Доля оптимистов-финдиректоров в 2018 году упала с 53 до 36%, свидетельствует опрос Deloitte, зафиксировавший рекордный уровень нейтральных оценок развития бизнеса. Это ожидаемо на фоне слабого роста экономики, говорят эксперты.

Оптимисты отступают

Доля оптимистов среди работающих в России финансовых директоров в первом полугодии 2018 года резко снизилась по сравнению с 2017 годом, свидетельствуют итоги последнего опроса, проведенного международной консалтинговой компанией Deloitte (есть у РБК). Deloitte проводит такие исследования раз в полгода на протяжении трех последних лет. В опросе приняли участие 60 финансовых директоров компаний с разным масштабом бизнеса, представляющих ключевые сектора экономики России. 60% респондентов работают в российских компаниях, 40% — в иностранных с локализацией бизнеса в России.

Доля финансистов, оптимистично настроенных в отношении перспектив своих компаний, снизилась до 36% (вернулась на уровень 2016 года), тогда как в 2017 году оптимистов-финдиректоров было больше 50%. Перераспределение оценок в начале 2018 года произошло от позитивных в сторону нейтральных, а не негативных. Согласно результатам исследования, 55% финансовых директоров не ожидают существенных изменений в текущем финансовом положении компаний — это самый высокий показатель за всю историю наблюдений (во втором полугодии 2017 года их было 38%, а год назад — 45%). Количество же пессимистов в текущем году не изменилось и составило 9%. Самое большое количество оптимистов среди финдиректоров наблюдается в производственном секторе (40%), а самыми пессимистично настроенными оказались финансовые директора компаний с небольшой численностью сотрудников (до 250 человек) — 22%.

То, что многие финансисты не ожидают изменений ни в худшую, ни в лучшую сторону, вполне ожидаемо, сказал управляющий директор Национального рейтингового агентства Павел Самиев. По его словам, сейчас многие отрасли вышли на траекторию роста, однако он слабый и неустойчивый. По данным Росстата, экономика России в 2017 году выросла на 1,5% после спада в 2015–2016 годах (на 2,5 и 0,2% соответственно), а в первом квартале текущего года, по предварительным оценкам, рост составил 1,3%. Даже на фоне низкой инфляции и рекордно низких кредитных ставок рынок не видит оснований для ускорения роста, считает эксперт.

Вряд ли сокращение доли оптимистов может свидетельствовать о развороте российской экономики — надо учесть, что сектор производства, который играет определяющую роль для экономики страны, чувствует себя хорошо, согласен главный экономист БКС Владимир Тихомиров. «Очевидно, что если брать строительство, малый бизнес или обрабатывающие предприятия, то доля пессимистов там будет гораздо больше, чем в нефтегазовой отрасли», — сказал он.

Ключевые риски

По мнению российских финдиректоров, три ключевых фактора риска, способных повлиять на бизнес их компаний, — это снижение внутреннего спроса, стагнация российской экономики и рост конкуренции на рынке. Это говорит о том, что даже крупные компании сталкиваются со снижением экономической активности после подъема в конце 2016 года — начале 2017 года, отметили в Deloitte.

Самая существенная проблема сейчас для бизнеса — низкий внутренний спрос, пояснил Павел Самиев. Несмотря на то что, согласно данным Росстата, наблюдается рост реальных доходов населения (за первые четыре месяца они выросли в годовом исчислении на 3,8%), для стимулирования спроса на российские товары они должны расти большими темпами. Еще одна причина снижения внутреннего спроса заключается в том, что отложенный после валютного шока 2014–2015 годов спрос во многих секторах экономики к настоящему времени уже удовлетворен.

Рост реальных доходов населения в начале года на фоне выборов, как и ожидалось, не привел к мощному росту спроса в сфере торговли и услуг — доходы были направлены либо на погашение долговой нагрузки, либо на сбережения, отметил Владимир Тихомиров. Слабый внутренний спрос влияет на количество заказов предприятия, что, в свою очередь, приводит к стагнации, и это фундаментальная проблема для российской экономики, уверен он. Структурные изменения, задуманные новым правительством, вероятно, смогут дать экономический эффект, но с большим временным лагом, а не в среднесрочной перспективе. Если же мировая экономика не войдет в кризис и будет продолжать расти, то есть возможность стимулировать внутренний спрос через экспорт.

Геополитика как барьер

В 2018 году финдиректора впервые с 2015 года выделили в числе наиболее значимых и геополитический фактор. Его респонденты отметили в числе тех, которые могут иметь повышенное негативное влияние на развитие бизнеса в России.

Все компании стараются учитывать уже возникшие риски в стратегическом планировании, отметили в Deloitte. Не секрет, что бизнес очень чувствителен к переменам и неопределенностям в геополитике. В связи с этим одним из наиболее ярких стратегических изменений бизнеса в России стала переориентация в географии сотрудничества: например, если еще год назад планировали расширять географию бизнес-отношений 51% компаний в России, то сегодня только 42%, отметила руководитель исследовательского центра компании «Делойт» в СНГ Лора Землянская. «Причем существенно возрос интерес именно к сотрудничеству со странами СНГ (с 58 до 65%) и Европой (с 69 до 83%), а еще год назад данный тренд был направлен в сторону Азии», — пояснила она. Тем не менее такой фактор, как геополитика, может перестать играть определяющую роль уже в краткосрочном периоде, так как к нему бизнес со временем приспосабливается в отличие от факторов снижения спроса или снижения доходов от основной деятельности, к которым привыкнуть нельзя, заключила эксперт.

Екатерина ЛИТОВА