Основными аргументами за продажу биткоинов остаются серьезное превышение себестоимости, которая, по разным оценкам, находится не выше $3000, и слишком высокая цена для удобства транзакций.

Короткие позиции в биткоине оправдали себя, как и было обещано: +70% с декабря, если считать до $5577, минимума 2018 года. Теперь в криптосекторе небольшой, но интенсивный отскок (до +10% в день), и вопрос не в том, продавать ли биткоин вообще, а в том, продавать ли его и дальше. По мнению управляющих «Golden Hills — КапиталЪ АМ», ответ на этот вопрос утвердительный.

Принято считать, что курс криптовалюты — это нечто вроде казино. Обычно говорят о том, что курс может вырасти из-за ограниченности предложения и сравнительной безопасности транзакций. Это сходится с матчастью, известной каждому выпускнику колледжа, и поэтому воспринимается как достоверное знание. Но реальность далека от этих теоретических конструктов. Крипторынок опаснее, чем просто казино, потому что люди необоснованно уверены в том, что это генератор кэша.

По нашему мнению, криптосектор и вправду показывает подчас совершенно незаурядный рост на 9-10% в день, но это аргумент скорее не «за», а «против» покупки консервативными инвесторами. Представьте, если завтра все, что вы привыкли покупать, единовременно подорожает на 10% — разве это может порадовать? То, что не приносит людям удовольствия, рано или поздно дешевеет.

Что движет биткоином

Одна из причин, по которым отношение наших управляющих к криптовалюте до сих пор не улучшилось, заключается в том, что у различных аналитиков не получается сложить единую картину. Согласитесь, вряд ли одно и то же движение биткоина должно объясняться совершенно по-разному. Уж или оно связано с покупками нового биржевого фонда на биткоин со стороны банков и крупных фондов, или участием Blackrock в покупке соответствующих инструментов, или чем-то еще.

Неправильно объяснять рост биткоина и назначением известного криптотрейдера главой инвестиционного подразделения крупного банка или появлением расчетов за криптовалюту в интернет-магазинах, хотя за последние месяцы имело место и то и другое, ведь отдельные детали только частично раскрывают суть вопроса о причинах роста и перспективах биткоина.

Криптоаналитики объясняют увеличение курса своего основного товара по-разному. Может быть, это нормально для тех, кто глубоко разбирается в предмете, но не добавляет им доверия, особенно если учесть, что даже специалистам до сих пор неясно, как высоко взлетит биткоин.

Часть экспертного сообщества считает возможным рост до $80 000, другая часть — до $1 млн. Не добавляет ясности и то, что если смотреть на происходящее через соотношение объема торгов и цен, как это делает часть экспертов, то о них, вообще говоря, сложно судить, поскольку биткоин — это «черный ящик», в котором не видно участников транзакций.

Более реалистично объяснять рост биткоина фактическими и потенциальными ответвлениями прогресса криптоиндустрии (SegWit, MAST, Schnorr), повышением безопасности и прозрачности платежей.

Что происходит на самом деле, так это то, что при каждом всплеске спроса набегают агитаторы за новый денежный суррогат. По этой причине хочется повторить: будьте бдительны и не поддавайтесь всеобщему искушению. Вполне вероятно, что с недели на неделю начнется очередной виток уменьшения криптохайпа. В конце июля биткоин уже перешел к падению от локального максимума около $8 000.

Почему биткоин обречен

Наши управляющие уверены в том, что серьезные инвесторы не будут связываться с биткоином и при первой возможности его зашортят. В этой связи актуален вопрос о том, почему же этот цифровой актив растет в цене и почему обречен?

Во-первых, реализация «развилки» SegWit, занявшая так много времени. SegWit — приспособление для того, чтобы закрыть подписи от хакеров. По сути, подписи просто выносятся из транзакции в отдельную структуру.

Это ключевая тема для систем с повышенной открытостью, к которым относятся распределенные сети типа криптовалютных. Открытая часть ключа остается для того, чтобы только собственник адреса, на который перечисляются средства, смог им воспользоваться.

В паре с ним работает дополнительное поле, которое играет роль замка, открывающего доступ к открытому шифру и предоставляет доказательство владения адресом. Это очень старая идея, которая постепенно реализовывалась для того, чтобы сделать биткоин устойчивой платежной системой.

Но, в результате, все мы хорошо понимаем, что едва ли не каждый майнер рассматривает криптовалюту как пространство для выращивания обычных валют, или фиата, как огурцов в парнике. В итоге «развилка» еще раз доказала, что биткоин — разновидность многопользовательской компьютерной игры, в которой защита денег — это одна из функций участников, для реализации которой все время что-нибудь придумывают, но так и не нашли универсального средства.

Во-вторых, это MAST — разбивка смарт-контракта на части с помощью структуры кода. Если упростить его до отдельных элементов, которые хранить в разных местах, то ценные сведения сложнее украсть целиком, так как от пропажи одного блока мало что меняется.

Попутно с разделением кода уменьшается его длина и увеличивается свободное место в блоках хранения, а также повышается защищенность. При этом изменение структуры кода дополнительно уменьшает массив данных отдельных блоков и упрощает проверки принадлежности отдельных разделов смарт-контракта.

С нашей точки зрения, MAST — это стимул развития блокчейна, но необязательно на основе криптовалюты. Намного выгоднее приобрести портфель, ориентированный на блокчейн, и вовремя его продать, чем видеть в каждом шаге новой технологии потенциал роста для криптовалюты. Последние несколько месяцев доказывают, что этот потенциал несоизмерим с рисками.

В-третьих, Schnorr (по-русски, Шнорр) — это новая схема цифровой подписи, подразумевающая совместное одобрение при переводе денег в системе платежей. Нельзя сказать, что Шнорр уже появился, скорее, он находится в состоянии разработки.

Речь идет о технологии, которая поддерживает накопление ключей в один, предоставляемый для проверки вместо открытого кода. Считается, что это нововведение вызовет самую современную и сильную перемену для биткоина после «развилки», отделившей открытую часть ключа от предохранителя. Мир находится на пороге перехода к новым криптографическим шифрам для хранения и отправки биткоинов на основе многосторонней подписи.

Биткоин-сообщество позиционирует Шнорр как способ борьбы за повышение безопасности личного контента и за масштабируемость, но нам кажется, что это просто новый вызов хакерам и спамерам (сети биткоина подвергаются спам-атакам). Многосторонняя подпись отличается от обычной электронной цифровой подписи только тем, что в ней участвует несколько участников, что немножко усложняет взлом, но не гарантирует от него.

В отличие от обычной подписи, многосторонняя линейная подпись Шнорра вынуждает включать ключ в поле-предохранитель шифра. Если транзакция будет не с адреса, участвующего в этой многосторонней схеме, то пространство для хранения данных рискует стать не короче, а длиннее.

Как быть

Заставят ли SegWit, MAST и Шнорр переосмыслить будущее биткоина как инструмента сбережений? Вряд ли. В качестве альтернативной инвестиции можно рассмотреть, например, шорт отдельных криптовалют.

Основными аргументами за их продажу и, в частности, за то, чтобы побыстрее избавиться от биткоинов, остаются серьезное превышение себестоимости, которая, по разным оценкам, находится не выше $3000, и слишком высокая цена для удобства транзакций целыми лотами.

Ни SegWit, ни MAST, ни Шнорр не защитят криптосектор от краж, от отсутствия связи с товарами из реального сектора или услугами помимо совсем уже запрещенных, а также от разрушительной анонимности платежей, которая вынуждает государства неожиданно внедрять новые рычаги регулирования.

Остается добавить, что в мире уже ведутся эксперименты по созданию государственных криптоденег, и вряд ли кто-то захочет конкурировать с властью в области денежной эмиссии.

После падения биткоина на 70% с максимумов декабря 2017 года, даже динамику в плюс 10% в день приходится воспринимать в контексте возросших рисков. Куда эффективнее вложиться в ценные бумаги компаний, выходящих на IPO с высокой капитализацией и ожидаемой доходностью около 33% в год.

Михаил КРЫЛОВ, Forbes Contributor