ЦБ решил с 1 августа повысить на 1 процентный пункт нормативы обязательных резервов по обязательствам банков в иностранной валюте, то есть по валютным депозитам и расчетным счетам физических и юридических лиц. Для обязательств перед физлицами нормативы резервирования составят 7%, перед компаниями-нерезидентами и для прочих обязательств — 8%.ЦБ отмечает, что решение принято для того, чтобы дестимулировать рост валютных обязательств в структуре пассивов кредитных организаций. При этом нормативы резервов по обязательствам банков в рублях оставлены без изменений.

Девалютизируй это

Представители финансового истеблишмента в последнее время часто поднимали тему необходимости снижения валютной составляющей в балансах российских банках в целях укрепления финансовой стабильности. В частности, о важности «дедолларизации» балансов банков на встрече с Владимиром Путиным в середине июля говорил глава ВТБ Андрей Костин. По его словам, «у населения с начала года стал меньше сдвиг в сторону долларовых депозитов и кредитов относительно рублевых». В начале июня глава ЦБ Эльвира Набиуллина заявляла о необходимости «девалютизации баланса банков». «Это будет иметь позитивный долгосрочный эффект для финансовой стабильности в целом и стабильности финансовой системы, она будет меньше подвержена валютным рискам», — уверяла она.

В рамках этой политики ЦБ с 1 июля уже ограничил валютное кредитование для российских компаний. Коэффициент риска по кредитным требованиям в валюте к компаниям-экспортерам вырос со 100 до 110%. По требованиям к компаниям, берущим валютный кредит на приобретение недвижимости, коэффициент был поднят со 130 до 150%. Коэффициенты риска по прочим валютным займам компаний повысились со 110 до 130%. Коэффициенты риска остались неизменными только для тех компаний, чей возврат кредита прямо или косвенно гарантирует государство.

В обзоре рисков финансовых рынков за июнь ЦБ констатировал, что с начала текущего года процесс девалютизации банковского сектора замедлился: годовые темпы снижения валютных активов на 1 июня 2018 года составили 7%, годовые темпы снижения валютных обязательств — 5%. При этом разрыв между обязательствами и активами банков в иностранной валюте увеличивается: с начала 2017 года он вырос с $26,2 млрд до $44,5 млрд (на 1 июня 2018 года).

По данным ЦБ, объем валютных средств клиентов в российских банках, выраженный в долларах США, за первое полугодие снизился с $258 млрд до $248,5 млрд, в том числе вклады физлиц — с $92,8 млрд до $87,4 млрд, а объем валютных кредитов — с $232,5 млрд до $210,2 млрд (валютные кредиты физлицам находятся на низком уровне — $1,6 млрд).

По словам старшего директора Fitch Александра Данилова, ЦБ проводит политику девалютизации с целью снизить риски для качества активов. Если банки привлекают вклады в валюте и выдают валютные кредиты, то заемщики, у которых нет валютной выручки, в случае девальвации, как показал последний кризис, не могут расплатиться по долгам. Кроме того, заставляя таким образом банки снижать ставки по валютным вкладам, ЦБ хочет постепенно снизить их долю, а также в целом отучить население конвертировать свои сбережения в валюту, так как это создает дополнительное давление на курс в случае стресса и таким образом несет риски для финансовой стабильности.

Новая мера ЦБ симметрична повышению коэффициентов рисков по валютным кредитам, говорит аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай: банки не только должны меньше выдавать в валюте, но и меньше привлекать, сокращая долю валюты на балансе. Внутри страны это делается для того, чтобы еще больше снизить ставки по валютным депозитам и тем самым лишить население стимула держать средства в иностранной валюте. При этом корпоративный сектор может найти альтернативу валютному депозиту, например покупать евробонды, указывает Денис Порывай.

Последствия для банков и курса

За последние два года банковская система России уже существенно дедолларизировалась. Уровень валютизации обязательств банковского сектора c 1 июня 2016 года до 1 июня 2018 года снизился с 35,6 до 28,2%, уровень валютизации активов за тот же период сократился с 28,6 до 21,7%. Сейчас максимальная доля валютных обязательств, по данным ЦБ, наблюдается в госбанках и частных банках из топ-30 (там она составляет 30%). В частных банках, за исключением санируемых, уровень валютизации обязательств составляет 20%.

На прошлой неделе в обзоре Райффайзенбанка говорилось, что масштаб дефицита валютной ликвидности в российской банковской системе с начала июля близок к тому, что обычно наблюдается в конце года, на который приходится пик выплат по дивидендам и внешнему долгу. С таким низким запасом валюты, указывали авторы обзора, есть риск более острого дефицита ликвидности в сентябре и конце года.

На этом фоне валютные депозиты в последние месяцы становились все более привлекательными для населения. С апреля базовый уровень доходности вкладов на срок от 181 дня до года в долларах (рассчитывается как среднеарифметическое из максимальных процентных ставок за предыдущий месяц по вкладам в банках, привлекших 2/3 общего объема вкладов населения) вырос с 1,919% до 2,696%. В евро этот показатель вырос с 0,205% до 0,506%.

На высокий спрос на валюту и, как следствие, рост доходности по валютным депозитам в последние месяцы в основном повлияли два фактора: введение в апреле санкций против российских компаний и последовавший отток иностранного капитала, говорит Данилов. Кроме того, у ряда компаний и банков были крупные выплаты по евробондам, и им могла понадобиться валютная ликвидность. Наконец, мог произойти небольшой всплеск спроса на валюту от населения в связи с сезоном отпусков, заключает аналитик.

Если говорить о влиянии на курс рубля предложенной ЦБ меры, то она может сглаживать его колебания, поскольку потребность банковского сектора в рефинансировании валютного долга снижается, говорит начальник отдела валидации «Эксперт РА» Станислав Волков. По мере девалютизации баланса банков снижается вероятность ситуации, когда при слабом предложении иностранной валюты на рынке какие-то банки пытаются привлечь иностранную валюту, чтобы рефинансировать свои старые долги, из-за чего курс может резко колебаться. Поскольку в рамках своей политики ЦБ ограничивает рост не только валютных пассивов банков, но и валютных активов, то процесс девалютизации будет сбалансированным и не должен привести к разрывам ликвидности, считает эксперт.

Привлечение валютного вклада — это не всегда привлечение банками валютной ликвидности: зачастую речь идет о конвертации рублевых средств в валютные, объясняет Данилов. Банкам в этих случаях приходится покупать доллары на рынке, чтобы сбалансировать свою валютную позицию. Таким образом, большие объемы конвертации валюты могут привести к давлению на курс. Предложенная ЦБ мера несколько снижает для банков привлекательность валютных депозитов, отмечает эксперт.

Повышение нормы резервирования на 1 п.п. будет довольно заметным для банков, говорит Волков. Впрочем, отмечает аналитик, полностью переломить тенденцию роста депозитных ставок в случае, если ФРС США продолжит повышать ключевую ставку, не удастся. Тем не менее, сдержать рост доходности валютных депозитов предложенные ЦБ меры могут, заключает эксперт.

Авторы: Георгий ПЕРЕМИТИН, Екатерина ЛИТОВА.