Банк России собирается проверять на полиграфе — он же детектор лжи — часть своих сотрудников. Есть ли в этом какой-нибудь практический смысл? Стоит ли распространить такую практику на всех работников банков, госкорпораций и чиновников? Спойлер: нет.

По данным издания «Ведомости», Банк России хочет проверить на полиграфе сотрудников, непосредственно связанных с поднадзорными кредитными организациями, — кураторов банков и уполномоченных представителей, которые работают непосредственно внутри банков. Смысл такой проверки — убедиться, что работники надзора не коррумпированы и хранят банковские тайны, не допуская утечек нежелательной информации. Более того, часть сотрудников службы текущего банковского надзора, если верить источникам «Ведомостей», уже проверили.

Регулятор «в течение нескольких месяцев тестирует использование методик психофизиологического исследования в качестве одного из инструментов комплексной оценки сотрудников наряду с профессиональным и аналитическим тестированием, подтвержденными результатами работы, оценкой руководителей...», подтвердил «Ведомостям» представитель ЦБ. По его словам, методика используется «очень точечно» — например, при найме сотрудников в закупочные подразделения.

Почему Банк России начал такую проверку, в общем, понятно. Когда в относительно благополучном (на фоне начавшегося весной 2014 года, а на самом деле уже в конце 2013-го экономического кризиса) 2017 году в России начали рушиться даже системообразующие банки, которые пришлось экстренно спасать самому регулятору, сразу стали возникать резонные сомнения в качестве банковского надзора. Причем не только в чисто профессиональных качествах, но и в честности «персонала тюрьмы». Конечно, если руководство Банка России будет уверено, что все сотрудники регулятора честны, как поцелуй младенца, ему будет жить и работать легче. Только дает ли полиграф такую уверенность? И является ли дефицит честности проверяющих главной проблемой нашей банковской системы, в которой банки научились рисовать отчетность не хуже, чем Рафаэль Санти — мадонн?

У проверки банкиров (а также госчиновников и прочих потенциальных кандидатов в реальные коррупционеры) на детекторе лжи есть три существенных изъяна: юридический, профессиональный и моральный.

Юридический изъян — самый очевидный. В нашем Трудовом кодексе и вообще в российском законодательстве нет такого законного способа оценки профессиональной пригодности работника, как проверка на полиграфе. То есть результаты такого «допроса с пристрастием» не могут быть законным основанием для увольнения сотрудника или других, менее жестких мер наказания. Зато успешно оспорить такую проверку в суде и тем самым оскандалить проверяющее ведомство сотрудник вполне может.

Профессиональный изъян состоит в том, что — даже если предположить, что и сам полиграф никогда не ошибается, и никакой человек не может обмануть эту адскую машину честности (хотя оба предположения в реальности неверны), — далеко не всегда в действиях банкиров, приводящих к плачевным результатам, есть злой умысел. Вряд ли «Открытие», «Югра» или Татфондбанк погорели исключительно из-за «нечестного» надзора со стороны ЦБ. И не «аналитик Гаврилов» своим письмом спровоцировал то, что случилось с банками «московского кольца». Как раз Гаврилов в своем письме оказался совершенно честным. Доказывать махинации и нечестность любых граждан в их профессиональной деятельности — прерогатива суда. Если это начнут делать сами банки, министерства и ведомства, их работа превратится в нескончаемую охоту на ведьм.

Здесь мы плавно подходим к моральному изъяну использования полиграфа. В случае с Банком России сразу возникает вопрос: почему проверка выборочная? Если уж проверяете, то всех. Причем тогда уж руководителям лучше начать с себя — хотя бы на том основании, что они по должности отвечают за работу подчиненных. Опять же само по себе детектирование на ложь не может не порождать в работниках дополнительной напряженности и парализует их волю к нормальной работе.

Наконец, есть и более жесткая моральная проблема. Как-то нелепо проверять работников госструктур на детекторе лжи в государстве, которое само едва ли является образцом честности. Даже в глазах самых ярых фанатов любого российского начальства. У нас не могут с четырех раз доставить в суд главного заказчика дела о взятке против федерального министра: вот где было бы интересно проверить обоих на детекторе лжи. У нас можно найти тысячи примеров публичной лжи госчиновников и политиков по самым разным поводам. Спрашивается, является ли публичная ложь основанием для немедленного увольнения таких людей с их должностей?

Детектор лжи в свое время стал модным на волне давней любви прежде всего государства к идее управления сознанием людей. Получить контроль над сознанием, заранее предсказывать возможное поведение человека, распознать его склонность к бытовой лжи — это очень заманчиво. Не только для политических, но и для экономических манипуляций с людьми: собственно, у спецслужб и отделов маркетинга финансовых и торговых заведений общее желание знать о каждом человеке гораздо больше, пусть и по разным причинам. У первых — чтобы держать нас под контролем, у вторых — чтобы лучше продавать нам свои товары и услуги.

Но управлять банком и компанией или контролировать финансовые рынки с помощью детектора лжи не очень хорошая идея. Это слишком сложные многофигурные и многофакторные сущности, чтобы просто привязать человека к креслу специальными проводами-датчиками (сам процесс проверки на полиграфе даже визуально очень напоминает пытку или, в лучше случае, медицинскую процедуру измерения артериального давления) и гарантировать, что вы победите мошенничество. А заодно и неизбежные фатальные для бизнеса ошибки экономических агентов. Зато атмосферу всеобщей подозрительности в любом коллективе такие проверки создадут непременно. Ожидать в такой атмосфере эффективной и качественной работы явно не приходится.