Статистика Росстата об использовании денежных доходов населения в апреле 2018 года позволяет делать первые выводы о реакции домохозяйств на последний виток девальвации рубля. Прежде всего обращает на себя внимание заметное снижение нормы потребления: доля денежных доходов, потраченных на покупку товаров и услуг внутри страны, снизилась за месяц на 4 процентных пункта — до 71,1%. «Это свидетельствует о спаде кризисного поведения и настроений»,— считает Игорь Поляков из ЦМАКП. В то же время оплата услуг и товаров банковскими карточками за рубежом по-прежнему превышала прошлогодний уровень, а сбережения (они включают изменение вкладов, приобретение ценных бумаг, изменение средств на счетах индивидуальных предпринимателей, изменение задолженности по кредитам, приобретение недвижимости, покупку скота и птицы) выросли — на них было потрачено 10,9% доходов (см. график).

Такой подскок расходов на сбережения совершенно нехарактерен для апреля. Более того, в этом году в апреле он был максимальным, не считая всплеска трат на сбережения в феврале, когда значительно повышались зарплаты в социальной и бюджетной сферах. При этом если вклады в банках с учетом валютной переоценки, по данным ЦБ, выросли за апрель на 1,1%, то рублевые вклады — на 2,2%, домохозяйства уменьшали валютные и увеличивали рублевые вклады. Девальвация не заставила их покупать валюту — на ее покупку в апреле было потрачено лишь 3% доходов. На этом фоне заметно вырос объем наличных рублей на руках, объем новых ипотечных и автокредитов также демонстрировал бурный рост. По данным Объединенного кредитного бюро, в годовом выражении число новых автокредитов в апреле выросло на 46%, объемы — на 49%, ипотечных — на 35% и 46% соответственно (покупка жилья увеличивает сбережения в методике Росстата). Эту тенденцию подтверждают и данные майского исследования инфляционных настроений и потребительских ожиданий ЦБ: доля граждан, которые считали, что девальвация рубля в ближайшее время продолжится, подскочила до 37% — максимума с января 2016 года; в мае же, впервые с ноября 2017 года, выросла доля сделавших крупные расходы. Таким образом, апрельская девальвация дала домохозяйствам стимул к совершению отложенных крупных покупок. Вероятно, в мае данные Росстата зафиксируют сокращение разрыва в динамике доходов и потребления.

Алексей ШАПОВАЛОВ