Законопроект, позволяющий компаниям, столкнувшимся с угрозой банкротства, сохранить бизнес, внесен в правительство, сообщил «Интерфакс» и подтвердили «Ведомостям» федеральный чиновник и сотрудник крупного банка. Дальше он будет обсуждаться в правительстве, говорит представитель Минэкономразвития.

Проект предлагает компаниям альтернативу – новую процедуру реструктуризации ее долгов. Сейчас должник может подать только заявление о своем банкротстве, затем начинается наблюдение, объясняет арбитражный управляющий Евгений Семченко. Но наблюдение – лишь первый этап, продолжает он, оно длится около семи месяцев, тем временем должник продолжает накапливать долги, имущество не продается и кредиторы лишние полгода ждут денег; часто работники все это время сохраняют рабочие места, а просроченная зарплата накапливается. Были случаи, когда накапливалось так много текущих платежей, что часть кредиторов не получала денег вообще, подтверждает чиновник.

Начать реструктуризацию кредиторы могут только после наблюдения, рассказывает Семченко, например ввести внешнее управление или финансовое оздоровление. Но за 2016 г. из 11 008 процедур наблюдения только 36 закончились оздоровлением, 308 – внешним управлением, следует из данных судебного департамента. В 79% дел суды открыли конкурсное производство. Но даже финансовое оздоровление и внешнее управление также, как правило, заканчивались конкурсным производством.

Поправки дадут должнику шанс восстановить бизнес, подав заявление о реструктуризации, рассказывает чиновник. Проект упраздняет избыточную процедуру наблюдения и заменяет неэффективно работающие процедуры финансового оздоровления и внешнего управления одной реструктуризацией, передал через представителя вице-президент Сбербанка Максим Дегтярев.

Запустить реструктуризацию можно будет, даже если против нее выступит часть кредиторов. Например, суд сможет запустить процедуру, если собрание кредиторов не одобрило план реструктуризации, но за него было отдано более 40% голосов, говорит чиновник. Также «за» должен быть хотя бы один класс кредиторов, интересы которых он затрагивает. Должники, заинтересованные в восстановлении и сохранении бизнеса, смогут это сделать, отмечает Дегтярев. А если кредиторы не уверены в способности прежнего менеджмента восстановить бизнес, но уверены в его перспективах, они смогут, не доводя до распродажи активов, поучаствовать в управлении, назначив новое руководство, объясняет он.

Проект предлагает разделить кредиторов на несколько классов: например, стратегических партнеров должника, банки с беззалоговыми кредитами, мелких кредиторов. Разделение будет, только когда сами кредиторы на первом собрании за него проголосуют, уточняет Дегтярев. У кредиторов могут быть разные цели, объясняет Семченко: например, банки на первом собрании чаще всего голосуют за конкурсное производство, чтобы быстрее реализовать залог.

Поправки могут помочь многим компаниям, говорит другой федеральный чиновник, но на практике бизнесу реструктуризация пока не нужна. Не было ни одного случая, когда компании сами хотели бы оздоровиться, подтверждает Семченко: собственнику интереснее выкупить свой актив на торгах на треть дешевле. По данным электронных торговых площадок, опубликованным на fedresurs.ru, в 2016 г. имущество должников в основном продавалось с третьей или четвертой попытки при снижении цены на 60–70%. Но есть примеры, когда компаниям действительно нужны удобные процедуры оздоровления, говорит Семченко: норма будет применяться раз в год для крупных компаний, которым нужно пережить кризисные времена. А проект может лишить недобросовестных кредиторов возможности помешать восстановлению платежеспособности компаний, говорит директор KPMG Антон Зыков.

Елизавета БАЗАНОВА