У банков бывают не только фиктивные активы и капитал, но также и фиктивные собственники. Повышение прозрачности структуры собственности будет способствовать очистке российского банковского сектора от криминала.

29 декабря, под занавес года, ЦБ отозвал лицензию у небольшого вологодского банка «Северный Кредит». В неграмотном, но берущем за душу обращении банка к клиентам сказано (орфография и пунктуация оригинала сохранены. — Прим. Банки.ру): «Продемонстрировав успешные показатели на протяжении всей деятельности, Банком заинтересовались лица, которые привели его к плачевному итогу. Приобретя в 2017 году значимый пакет акций и заняв в этом же году руководящие посты в АО КБ «Северный Кредит», они смогли влиять на финансовые операции. В настоящее время АО КБ «Северный Кредит» подано заявление в правоохранительные органы, по которому проводится доследственная проверка. Врио Председателя Правления Крылов С., а также ряд сотрудников, назначенных новыми акционерами Банка, исчезли».

В документе «Список лиц, под контролем либо значительным влиянием которых находится банк по состоянию на 02 октября 2017 года», помимо Вологодской области, которой принадлежат 23,2% акций банка, числятся еще 12 физлиц — «конечных бенефициаров банка». Кроме Вологодской области, которая безуспешно пыталась продать свои акции, остальные конечные бенефициары могут оказаться «номиналами», за которыми прячутся истинные конечные бенефициары. Пакеты всех акционеров, кроме Вологодской области, меньше 10%. Такое дробление пакетов делается, чтобы не получать разрешение ЦБ о смене собственников.

Аналогичная ситуация наблюдается во многих российских банках. В дагестанских банках были целые аулы липовых конечных бенефициаров. Например, в Анджибанке значилось 28 акционеров. Одна из целей института фиктивных конечных бенефициаров — сокрытие истинных владельцев банка, что позволяет криминалитету сравнительно безопасно надувать «пузыри», выводить активы из банков, тиражировать «тетрадки», водить «караваны» и заниматься другими безобразиями.

В отличие от зицпредседателя Фунта, который «сидел и при Александре Втором Освободителе, и при Александре Третьем Миротворце, и при Николае Втором Кровавом», липовые конечные бенефициары не садятся в тюрьму в случае выявления в банке криминала. И не несут ответственности за «дыру» в балансе. А ведь они способствуют созданию условий для криминальной деятельности истинных собственников.

Липовыми акционерами активно пользовались серийные банкстеры Алякин, Григорьев, Токарев, Антонов и другие.

Если конечные бенефициары будут нести субсидиарную ответственность в случае банкротства банка, а также в случае его санации, то институт фиктивных конечных бенефициаров резко пойдет на убыль — ставки в этой игре станут непомерно высокими. Кроме того, полезно было бы ввести уголовную ответственность за фиктивное «бенефициарство».

Такая новация будет способствовать очистке российского банковского сектора от криминала.

Разумеется, чистка банков от фиктивных бенефициаров должна проводиться с умом. Понятно, что небольшие пакеты могут оставаться у прежних собственников. Также следует осторожно подойти к акционерам банков, чьи акции обращаются на бирже, чтобы не разрушить этот сегмент фондового рынка.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции