Сегодня должен был начать работу сервис ФНС «Прозрачный бизнес», который раскрыл бы данные компаний, ранее составлявшие налоговую тайну. Однако вчера служба сообщила о переносе запуска сервиса на два месяца — до 1 августа. По сведениям "Ъ", причиной этого стали просьбы крупного бизнеса (в том числе попавшего под санкции) и госкомпаний. В итоге старт сервиса разбит на три этапа и завершится в декабре 2018 года, сведения же о стратегических предприятиях в нем появятся не ранее 2020-го.

Как сообщила вчера Федеральная налоговая служба, «в связи с большим числом обращений со стороны бизнеса ФНС приняла решение о предоставлении дополнительного времени компаниям для проведения сверок с налоговыми органами данных, которые в соответствии с п. 1.1 ст. 102 НК РФ перестали являться налоговой тайной».

Речь идет о сервисе «Прозрачный бизнес», созданном ФНС для оценки рисков и проверки контрагентов. Первоначально планировалось запустить его в июле 2017 года, но тогда старт не состоялся также из-за просьб бизнеса об отсрочке. По сведениям "Ъ", в последние месяцы госкомпании, а также структуры, оказавшиеся под санкциями, убеждали власти в том, что в период санкций такой сервис запускать не стоит. В итоге была достигнута договоренность о том, что информация о стратегических предприятиях появится в нем лишь после 2020 года.

Данные об остальных компаниях будут открываться в три этапа. По сообщению службы, сведения о применяемых бизнесом специальных налоговых режимах, об участии в консолидированных группах налогоплательщиков, о численности работников появятся в открытом доступе 1 августа 2018 года. Второй этап начнется 1 октября — с этой даты будут раскрыты данных о доходах и расходах (по данным бухгалтерской отчетности), суммы уплаченных налогов, сборов и страховых взносов. Наконец, с 1 декабря в сервис будут загружены суммы недоимки и задолженности по пеням и штрафам, а также данные о налоговых правонарушениях. Напомним, часть этих сведений составляла налоговую тайну до 1 мая 2016 года, однако затем поправки к Налоговому кодексу лишили их такого статуса.

Глава экспертного центра при бизнес-омбудсмене Анастасия Алехнович отмечает, что добросовестные бизнесмены ждут, когда сервис наконец заработает: «Предпринимателям дорого содержать свою службу безопасности, проверять каждого поставщика. Тем более что ФНС ужесточает требования к компаниям, с 2016 года активно штрафует предпринимателей за работу с недобросовестными поставщиками. Если бизнес сможет ссылаться на сервис "Прозрачный бизнес", претензий у налоговой службы, надеемся, будет меньше».

В компании АЛРОСА сообщили "Ъ", что «являясь публичной компанией», придерживаются «принципа полной прозрачности бизнеса, включая максимально подробное предоставление информации». «Учитывая, что всю основную информацию компания регулярно публикует в годовой и финансовой отчетности, мы не видим каких-либо сложностей в предоставлении ее и на открытом портале»,— пояснили в АЛРОСА. В компании говорят, что «сервис действительно мог бы упростить работу с контрагентами в части возможности более оперативной проверки их деятельности, в частности, перед заключением контрактов».

В РСПП перенос сроков комментировать отказались, сославшись на то, что «вопрос очень деликатен». Неофициально в бизнес-ассоциациях отмечают: лоббистами переноса сроков запуска сервиса могли быть компании с госучастием. «Сейчас все боятся санкций, поэтому, наоборот, данные закрываются — никто не хочет, чтобы публичными стали их контрагенты и поставщики»,— говорит источник "Ъ". Собеседник "Ъ" в крупной компании с госучастием также видит в переносе нежелание крупного бизнеса, находящегося под санкциями, «публичить контрагентов, которые могут в результате раскрытия информации пострадать». «Раскрытие информации может привести к более точечным и болезненным санкциям. Кроме того, никому не нравится раскрывать внутреннюю экономику предприятия, хотя многие процессы, в том числе в системе госзакупок, довольно прозрачны»,— говорит он. Председатель комитета по налоговой политике «Деловой России» Кирилл Никитин отмечает, что сервиса ФНС бизнес ждал несколько лет и готов подождать еще пару месяцев: «Главное, чтобы условия раскрытия информации для частных компаний из несырьевого сектора были не более обременительны, чем для всех остальных»,— отмечает он.

Татьяна ГРИШИНА, Дарья НИКОЛАЕВА, Анатолий ДЖУМАЙЛО