Клиенты банков могут требовать возмещение морального вреда за ошибки кредитных организаций — Верховный суд РФ вступился за права заемщиков, пострадавших от технических сбоев при оплате долга. Также он ещё раз отметил, что банки не имеют право доводить должников назойливыми звонками. Высшая инстанция указала судам, что такое поведение является нарушением прав потребителя и, следовательно, они должны удовлетворять требования о компенсации моральных страданий заемщиков. Более того, если клиенты сами не понимают, что за помехи в работе банков и их навязчивые требования кредиторов можно наказать, то суд может по собственной инициативе взыскать в пользу потребителя ущерб.

Суть спора

До высшей инстанции с жалобой дошёл 71-летний пенсионер из Москвы, который взял кредит на покупку автомобиля в «Сетелем Банке». По условиям договора заёмщик должен был перечислять платежи 17 числа каждого месяца через «Сбербанк», что он исправно и делал. Однажды очередной транш, внесённый 15 числа, дошёл до «Сетелем банка» только через восемь дней. Заемщик предоставил в банк справку, что задержка произошла не по его вине, а в связи со сбоем в работе «Сбербанка», при этом последний подтвердил невиновность истца, указав, что тот внёс платёж вовремя. Несмотря на эти факты «Сетелем банк» повесил на пенсионера обязанность погасить штраф за просрочку в оплате кредита, при этом ответчик неоднократно обращался к заёмщику, а также к членам его семьи с требованием выплатить образовавшийся долг.

Истец ссылался на то, что постоянные телефонные звонки с требованием в грубой форме уплатить несуществующую задолженность причинили ему нравственные страдания и спровоцировали заболевание. В конце концов он отказался оплачивать штрафные санкции и обратился в суд с иском о расторжении договора и взыскании компенсации морального вреда.

Однако Тверской суд Москвы и Мосгорсуд поддержали позицию кредитной организации и иск заемщика отклонили.

В это же время ответчик известил истца о том, что хотя просрочка платежа и имела место, однако банк принял решение об отмене штрафных санкций, при этом кредиторы принесли пенсионеру извинения за неудобства, связанные с осуществлением коммуникаций.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции сослался на отсутствие правовых оснований для расторжения уже исполненного кредитного договора, обязательства по которому прекращены.

Также суд посчитал производными требования о взыскании компенсации морального вреда. С этими выводами согласился суд апелляционной инстанции.

Позиция ВС

Верховный суд счёл позиции московских судов ошибочными. Он сослался на нормы Гражданского кодекса РФ, согласно которым в случаях, когда гражданину причинён моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации этого вреда (пункт 1 статьи 151 ГК РФ).

Обязанность возмещать потребителю моральный ущерб, тем, кто его причинил закреплена и в статье 15 Закона от 7 февраля 1992 года No 2300-1 «О защите прав потребителей». Организация (изготовитель, исполнитель, продавец, импортёр) освобождается от ответственности за неисполнение или ненадлежащую реализацию обязательств, только если докажет, что такая ситуация сложилась вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным законом (пункт 4 статьи 13).

Кроме того, специальное постановление пленума ВС РФ разъяснило, что бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности, в том числе и за причинение вреда, лежит на продавце, изготовителе, исполнителе, уполномоченной организации или уполномоченном индивидуальном предпринимателе, импортёре (пункт 28 постановления пленума от 28 июня 2012 года No 17).

ВС в документе подчеркнул, что при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя (пункт 45).

Как следует из материалов дела, исковые требования о компенсации морального вреда были основаны на неправомерном начислении банком штрафа за несвоевременную оплату пенсионером ежемесячного платежа по договору, тогда как транш на погашение кредита был перечислен кредитной организации своевременно и надлежащим образом.

Истец ссылался также на противоправные и многократные обращения банка к нему и к членам его семьи с требованиями о погашении незаконно начисленного штрафа, в том числе и после предоставления ответчику документов ОАО «Сбербанк России» о своевременном внесении в спорный период очередного платежа по кредитному договору.

Заявитель указал, что эти действия ответчика привели к ухудшению его здоровья, а кроме того, сведения о нём как о неисправном заёмщике были внесены в Бюро кредитных историй.

То обстоятельство, что к моменту рассмотрения спора в суде кредитный договор сторонами исполнен, препятствием для разрешения требований пенсионера, основанных на нарушении прав потребителя, не является, считает ВС РФ.

Высшая инстанция напоминает, что суды должны принимать решения по заявленным истцом требованиям, однако они имеют полное право выходить за их пределы.

Однако московский суд в этом споре фактически не рассмотрел претензии истца о возмещении морального вреда и не определил какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, не вынес эти обстоятельства на обсуждение сторон. При том судья счёл достаточным отказать в исковых требованиях в полном объёме и без изучения всех этих нюансов, удивился ВС.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда посчитала, что по этому делу судебные инстанции допустили нарушения норм материального и процессуального права, которые являются существенными, непреодолимыми и которые не могут быть устранены без отмены судебного постановления и нового рассмотрения дела.

В связи с чем высшая инстанция отменила решение апелляционной инстанции и направила материалы на новое рассмотрение в Мосгорсуд.

Алиса ФОКС