Индекс менеджеров по закупкам (PMI Markit) — опережающий индикатор состояния промышленности, на который ориентируются экономические власти, в мае 2018 года снизился впервые за последние 22 месяца. Причины: сокращение запасов, занятости и крайне слабый спрос на фоне сильного роста издержек и отпускных цен. Схожую динамику в мае фиксируют конъюнктурные опросы ИЭП им. Егора Гайдара и индекс предпринимательской уверенности Росстата.

Сезонно скорректированный индекс PMI Markit в мае 2018 года снизился до 49,8 пункта, что свидетельствует о сокращении производственной активности. Случилось это впервые с июня 2016 года. Хотя снижение индекса незначительно, оно произошло из-за целого набора факторов — сокращения занятости, а также запасов готовой продукции, и сопровождалось слабым увеличением выпуска и новых заказов: респонденты отмечали, что спрос в мае снижался даже со стороны постоянных покупателей.

На сокращение занятости в обработке в мае указывают и опросы ИЭП им. Егора Гайдара. Также там фиксируют, что спрос в мае по-прежнему остается на уровне около нуля (см. график). «Ни кризисного провала, ни решительного выхода из затяжной стагнации продажи продукции не демонстрируют, а показывают ту самую стабильность, которая все еще ставится властями себе в заслугу. Околонулевые балансы оценок запасов готовой продукции последних месяцев подтверждают минимальность надежд промышленности на преодоление затяжной стагнации»,— отмечает Сергей Цухло из ИЭП. Заметим, индекс предпринимательской уверенности Росстата в мае с учетом сезонности фиксировал улучшение состояния добывающих отраслей на фоне роста нефтяных цен, а также ухудшение в обработке (в том числе оценок общего экономического состояния компаний).

В то же время PMI фиксирует в мае усилившееся повышательное давление на издержки компаний, что привело к их максимальной инфляции с сентября 2015 года из-за девальвации и удорожания импорта. В ИЭП же отмечают, что если обычно после традиционного январского скачка промышленность начинает тормозить интенсивность роста цен (порой до абсолютного сокращения цен в июне), то сейчас наблюдается обратная ситуация: за март—май баланс (темп роста отпускных цен) прибавил 11 пунктов и вышел на трехлетний максимум.

Хотя краткосрочные прогнозы промышленности в целом еще позитивны и предполагают увеличение спроса и выпуска, прогнозы занятости в мае, по данным ИЭП, опустились до пятилетнего минимума, что, впрочем, в условиях максимальной обеспеченности предприятий кадрами и низкого спроса не угрожает дефицитом кадров. Среди факторов, ограничивающих, по мнению опрошенных руководителей, рост производства, в добыче и обработке преобладают недостаточный спрос на продукцию предприятий на внутреннем рынке, неопределенность экономической ситуации и высокий уровень налогообложения, сообщает Росстат. При этом ограничения со стороны спроса по сравнению с маем 2017 года в обработке только усилились.

Алексей ШАПОВАЛОВ