Затеянная ЦБ зачистка банковского сектора вызвала огромный общественный резонанс. Уровень доверия к банковской системе ощутимо снизился. Специалисты задаются вопросом: можно ли было избежать отзывов лицензий или это единственный путь к очищению системы?

83% банков, участвовавших в исследовании, проведенном Bank.ru специально для «Ъ», относятся к политике ЦБ по зачистке банковского сектора положительно и считают данные меры оздоровлением рынка. Как отметил директор департамента розничного бизнеса и управления розничной сетью Росгосстрах-банка Вилен Ли, у банков, лишившихся лицензии, было не все в порядке с ликвидностью, действиями топ-менеджмента, соблюдением законов, к тому же у них имелись финансовые бреши.

Большинство банкиров уверены, что проводимая Центробанком зачистка поможет вывести с рынка недобросовестных игроков, а также заставит финорганизации предпочесть менее рискованную политику.

Практически все опрошенные банкиры отметили, что отзыв лицензий у проблемных финорганизаций не оказал особого влияния на банковский сектор. «Лицензий лишились 33 банка, которые составляют всего 3,5% от общего количества кредитных организаций, и с учетом того, что 85—90% банковского бизнеса сосредоточено в 50 крупнейших банках РФ, говорить о серьезных негативных последствиях для банковского сектора преждевременно»,— заявил председатель правления КБ «Союзный» Алексей Корнеев.

По вопросу о возможности спасения банков с отозванной лицензией мнения экспертов разделились. Некоторые банкиры уверены, что спасать, по сути, было нечего, другие полагают, что два-три банка можно было вытянуть. Многие говорят о том, что спасти можно любой банк — вопрос в том, сколько для этого потребуется средств и найдется ли источник финансирования.

Старший научный сотрудник института «Центр развития» НИУ ВШЭ Дмитрий Мирошниченко отметил, что политика ЦБ стала несколько более жесткой в отношении банков, занимающихся противоправной деятельностью — правда, лишь по сравнению с предыдущими годами. Другая группа банков, лишенных лицензии,— это кредитные организации, ставшие неплатежеспособными, но у них ЦБ просто обязан отзывать лицензии. Другое дело, что общее состояние российской экономики способствует росту числа таких банков, что опять же является объективным процессом, и изменить его ЦБ, к сожалению, не может.

Эксперты «Опоры России» высказались против административного сокращения числа банков: они считают, что все должно идти эволюционным путем: банки должны объединяться, уплотняться и становиться прозрачнее в рамках конкуренции.

Сегодня в России действуют 923 кредитные организации, причем только около 8% из них имеют собственный капитал, превышающий 10 млрд руб. По мнению экспертов, количество кредитных организаций будет постепенно сокращаться за счет слияния небольших банков и ликвидации финансово неустойчивых организаций. Для сравнения: в США действует более 6,8 тыс. банков, в Швейцарии — около 4 тыс., в Германии — около 1,845 тыс., во Франции — 880.

В США в течение последних лет наблюдается тенденция ухода с рынка кредитных организаций, объем активов которых составляет менее $100 млн. В основном мелкие банки проходят процедуру слияния с более крупными. По данным Федеральной корпорации по страхованию депозитов, за первые семь месяцев 2013 года в США было закрыто 17 банков. В еврозоне также наблюдается тенденция сокращения банковского сектора. Так, за 2012 год количество банков уменьшилось практически на 6%, причем здесь в большинстве случаев, как и в США, причиной сокращения является не банкротство финорганизаций, а слияния и поглощения.

Генеральный директор Bank.ru Олег Генин полагает, что негативное влияние на банковский сектор оказал не сам факт отзыва лицензий, а информационный фон, который сопровождал данные события. Непродуманные высказывания чиновников, распространение черных списков банков, а также SMS-сообщений с недостоверной информацией о той или иной кредитной организации привели к возникновению турбулентности на рынке вкладов: депозиты стали перетекать из небольших банков в банки с государственным участием, что ухудшило и без того тяжелое положение небольших игроков банковского сектора. Для предупреждения паники среди вкладчиков регулятор должен своевременно и в полном объеме информировать граждан о своих действиях и об истинном положении дел в банковском секторе.

Примерно в 5% опрошенных банков заявили, что в конце прошлого года ощутили на себе негативные последствия распространения черных списков, однако сейчас ситуация нормализовалась.

9% опрошенных вкладчиков указали, что после отзыва лицензий у ряда банков в конце прошлого года перевели свои вклады из коммерческих банков в банки с государственным участием (причем большинство из них выбрали Сбербанк), а 4% респондентов вовсе закрыли свои депозиты.

В то, что черный список банков существует, верят 34% опрошенных, чуть более трети считают это слухами, 29% респондентов вообще впервые слышат о существовании списка.

67% опрошенных отметили, что на российском рынке слишком много банков, 13% уверены в обратном, 20% считают, что банковский сектор представлен достаточным количеством игроков. «Сказать, что банков слишком много, нельзя, можно сказать, что есть некоторое количество банков, потери которых ни банковское сообщество, ни клиенты не заметят»,— отметил председатель правления Нордеа-банка Игорь Буланцев.

Что касается будущего банковского сектора, то, как отметил аналитик инвестиционного холдинга ФИНАМ Антон Сороко, сегодня на фоне снижения темпов роста сектора на первое место должна выйти сервисная конкуренция, которая становится все более и более важной. Продолжится миграция в онлайн, что должно уменьшить затраты времени потребителя. Лучше всего себя будут чувствовать универсальные банки, хуже — занимающиеся преимущественно одним направлением: потребительским кредитованием. Наиболее стабильный рост ожидается на ипотечном рынке, где заметно позитивное влияние многочисленных социальных программ.

Живая очередь

В 2013 году ЦБ отозвал лицензии у 32 российских банков. Глава консалтинговой компании по подбору персонала Jacobson Partners Дмитрий Акопов полагает, что увольнение большого числа банковских служащих только сейчас начинает сказываться на российском рынке труда.

Сотрудники среднего звена закрытых банков уже начали заниматься поиском работы, а вот оставшиеся без работы топ-менеджеры пока не очень интересуются трудоустройством. Скорее всего, они предпочтут взять паузу до окончания официальных процедур ликвидации организаций, в том числе в надежде на то, что ситуация в банковской сфере или в экономике в целом улучшится.

К тому же найти новую работу на открытом рынке руководителям высшего звена будет непросто. Если в 2008—2012 годах с рынка убирали финансово несостоятельных игроков, а лицензии отзывали преимущественно за несоблюдение банковских нормативов и недостаток капитала, то сейчас это происходит по правовым основаниям: за нарушение антиотмывочных законов и сомнительные операции, что не лучшим образом отражается на репутации менеджеров таких организаций. У потенциальных работодателей при оценке кандидатов из ликвидируемых банков может встать вопрос о степени их причастности к данному процессу. Неудивительно, что некоторые кандидаты готовы рассмотреть предложения с меньшими зарплатами.

Большинство банков не афишируют численность персонала, поэтому, сколько банковских сотрудников останется без работы после ликвидации банков, оценить можно только приблизительно. По мнению экспертов компании по подбору персонала Jacobson Partners, учитывая число кредитных организаций и то, что в списке из 18 банков, лишившихся лицензий в четвертом квартале 2013 года, есть крупные, речь может идти о 12—15 тыс. человек. При этом около 7 тыс. из них проживают в Москве. К тому же не стоит исключать возможности трудовой миграции уволенных банкиров из регионов (Тульская, Калининградская, Смоленская области) в Москву и Петербург.

Банки могут воспользоваться ситуацией и постараться обновить кадры за счет вышедших на рынок работников. Тем не менее, по нашей оценке, ощутимого роста качества кандидатов, наняв которых удастся эффективно освежить ряды банковских служащих, не будет. Кроме того, отзывы лицензий и другие события на финансовом рынке отчасти могут повлиять на поведение работающих сотрудников. По мнению Jacobson Partners, их мотивация удержать свое место может вырасти. Тем не менее осознание работодателем того, что на рынке достаточно квалифицированных банкиров, не означает, что имеющихся лояльных сотрудников нужно менять на тех, кто оказался «на улице».

Действия Центробанка по отзыву лицензий всколыхнули рынок, но, по нашему мнению, подобный эффект в основном вызван их неожиданностью и быстротой. Говорить о действительно серьезных последствиях для рынка стоит в том случае, если под ударом окажутся банки из топ-50.

По нашим оценкам, сферу зарплат и доходов отзыв банковских лицензий затрагивает в меньшей степени. Потому что основным драйвером доходов банковских специалистов все-таки является экономическая ситуация в стране в целом и возможности развития банковского сектора. Согласно данным ряда экспертов, снижение средней зарплаты по финансовым вакансиям за 2013 год составило 6,2%. При этом требования соискателей к оплате труда также снизились — примерно на 8%. Результаты деятельности, в том числе крупных банков, и общее целенаправленное оздоровление банковской системы задают тенденцию к оптимизации расходов — в первую очередь на персонал.

Показательным в этом направлении стал шаг самого Центробанка: треть его сотрудников могут лишиться работы в 2014 году. По итогам переаттестации региональных работников под сокращение рискуют подпасть до 20 тыс. человек. Кроме того, ЦБ меняет систему оплаты труда, привязывая ее напрямую к эффективности работы.

Ранее Сбербанк объявил о своих планах за 2014—2018 годы уменьшить численность персонала с 250 тыс. до 220 тыс. человек, а глава ВТБ Андрей Костин заявил в январе, что в 2014 году расходы на персонал в головном банке и инвесткомпании будут сокращены на 15%. На днях о сокращении затрат на персонал и введении новой системы оценки качества его работы объявил банк «Уралсиб», объясняя необходимость таких мер невыполнением плановых финансовых результатов, а также тем, что показатели эффективности и качества бизнеса заметно отстают от среднерыночных.

Явка с наличными

Несмотря на то что банки активно развивают всевозможные онлайн-сервисы, очереди в отделениях пока не уменьшаются, а о существенном сокращении филиалов не может быть и речи. И обусловлено это не только неготовностью населения, но и объективными обстоятельствами.

Сегодня банки активно развивают сервисы дистанционного банковского обслуживания и стараются сократить количество необходимых визитов клиента в банк — в первую очередь для удобства самого клиента. При этом каждый банк предлагает свой набор онлайн-сервисов. Кто-то делает ставку на электронную коммерцию и возможность оплаты покупок в интернет-магазинах одноразовыми виртуальными картами, кто-то привлекает клиентов инвестиционными программами: возможностью купить паи фондов, открыть металлические счета и т. д. При этом список доступных через интернет услуг обновляется и расширяется. «В результате клиенты не всегда знают, какие возможности удаленного обслуживания предлагает их банк и еще меньше клиентов умеют этими возможностями пользоваться»,— отмечает директор по работе с финансовым сектором «SAS Россия/СНГ» Юлий Гольдберг.

Кроме того, не во всех банках онлайн-операции проходят в режиме онлайн. Зная, что перевод может идти дольше ожидаемого времени или потеряться, люди предпочитают не рисковать и, оплатив штраф, квитанцию или кредит, получить бумажное подтверждение в отделении.

Среди населения старшего возраста уровень пользования современными технологиями невысок, отмечает аналитик Национального рейтингового агентства Вадим Тихонов. Но и в целом люди боятся что-то перечислить не туда, особенно крупные, значимые суммы, а потом иметь проблемы с их переводом, возвратом и т. п. «Люди привыкли оплачивать коммунальные услуги в окошко сберкассы, однако теперь, с введением терминалов, стереотипы постепенно меняются. Объемы операций онлайн и мобильного банкинга быстро растут, как и использование онлайн-расчетов и услуг в целом»,— отмечает Вадим Тихонов. А это значит, что будут меняться и поведенческие привычки.

«Люди должны освоиться с интернет-технологиями вообще и банковскими сервисами в частности. Вспомните, как развивалась ситуация с банковскими картами, сколько усилий было приложено для их распространения, для обучения пенсионеров пользованию банкоматами. С ДБО то же самое»,— говорит Юлий Гольдберг.

Среди других причин малой востребованности онлайн-сервисов эксперты называют возможную разницу в тарифах на переводы через операциониста и через систему ДБО, отсутствие у клиента возможности самостоятельно пользоваться системой, недружественный интерфейс системы интернет-банкинга, назойливую рекламу не интересных клиенту продуктов и т. д. «Если руководство банка заинтересовано в сокращении очередей в отделениях и снижении расходов на их функционирование, то для полноценного развития и использования клиентами онлайн-сервисов нужно проводить анализ и выявлять причины, почему в этом банке те или иные сервисы недостаточно востребованы»,— отмечает Юлий Гольдберг.

Представители банков также напоминают, что определенные ограничения на развитие онлайн-сервисов налагает и действующее законодательство. «Банку необходимо осуществить при проведении ряда операций идентификацию клиента, получить его согласие на обработку данных и т. д.,— говорит директор дирекции развития продуктов ОТП-банка Дмитрий Сапронов.— Конечно, представитель может выехать на работу или домой. Но такие решения лучше работают с кредитными продуктами. Если речь идет о депозитах, то клиенты по-прежнему предпочитают лично прийти, познакомиться со специалистом, обсудить все на месте». С ним согласен начальник отдела пластиковых карт и ДБО Абсолют-банка Алексей Перов. «Законодательство зачастую обязывает банки идентифицировать клиентов face to face при заключении различных сделок и проведении операций. Однако, например, многие банки сегодня заключают договоры комплексного банковского обслуживания, по условиям которых клиент должен прийти в банк всего один раз, чтобы подписать договор,— рассказывает он.— Дальнейшую идентификацию клиента, пользующегося удаленными сервисами банков, уже производят по логинам, пароля, SMS-ключам, кодовым словам и так далее». Таким образом строго соблюдается буква закона и одновременно создаются максимально комфортные для клиента условия работы с банком.

Банки не без основания воспринимают интернет-сервисы как хороший интерактивный канал коммуникации с клиентами, в том числе для продвижения своих услуг. Но большинство пользователей раздражает навязчивая реклама продуктов и услуг банка, которая в большинстве случаев оторвана от контекста и совершенно не учитывает интересы клиента. Люди хотели бы, чтобы банк лучше понимал их потребности и предлагал действительно нужные услуги именно в тот момент, когда они наиболее востребованы данным клиентом.

Впрочем, мировой опыт показывает, что отделения в обозримом будущем никуда не денутся. «Онлайн-сервисы, конечно’ будут совершенствоваться и их доля будет расти, но, на мой взгляд, они никогда не заменят оффлайн-канал — отделения, так как это вопрос доверия, взаимодействия с банком»,— уверен Дмитрий Сапронов. В качестве подтверждения эксперт приводит ситуацию, которая сложилась на наиболее развитых банковских рынках, в частности в Великобритании, где доля онлайн-сервисов активно росла, но затем, дойдя до уровня примерно 30% всех операций, стабилизировалась. То же самое, по мнению участников рынка, ждет и Россию. Мария Рыбакова

Маргарита ГВОЗДЕВА, Екатерина РОМАНОВА

Зачистка сектора