трлн рублей.

— Иными словами, при необходимости Банк России на средства накопленных курсовых разниц по иностранной валюте и драгоценным металлам может «выкупить» все российские коммерческие банки, — отметили в РЭУ имени Плеханова.

Как пояснил Денис Домащенко, на такие меры регулятор может пойти для сохранения стабильности финансовой системы, чтобы не допустить цепной реакции в случае проблем у значимой для экономики кредитной организации.

Однако вряд ли такая необходимость возникнет. Как заявил в интервью «Известиям» зампред ЦБ Василий Поздышев, самый сложный период санации банковской системы уже пройден. На первом этапе — с 2014 по 2017 год — регулятор отзывал лицензии у организаций, которые не являлись банками, а обслуживали теневые, схемные и коррупционные сделки, а на втором этапе ЦБ работал с проблемами наиболее крупных банков, пояснил он. Теперь регулятор перешел к третьему и последнему этапу санации.

В то же время капитализация российской банковской системы может оказаться под давлением уже в среднесрочной перспективе, считает Карина Артемьева из НРА. По ее словам, дело не только в непрозрачной ситуации с «плохими» долгами в банках и адекватностью оценки их активов, но и в планах перейти с 1 января 2019 года на стандарт отчетности МСФО9. Это обяжет банки оценивать как фактически понесенные, так и планируемые убытки. В совокупности это может потребовать оперативной докапитализации ряда проблемных финансовых организаций, считает она. Это не позволит в долгосрочной перспективе соотносить капитализацию коммерческих банков с капиталом ЦБ, так как капитал сектора должен будет расти, резюмировала Карина Артемьева.

Как пояснил Денис Домащенко, дело в том, что коммерческие банки стали меньше рефинансироваться ЦБ, но сам регулятор продолжил привлекать их средства в депозиты, выплачивая проценты. В результате плата за использование денег коммерческих банков выросла сильнее, чем доходы от предоставления им средств в кредит. Но накопленные ЦБ средства позволят ему обеспечить стабильность финансовой системы в среднесрочной перспективе.

Татьяна ГЛАДЫШЕВА, Инна ГРИГОРЬЕВА