В конце этого года банки получат доступ к справкам по форме 2-НДФЛ и данным Пенсионного фонда.

Когда в прошлом году ПФР фактически заблокировал инициативу сделать СНИЛС одним из обязательных документов при обращении заемщика в банк (и основных идентификаторов), казалось, что эта крепость будет стоять вечно. Но то ли на песке покоилась вся ее каменная мощь, то ли штурмующие оказались слишком искусны, но она обрушилась, прихватив с собой стоявший неподалеку бастион ФНС. С конца этого года банки получат беспрепятственный доступ к данным Пенсионного фонда и сведениям о доходах граждан. Словосочетания «в порядке эксперимента» и «ограниченное число банков» все еще звучат, но кажутся всего лишь необходимыми оговорками. Многие заговорили о начале эры «бесконтактного» кредитования. Которое возможно, и более чем. Особенно если заемщики смогут удаленно давать согласие, как декларируется, не только на получение выписки из ПФР, но и к кредитной истории.

Но и без дистанционных кредитов некоторые прорывные моменты очевидны.

· Банки смогут качественнее оценивать финансовое положение заемщика. Написать в справке по форме банка можно все что угодно. 2-НДФЛ и отчисления в Пенсионный фонд покажут, какая у заемщика «официалка», косвенно позволят установить, насколько вменяемый и «белый» у заемщика работодатель, ценит ли он заемщика как сотрудника.

· Кредиторы смогут лучше идентифицировать заемщиков. Отчего, например, и кредитные истории реже станут портиться записями о «левых» кредитах и обращениях в банки от тезок, проживающих в одном регионе с ничего об этом не подозревающим заемщиком. Тоже хорошо.

Но вообще доступ к данным налоговиков и Пенсионного фонда — логичное продолжение кампании по обеспечению банков всей полнотой информации о заемщике. В одной канве с идеей объединять отчеты из всех кредитных бюро, чтобы оценка кредитной нагрузки заемщика была предельно точной.

Не просто так, конечно, а с умыслом. Регулятор неоднократно заявлял, что высшая цель всех последних мероприятий — ограничить одних в возможности набирать кучу непосильных кредитов, а других — выдавать их и затем оправдываться, что часть-то информации была скрыта и оценку произвести мешала.

Дальше (вероятно) в ход пойдут соответствующие изменения в закон «О кредитных историях», ограничение прав кредиторов по взысканию задолженности по кредитам, которые были выданы уже закредитованному заемщику, введение какого-нибудь специального индекса для физических лиц, определение максимально допустимой долговой нагрузки. И что-нибудь еще.

Но если в итоге одни — неадекватно оценивающие свои шансы вернуть полученный кредит — не смогут влезать в критичные для себя долги, а другие — наоборот, ответственные потребители финансовых услуг — получат возможность оформлять кредиты на покупку чего-то серьезного, включая ипотеку, прямо из дома, значит все было/делается не зря. И пусть себе отдает легкой замятинщиной (кто не знает, я имею в виду Евгения Замятина и его знаменитую антиутопию «Мы»). Глобализация данных неизбежна. Главное, чтобы было а) в обе стороны безопасно; б) удобно.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции