Недавно аналитический центр НАФИ подсчитал, что доля заемщиков, которые не находят ничего дурного в небольшой задержке платежа по кредиту, выросла с 2013 года с 22% до 38%. При этом процент тех, кто считает такую просрочку недопустимой, за это же время снизился с 57% до 53%.

Вроде бы это немного и потенциально добросовестные заемщики сохраняют «контрольный пакет», но все же цифры даже во втором случае будут весьма ощутимыми, если применить их к 11,5 трлн рублей потребительских кредитов, находящихся на балансах банков. К этому можно добавить, что в крупных финансовых центрах — Москве и Санкт-Петербурге — заемщики чаще относились несерьезно к задержкам платежей.

Казалось бы, такая информация противоречит рапортам об успехах программы финансовой грамотности — реализуемой и только что принятой (в перспективе до 2023 года). Но очевидно, что противоречие это иллюзорно, потому что не могут жители двух столиц, концентрирующих 95% банковского капитала, уступать в финграмотности жителям провинции.

Следовательно, стоит принять как данность то, что одной из дисциплин финансового образования или его очередной ступенью является наука о возможности безболезненно просрочивать платежи по кредиту. И это действительно так. Подтверждаю. Я знаком с одним, безусловно, грамотным финансистом, регулярно выступающим с просветительскими лекциями, который без особого трепета относится к своей кредитной истории и регулярно допускал в прошлом просрочки по кредиту. Ничего особенного — значит, может себе позволить.

Банкиры знают о такой психологической особенности новообразованного среднего класса. И потому часто отказывают в мизерных кредитах вполне обеспеченным людям — просто потому, что для них это такая мелочь, о которой можно легко забыть.

Мне кажется, это очень любопытный психологический феномен. С одной стороны, очень похоже на известную присказку о том, что тонут по большей части не те, кто не умеет плавать, а те, кто умеет. Научились дети держаться на воде и поплыли до бакена. Понятно, что в их случае риск больше, чем у тех, кто плещется в лягушатнике.

Но у нас же есть при этом еще одна проблема — большинство обществ потребителей, надзирающие и правоохранительные органы наперебой убеждают заемщиков, что они как клиенты всегда правы, а банк не имеет права брать с них ни комиссию, ни пеню, ни штраф. Если же будет суд, то за неаккуратного клиента вступятся все службы и ведомства — ну, может, за исключением ЦБ. Грамотный сутяжник всегда сможет засудить коллектора независимо от мягкости применяемых последним мер. Это знание в нас вливают на протяжении последних десяти лет. Мы образовываемся под аккомпанемент новостей о том, как злы и неправы взыскатели долгов.

Банки со своей стороны тоже способствуют «повышению грамотности». До 90 дней просрочки там готовы терпеть без санкций, а операционистки часто убеждают плательщиков прийти со своим платежом в другой день, поскольку небольшие просрочки ни на что не влияют. Так и оказывается, что крайние сроки переносятся. Потом переносятся еще раз. Потом — «что-то не сложилось», и просрочку уже взыскивают по суду. Зато человек прослушал полный курс финансовой грамотности, может считаться квалифицированным заемщиком и давать советы менее опытным банковским клиентам.

Речь здесь, наверное, скорее о болезни роста, чем о долгосрочной тенденции. Если заемщик не наделает ошибок в «подростковом возрасте», то с финансовой аккуратностью у него тоже потом все будет в порядке. Как говорили о Томе Сойере, «он будет президентом, если его до той поры не повесят». А это случится тем скорее, чем надзорные ведомства и банки перестанут перетягивать заемщиков на свою сторону. В противном случае следующим кризисом может стать кризис необязательности.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции