Оценка Банка России состояния платежного баланса РФ в январе—мае 2018 года вызвала разногласия среди аналитиков. За пять месяцев 2018 года профицит текущего счета платежного баланса составил $49 млрд, вдвое превысив показатель того же периода годом ранее. Впрочем, аналитики Райффайзенбанка отмечают, что в мае сальдо счета текущих операций составило всего $8,9 млрд против $12,2 млрд в апреле 2018 года и $13,5 млрд в мае 2017-го, что «необычно»: показатель снизился, несмотря на рост нефтяных цен на 7,4% за месяц и ослабление рубля, которое должно было послужить сжатию импорта.

В Райффайзенбанке полагают, что сжатие профицита текущего счета может объясняться либо корректировкой ЦБ предыдущих оценок (точные данные будут доступны по итогам квартала), либо «заметным снижением доли ненефтегазового экспорта (с 41% в апреле до 35%) вместе с сохранившимся высоким объемом импорта (его отношения к ВВП в рублевом выражении)». Последнему могли способствовать ситуация с «Русалом» и уменьшение экспорта машин и оборудования (например, по оборонным заказам).

Экономисты Sberbank CIB, напротив, считают, что профицит текущего счета в апреле—мае ($21,1 млрд) «необычайно высок для второго квартала». Обычно во втором квартале сальдо счета текущих операций снижается под влиянием сезонных факторов, а его текущее значение обусловлено в основном увеличением оттока капитала и повышением спроса на иностранную валюту со стороны Минфина. В мае чистый отток иностранного капитала сократился до $2,3 млрд ($7,6 млрд в апреле), но Минфин увеличил объем валютных интервенций и потратил на покупку иностранной валюты почти $5,4 млрд (в апреле — всего $4 млрд). Однако в Райффайзенбанке добавляют, что в мае нерезиденты продолжили продавать ОФЗ (на сумму около 70 млрд руб.). Таким образом, вывоз капитала, не связанный с рынком госдолга, в мае, в отличие от апреля, был незначительным (что обусловлено небольшим объемом погашаемого внешнего корпоративного долга — всего $1,9 млрд). «В сравнении с таким скромным сальдо счета текущих операций объем валюты, купленной Минфином, выглядит высоким и объясняет отсутствие позитивного эффекта от существенно подорожавшей нефти на курс рубля, а также некоторое удорожание валютной ликвидности»,— отмечают в Райффайзенбанке.

Алексей ШАПОВАЛОВ