Субординированный заем отличается от обычного тем, что в случае санации банка или нарушения нормативов достаточности капитала организации он может быть списан (стандартное развитие ситуации) или конвертирован в акции (в особых случаях).

Банкам это интересно, поскольку, привлекая субординированные займы, они увеличивают свой капитал, так как по сути эта процедура похожа на выпуск привилегированных акций. Их эмиссия позволяет банкам выправить свои нормативы в случае, если дела идут не очень хорошо и часть кредиторов не возвращают долги вовремя или, наоборот, банки нацелены на экспансию и им срочно нужен капитал. Кредиторам это выгодно, потому что проценты по такому кредиту выше, чем по обычному займу, так как он существенно рискованнее.

В чем риски

На первый взгляд все выглядит разумно и взаимовыгодно. Однако на практике банки, которые испытывали проблемы, изобретали схемы, при которых субординированные займы (а также выпущенные под эти займы облигации) размещались среди плохо разбирающихся в этих инструментах частных инвесторов.

Причем чаще всего от этого страдали самые крупные вкладчики, которые и так понимали, что не попадают под защиту АСВ, и, вероятно, поддавшись на уговоры сотрудников банка, подписывали необходимые документы.

Именно эта ситуация, по всей видимости, и не устраивает Банк России. В тех случаях, которые чаще всего вспоминают на рынке (ситуации вокруг банков «Траст» и Внешпромбанка), речь шла о нотах или еврооблигациях, которые были выпущены компанией специального назначения под субординированный заем, но в этом случае инвесторы подписывали документы, по которым их признавали квалифицированными.

В таком случае июльское указание ЦБ подобную ситуацию никак не разрешает. Процесс квалификации нередко носил формальный характер, но текущий проект указания не меняет требований к нему, а лишь запрещает размещение займов среди неквалифицированных инвесторов.

Менее известны случаи, когда клиенты банка (чаще собственники) давали субординированные займы банку напрямую или покупали рублевые субординированные облигации. Возможно, в последнее время эти инструменты стали набирать популярность, и ЦБ превентивно старается закрыть возможность их приобретения для недостаточно грамотных в сфере финансов клиентов.

На заметку инвестору

Что нужно знать рядовому инвестору про субординированные инструменты (это могут быть как займы, так и облигации)? Субординированные облигации, выпущенные в валюте, делятся на два типа: облигации нового и старого образца.

Доходность к погашению по субординированнным облигациям нового образца часто намного выше, чем по обыкновенным облигациям того же заемщика. При этом не следует соблазняться одним этим показателям. Зачастую такие облигации не имеют даты погашения, а значит, они очень чувствительны к изменению процентных ставок.

То есть повышение ключевой ставки на 1 п. п. может снизить цену облигации на несколько десятков процентов. К примеру за прошедший год изменение цены на такие облигации практически полностью перекрыло купоны, на которые рассчитывали инвесторы, и по факту доходность за год от владениям такими облигациями приблизилась к нулю. Принимая во внимание риски списания субордов, вряд ли можно говорить о высокой привлекательности этих инвестиций.

Помимо субординированных облигаций нового образца на рынке все еще встречаются бумаги старого типа. Ранее считалось, что такие облигации мало чем отличаются от обыкновенных долговых бумаг, потому что, во-первых, они не учитывались в капитале, а во-вторых, в проспектах эмиссии возможностей их списания не было предусмотрено.

Однако в прошлом году при вхождении Банка России в капитал «ФК Открытия» субординированные облигации старого образца, выпущенные еще Номос-банком, были списаны наравне с субординированными облигациями нового образца. И несмотря на то, что судебные тяжбы в отношении такого решения возможны, перспективы этого разбирательства, равно как и возможность исполнения судебного решения в России в случае победы, совсем не очевидны.

Техника безопасности

Что можно порекомендовать розничным инвесторам в отношении субординированных облигаций?

Во-первых, всегда помнить, что делать ставку на старые субординированные облигации, надеясь на их равенство с обыкновенными, можно только в том случае, если инвестор готов активно участвовать в переговорах с трасти и нести судебные издержки, которые могут составить довольно внушительные суммы. В противном случае относиться к старым субординированным облигациям лучше так же, как к новым.

Во-вторых, покупать субординированные облигации, как и все остальные, нужно с учетом дюрации, чтобы не получить по итогам года результат, сильно отличающийся от того, на который был расчет при покупке.

В-третьих, с большой осторожностью нужно относиться к кредитному рейтингу организации, принимая во внимание тот факт, что у субордов рейтинг самого выпуска в большинстве случаев на несколько ступеней ниже, чем у организации, которая их выпустила.

В-четвертых, надо знать, что отчетность, к сожалению, не всегда отражает объективную реальность, а когда эта реальность проявит себя, что-либо сделать будет уже поздно. Кроме того, в отличие от рядовых заемщиков банков никакой жалости к покупателям субординированных облигаций со стороны регулятора ждать не следует.

Другими словами, иметь в своем портфеле субординированные облигации могут не просто квалифицированные инвесторы, прошедшие несложную процедуру на соответствие определенным параметрам, а те, кто в состоянии самостоятельно провести анализ всех подводных камней.

В других случаях лучше вкладываться в понятные инструменты (облигации, депозиты, акции, ETF), не соблазняясь на уговоры менеджеров, предлагающих «уникальные возможности» чудесных облигаций, «похожих на депозит, но лучше, чем просто депозит» и прочие красивые легенды.

Олег ЧИХЛАДЗЕ, Forbes Contributor