Одно упоминание ВЭБа в законопроекте о санкциях вызвало распродажу зарубежного долга госкорпорации.

Все операции и все имущество ВЭБа могут попасть под блокировку, если они имеют хоть какое-то отношение к США или американским гражданам, говорится в опубликованном 14 августа законопроекте на сайте Конгресса США, подготовленном республиканцем Линдси Грэмом. Помимо ВЭба, аналогичные меры предлагаются в отношении российских госбанков: Сбербанка, РСХБ, ВТБ, Газпромбанком, Промсвязьбанк и Банк Москвы. 8 августа выжимку из этого законопроекта опубликовала газета «Коммерсант».

Попадание ВЭБа в список организаций, у которых могут быть заморожены активы и операции в США, еще не означает, что это произойдет — ведь законопроект Грэма сперва должен стать законом, говорит генеральный директор УК «Спутник — управление капиталом» Александр Лосев. Также пока непонятно, какому виду санкций может быть подвергнут ВЭБ —блокирующим (SDN — Specially Designated Nationals) или секторальным (SSI — Sectoral Sanctions Identifications). Решение о типе санкций принимает президент США, если уточнений не прописано в законе, говорит партнер Paragon Advice Group Александр Захаров.

За июль в Конгресс США было внесено по меньшей мере шесть законопроектов о разного рода санкциях, поэтому оценить вероятность прохождения именно законопроекта Линдси Грэма достаточно трудно, отмечает Захаров. «Все зависит от деятельности законотворца, от того, как он сформирует пул заинтересованных членов палаты представителей и сената», — поясняет эксперт.

ВЭБ в Америке

Публичных данных о счетах и активах ВЭБ в США нет. Но как пассивы, так и активы госкорпорации имеют долларовую составляющую. Кредитный портфель ВЭБа на 32,3% сформирован из долларов США, говорится в презентации ВЭБа на 31 марта 2018 года. Это составляет примерно 580 млрд рублей.

Нельзя исключать, что во втором квартале кредитный портфель пополнился долгами UC Rusal — после того как компания отказалась от фондирования в Промсвязьбанке, говорит собеседник, близкий к ВЭБ. До апрельских санкций против UC Rusal ВЭБ кредитовал компанию на 100 млрд рублей.

В пассивах у ВЭБ есть его собственные евробонды, предназначенные как для внешнего, так и для российского рынка. Их суммарный объем составляет порядка 600 трлн рублей. На номинированные в долларах бумаги ВЭБ и ВЭБ-лизинга, которые сейчас находятся в обращении, приходится $6,2 млрд, ссылается на данные терминала Bloomberg старший аналитик по финансовым рынкам Райффайзенбанка Денис Порывай.

Для бумаг ВЭБа оказалось достаточно информации даже о предполагаемых санкциях, чтобы их начали продавать инвесторы, говорит Лосев. «Дело в том, что у многих фондов и инвестбанков риск-менеджмент настроен таким образом, что даже вероятность попадания организации под санкции заставляет продавать ее бумаги, поскольку за обход или игнорирование санкций или требований OFAC Минфина США также полагаются санкции в отношении нарушителей и большие денежные штрафы», — поясняет Лосев.

Котировки евробондов на неделе с 6 по 12 августа продемонстрировали заметное снижение. Например, по выпуску евробонда с погашением в 2025 году цена упала со 106% до 97,83% от номинала, что соответствует доходности 7,25%, говорит Порывай. Доходность рублевых бондов подросла на 50-90 базисных пункта, отмечает Лосев. «Такие показатели еще нельзя назвать сильной распродажей, однако движение уже началось», — отмечает аналитик.

Инвесторы помнят, как после санкций, введенных 6 апреля, клиринговая система Clearstream заявила о том, что она отказывается проводить платежи по бумагам санкционных компаний. Выплата ближайшего купона по бондам UC Rusal должна была состояться 3 мая. В результате инвесторы получили эти деньги.

Клиринговая компания Euroclear будет проводить расчеты с бумагами компаний из нового санкционного списка SDN только в ручном режиме. «Я думаю, что инвесторы верят в то, что в любом случае ВЭБ найдет способ как расплатиться с инвесторами по валютным долгам, как это было с UC Rusal», — говорит Порывай.

Прошлые санкции

ВЭБ находится под секторальными санкциями с 2014 года, а его дочерние структуры — с середины 2015 года. После введения секторальных санкций ВЭБ ограничен в привлечении капитала из-за рубежа, чем он активно занимался ранее. В этой связи его задолженность по внешним инструментам сокращается, а по внутренним — увеличивается.

В 2013 году ВЭБ привлек по еврооблигациям 147 млрд рублей, от стран ОСЭР — 89 млрд рублей, в 2012 году — 48 млрд и 75 млрд соответственно, а в 2011 — по 36 млрд рублей через евробонды и от ОЭСР, если не брать валютную переоценку, приводит цифры директор группы рейтингов финансовых институтов S&P Сергей Вороненко.

«За период 2015-2017 годы ВЭБ сократил рублевый эквивалент долга по еврооблигациям на 129 млрд рублей, кредиты от банков стран ОЭСР на 341 млрд рублей, увеличив при этом займы на внутреннем рынке на 161 млрд рублей», — отмечает Вороненко.

После закрытия зарубежных рынков капитала ВЭБ получает помощь от правительства, которая уходит в том числе на погашение внешних долгов. В частности, за 2016-2017 годы ВЭБ получил примерно 253 млрд рублей.

До конца этого года необходимо погасить еврооблигаций на $850 млн, остальные выплаты приходятся с 2020-го по 2025 годы, говорит аналитик Moody's Леф Дорф. В 2020 году ВЭБу придется погасить $1,6 млрд, в 2021 году — $600 млн валютных облигаций для российских инвесторов (внутренних евробондов), в 2022 году — $1 млрд евробондов и $550 млн — внутренних облигаций, в 2023 — $1,76 млрд доллара евробондов.

«Правительство с 2007 оказывает существенную поддержку ВЭБу предоставляя капитал, ликвидность, а также адресную поддержку в форме кредитов и депозитов для осуществления различных целевых программ. Поэтому в случае необходимости господдержка ВЭБу может быть расширена», — заключил Дорф. Пресс-служба Внешэкономбанка не ответила на запрос Forbes.

Юлия ТИТОВА, Forbes Staff