Микрофинансовые организации ограничат. Снова. Но в этот раз довольно жестко.

В фильме «Место встречи изменить нельзя» у актера Всеволода Абдулова есть гениальный монолог. Формально про выигрыш в лотерею и предательство товарищей. А на самом деле про классицистическую такую борьбу между чувством и долгом, частным и общественным, европейским и азиатским. «Я давно заметил! С тех пор как выигрыш выпал мне, возненавидели вы меня, и все вы стали по-другому ко мне относиться! Все стали по-другому смотреть! Как будто я украл. Украл этот выигрыш, а не государство мне дало!» Вот примерно в такой же ситуации сейчас находятся российские микрофинансовые организации (МФО). Только они ничего не выигрывали, а все сделали сами. Но все равно, как будто по привычке, смотрят на них косо.

Появились, заняли свою нишу — никому на тот момент не нужную — и начали развиваться. Сначала стихийно, затем под пристальным вниманием и контролем регулятора. От киосков на заплеванных остановках к высокотехнологичным онлайн-платформам за 5—6 лет. Лицензирование прошли, передавать информацию в бюро кредитных историй начали, размер максимальных ставок по займам ввели, штрафные санкции и размер переплаты ограничили. Меры воздействия на неплательщиков, кажется, привели в чувство.

Нет, не помогает. Вместо признания новые ограничительные меры.

На этот раз дело касается займов категории pay day loans, «до зарплаты». Средний размер таких займов составляет 10 700 рублей, за прошлый год он вырос на 13,7%, по данным Национального бюро кредитных историй. Самые большие PDL-займы — 18 800 рублей — выдают в Москве. Самые низкие — в Кемерово: 7 600 рублей. «До зарплаты» МФО выдают почти каждый пятый заем. Считается, что это самый доходный продукт для микрофинансистов. Средняя ставка — 2% в день, срок кредита достигает двух месяцев.

Что хочет сделать ЦБ:

· ограничить размер займа суммой 10 000 рублей;

· установить максимальный срок займа — 15 дней;

· запретить продление срока займа, увеличение его суммы;

· зафиксировать платежи и размер переплаты по займам «до зарплаты» 3 000 рублей со всеми штрафными выплатами.

Почему так, Банк России тоже объяснил. Регулятору кажется, что российский заемщик все еще не готов самостоятельно принимать решения и взвешивать свои кредитные риски. При этом регулятор вроде бы даже осознает «риски, которые заключаются в том, что мы наносим очень сильный удар по сегменту PDL, который составляет примерно 20% займов, выдаваемых микрофинансовыми организациями».

Если заявленные регулятором принципы станут соблюдаться, самое лучшее, что может случиться, — снижение количества одобренных заявок по займам «до зарплаты». Самое апокалиптичное — с рынка может уйти большинство компаний, работающих с займами «до зарплаты». И даже все. Такого мнения, например, придерживается главный исполнительный директор ООО «Домашние деньги» Андрей Бахвалов. Он указал в своем комментарии РБК, что к 2021 году с рынка могут уйти все компании, работающие в сегменте займов «до зарплаты».

С рынка уйдут, но недалеко — обоснуются в тени. Поскольку у населения есть явная потребность в микрозаймах. Отсутствие лицензии остановит 2—3% заемщиков. Остальные продолжат занимать, только уже у никем не регулируемых кредиторов, со всеми вытекающими последствиями.

И никто не в выигрыше: ни потребитель, ни кредитор, ни даже сам регулятор. Потому что, несмотря на принадлежность операций по теневому кредитованию МВД, претензии будут предъявлять «самому главному кредитору». По привычке.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции