Сбербанк официально, устами своего вице-президента Андрея Шарова, объявил о запуске в 2018 году пилотного проекта по выдаче гражданам РФ в отделениях банка российских документов — общегражданского и заграничного паспортов и водительских удостоверений. Зачем?

Полгода назад такая возможность применительно ко всем банкам обсуждалась на совещании в правительстве у первого вице-премьера Игоря Шувалова. Тогда предполагалось, что новая услуга позволит облегчить получение документов жителям удаленных регионов с недостаточным количеством многофункциональных центров. Сбербанк, что естественно, сразу же подключили к инициативе, так как, несмотря на оптимизацию филиальной сети, он остается безусловным лидером по, извините, покрытию России своими точками продаж: более 16 тыс. отделений в 83 регионах. Что, между прочим, составляет ровно половину всех внутренних структурных подразделений российских банков. В любом случае это больше, чем почти 3 тыс. МФЦ, открытых по всей России.

Дело, оно, конечно, хорошее и нужное — в советские времена сберкассы тоже выполняли всякие функции, помимо банковских, и являлись непременным атрибутом административной инфраструктуры всех более-менее крупных населенных пунктов наряду с почтой, магазином и отделением милиции. Но Сбербанк у нас один. С него, как говорится, и спрос особый. На совещании у Шувалова, насколько я понял, говорилось о вовлечении в процесс обеспечения граждан полезными документами не только Сбербанка, но и других банков — без разделения на государственные, полугосударственные и совсем негосударственные. То есть все многофилиальные банки. О них и речь.

Теперь о вопросе, который меня интересует (все-таки сказать «беспокоит» в данном контексте было бы явным преувеличением). Какой интерес для банков участвовать в этой инициативе? Вопрос не праздный — потому что нормальные банки обычно усиленно работают над оптимизацией процедур. Добиваются экономии на самых простых вещах. Требуют от своих операционистов тратить на одного клиента не больше семи минут, сокращают количество окон, экономят на бумаге и канцелярщине. Даже уже вплотную подбираются к священной корове бонусов членов правления и совета директоров.

И это правильно, потому что расточительность ложится дополнительной нагрузкой на клиентов в виде уменьшения стоимости депозитов и увеличения стоимости кредитов. В итоге клиент идет в другой банк или вынужден соглашаться на менее выгодные условия.

Особенно актуально это как раз для удаленных точек продаж, которым и придется взять на себя задачи многофункциональных центров. Офис там максимум на два окна, третье вставлять просто некуда. Соответственно, придется одно окно отдавать под документы, а под банковскую деятельность оставлять другое. Загружать операционистку несвойственными ей функциями, обучать ее работе с заявлениями, фотографиями, паспортными столами. Гонять инкассаторов за готовыми документами в центр. Не дай бог еще и полицейского у себя селить — должен же кто-то охранять государственные секретные бланки. Кроме того, как заметил один мой друг, у которого сын решил переселиться в Россию после долгого пребывания в США, «в Америке все его документы состояли из трех пластиковых карточек, а в России он за два месяца обзавелся папкой, в которую складывает все новые и новые бумажки».

Плюсы для банков весьма призрачные. Приходит, например, человек за автокредитом, а банк ему поднимает ставку на три процентных пункта. Потому что права выдал только в прошлом месяце и риски того, что клиент разобьет машину и с горя перестанет обслуживать кредит, весьма велики. Или возможность вне очереди обновить загранпаспорт руководителю подразделения. Даже в голову ничего не приходит.

Государство, конечно, пообещает расходы компенсировать. Но все же знают, как это происходит — вы сначала посчитайте, задокументируйте, подайте заявку, потом ее рассмотрят, потом бюджетный год закончится, и надо будет все переносить и повторять. Да, все банкиры знают, что ссориться с государством, а тем паче с его представителями нельзя. Чревато. Но у нас проблема в том, что каждое ведомство — это само по себе государство.

Вот, например, уважил ты просьбу Игоря Ивановича и потираешь руки в предвкушении госзаказов. А вместо этого встречаешь доначисление от ФНС за два последних года и две внеплановых проверки от ЦБ. И говоришь проверяющим: «Как же так, я же государство поддерживаю во всех инициативах, документы выдаю, вот грамота висит от министерства». А тебе: «Спасибо вам большое, дорогой банк. Мы наград не выдаем, мы по другому ведомству». То есть государство у нас в официальных речах только одно, а представители у него разные, и договариваться нужно со всеми, чтобы государство считалось полностью удовлетворенным.

Но ведь и не значит это, что просьбу одного органа можно оставить без внимания. Хуже-то здесь очень даже бывает. Ну и вопрос, за чей счет банкет, тоже остался. Я бы, например, на месте банка потребовал открытия точек продаж в многофункциональных центрах. Это было бы справедливо. Боюсь только, что в МФЦ не согласятся — скажут, что они совсем из другого органа и ничего никому не должны.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции