Россияне в 2017–2018 годах вошли в тройку самых активных спорщиков в Коммерческом суде Англии и Уэльса. Это объясняется вынужденной бизнес-эмиграцией и признанием решений британских судов по миру.

Стабильное лидерство

Россияне заняли третье место в списке самых активных спорщиков в Коммерческом суде Англии и Уэльса за год с марта 2017 года по апрель 2018-го (поделив его с американцами). За это время были рассмотрены дела с участием 20 юридических и физических лиц из России (речь идет о вынесенных решениях), следует из ежегодного доклада британского консалтингового агентства Portland (есть у РБК), охватившего 158 дел. Свой рейтинг Portland составляет, основываясь не на количестве дел, а на числе участников в каждом из разбирательств (истцов и ответчиков).

По сравнению с периодом 2016–2017 годов Россию опередил Казахстан (31 участник процессов), который поднялся с третьего на второе место. Лидером рейтинга, как и в прошлые годы, с большим отрывом стала Великобритания (267 спорщиков).

Коммерческий суд Англии и Уэльса — это подразделение Высокого суда Лондона по хозяйственным и имущественным делам. Он рассматривает споры по банковскому и финансовому праву, международному частному праву, контрактному праву, сделкам с сырьевыми товарами, вопросам импорта, экспорта и транспортировки товаров, работе рынков и бирж и т.д.

В течение последних трех лет россияне стабильно входят в топ-3 передовиков британского коммерческого судопроизводства. Тройку лидеров по сумме дел и их участников за три года составляют Великобритания (673 спорщика), Казахстан (83) и Россия (70 спорщиков, участвующих в 28 делах).

Громкие дела в Коммерческом суде Великобритании

В судебных разбирательствах в британских судах участвуют многие известные российские предприниматели, пишет Portland. Например, в мае 2017 года именно Высокий суд Лондона отказал президенту компании Inteco Management, супруге бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова Елене Батуриной, во взыскании ущерба с экс-менеджера РАО «ЕЭС» Александра Чистякова, который был ее компаньоном по инвестпроекту в Марокко. Судья Высокого суда полностью отвергла обвинения в мошенничестве, а также пришла к выводу, что у бизнесмена не было каких-либо обязательств по отношению к Батуриной.

В августе 2016 года Высокий суд Лондона постановил обязать основателя и совладельца сети обувных магазинов Carlo Pazolini Илью Резника раскрыть данные обо всех своих активах стоимостью дороже $10 тыс. и вынес вердикт заключить ответчика в тюрьму на срок 18 месяцев за «неуважение к суду».

В июле 2016 года Высокий суд Лондона отклонил ходатайство бывшего владельца банка «Траст» Ильи Юрова об отмене ордера о заморозке активов, которая была введена по иску санируемого в России «Траста» в отношении Юрова и других акционеров банка (Николая Фетисова и Сергея Беляева) в феврале 2016 года. Судья назвал действия Юрова при управлении банков «мошеннической пирамидой».

Одно из самых громких российских дел, которое рассматривается сейчас в Коммерческом суде Лондона — иск UС Rusal к Crispian Investments Романа Абрамовича и Александра Абрамова о запрете продажи акций «Норникеля» компании Whiteleave Владимира Потанина. Слушания по этому иску прошли 27 февраля и 14 мая.

Привлекательная юрисдикция

Обращение российских лиц в английские суды нередко объясняется необходимостью обеспечить исполнение судебного акта на территории Великобритании или в другой стране ЕС, сказал РБК партнер международной юридической компании Herbert Smith Freehills Алексей Панич. «Например, это происходит в случае, когда должник скрылся из России и необходимо предъявить иск за рубежом по месту его фактического проживания в Великобритании, или когда компания-ответчик, принадлежащая российскому бенефициару, находится в Великобритании или ЕС, а также когда имущество ответчика находится в Великобритании или ЕС», — объяснил эксперт. Предъявление иска в российском суде в таких случаях было бы менее эффективным, отметил Панич.

Кроме того, английские суды также известны своим прагматичным и жестким подходом в отношении применения обеспечительных мер при обоснованных сомнениях в добросовестности ответчика, что делает Великобританию «привлекательной юрисдикцией» для истцов, добавил Панич.

Впрочем, 28 дел за три года — «мизер по сравнению с сотнями тысяч дел, которые рассматриваются ежегодно в российских арбитражных судах», сказал РБК партнер адвокатского бюро «Тертычный Агабалян» Иван Тертычный. «Это свидетельствует лишь о том, что есть определенное количество российских граждан, которые постоянно проживают в Англии (например, так называемые беглые банкиры), и иски к ним подают по месту их жительства», — сказал он.

При рассмотрении дела, связанного с Россией, в Великобритании у сторон зачастую есть стремление получить решение о заморозке активов по всему миру, что невозможно в российском суде, объяснил преимущества британского суда в некоторых случаях партнер юрфирмы Nektorov, Saveliev & Partners (NSP) Илья Рачков. Кроме того, британские суды рассматривают дела по договорам между сторонами, которые регулируются английским правом. Наконец, участники таких процессов полагают, что английские суды рассмотрят дело качественнее или быстрее, чем российские (там обычно рассматриваются крупные и статусные дела, в которых возникает много сложных юридических вопросов), рассказал Рачков.


Больше судов

За последний финансовый год совокупное число спорщиков в Коммерческом суде Великобритании возросло на 22%, до 656. При этом большинство участников споров — иностранцы (59,3%), на британцев приходится 40,7%, что свидетельствует о высокой международной репутации британских судов, считает Portland. Агентство приводит лишь абсолютные показатели, не анализируя причины изменения страновой структуры от года к году.

Вхождение Казахстана в число лидеров по количеству споров в суде Лондона объясняется примерно теми же причинами, что и в случае с Россией, сказал Панич. Иски с участием граждан Казахстана можно объяснить множеством дел по процессу о взыскании казахстанским БТА Банком активов своего экс-председателя правления Мухтара Аблязова. В Англии много приближенных к нему лиц, которые стали ответчиками по этому делу, добавил Тертычный.

Ответом Казахстана на такое число споров в Великобритании стало создание в стране арбитражного суда с английскими арбитрами при международном финансовом центре в Астане, напомнил Рачков. Власти поняли опасность того, что такие статусные споры уходят в иностранные юрисдикции, объяснил он.

Позицию США, которые делят третье место с Россией, можно объяснить активным ведением бизнеса американскими компаниями в Великобритании, сказал Панич. «В Великобритании есть несомненные преимущества по сравнению с американской системой: в США многие споры рассматриваются присяжными, которые не являются профессиональными судьями, — объяснил Рачков. — Кроме того, в США существует процедура раскрытия доказательств (discovery), которая может быть весьма обременительна для сторон». Наконец, в США победившей стороне невозможно взыскать судебные расходы, а в Англии можно взыскать если не 100%, то значительную часть судебных расходов за счет проигравшей стороны, добавил эксперт.

Плюс Кипр

Новичком в десятке самых активных спорщиков в британских судах по итогам прошедшего года стал Кипр. По мнению экспертов Portland, это может быть связано с соглашением между Россией и Кипром об избежании двойного налогообложения, которое вступило в силу с изменениями и дополнениями в январе 2017 года. Документ устанавливает льготный налоговый режим, повышая привлекательность Кипра как юрисдикции для структурирования международных операций (то есть российские компании с регистрацией на Кипре стали чаще участвовать в британских судебных процессах).

Олег МАКАРОВ