Депутаты партии, специализирующейся на справедливости, предложили запретить микрозаймы. Снова. Значит, есть повод разобраться, за что МФО критикуют, почему их таки не отменят, а также кому и на что нужны микро- и нанозаймы.

Нужны, во-первых, самой партии, специализирующейся на справедливости. Это же «хайп», который всегда под рукой. Появилась лишняя минутка, вышел к журналистам, сказал: желаю, мол, запретить. И всё: столько-то публикаций в федеральных СМИ собрал, столько-то политических очков заработал. И ладно. Для убедительности можно поднять пару кейсов, когда треклятые «скруджи» из МФО на пару с опричниками-коллекторами что-нибудь эдакое вытворили. И выдать это за норму.

Во-вторых, нужны заемщикам категории сабпрайм для решения тактических и стратегических финансовых задач. Низкий официальный доход или невозможность подтвердить его, свежие банковские отказы, неидеальная платежная репутация, а небольшой кредит нужен. Куда идти? Плюс — что бы ни говорилось по этому поводу — с помощью микрозаймов можно реанимировать кредитную историю. Какой-то процент заемщиков наверняка именно так микрозаймы и использует. Хотя явно небольшой.

В-третьих, частным предпринимателям и молодому бизнесу. Иногда получить деньги в «микрофинансах» легче, чем бизнес-кредит или даже обычный «потреб» в банке. И точно быстрее.

Критикуют МФО за асоциальность и за то, что не обеспечивают доступности финансовых инструментов в малых населенных пунктах. Критикам возражает Елена Стратьева, директор СРО МиР. Она утверждает, что примерно 50% МФО, подконтрольных регулятору, работают как раз в населенных пунктах с населением менее 30 тыс. человек. Ну а про асоциальность возразить нечего. Основная цель бизнеса — зарабатывать деньги. И МФО деньги зарабатывают. Легально, законно, в соответствии с требованиями ЦБ (которых немало) и спросом, который, очевидно, есть.

По данным Объединенного кредитного бюро, в 2017 года МФО выдали 2,3 млн микрозаймов на сумму 15,8 млрд рублей. В штуках больше почти на 15%, чем в прошлом году, в деньгах — на треть. И вот это, собственно, две причины, по которым микрозаймы не отменят. Они нужны населению. И они нужны и подконтрольны государству в лице регулятора. Глава ЦБ Эльвира Набиуллина не раз высказывалась в том духе, что, да, микрозаймы люди берут не от хорошей жизни. Но запрещать МФО работать на этом рынке как минимум недальновидно.

Тем более что есть цифры, которые свидетельствуют не в пользу довода об асоциальности. В 2016 году на каждую тысячу договоров с МФО приходилось всего 0,63 жалобы. С начала этого года жалоб стало еще меньше (когда вступили в действие очередные ограничения для МФО по методам взыскания просроченной задолженности). Поэтому приглядывать — да, регулировать — да, закрывать — нет.

Да рынок и сам способен дойти до нужной кондиции. Новое поколение заемщиков перестанет брать только потому, что дают. Предыдущее — научится на собственных горьких ошибках. Выкристаллизуются «хорошие парни», уйдут с рынка «плохие». Правила станут понятнее и наверняка проще. Введут индивидуальный индекс долговой нагрузки, откроют доступ ко всем бюро кредитных историй для оценки заемщика. Лишат возможности закредитовываться и закредитовывать до последнего предела и «психологического дефолта», когда не платить просто легче, чем думать о том, как это сделать.

И тогда не будет поводов для сомнительных законодательных инициатив, хотя бы в отношении небольших займов. Другие будут.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции