ЦБ в свойственной ему неторопливой, но решительной манере переходит от слов к делу. С 1 января 2019 года он обяжет банки рассчитывать показатель долговой нагрузки заемщиков на основании данных кредитной истории и сведений о доходах. Пока — самостоятельно.

Для чего это делается, я уже недавно писал. Регулятор считает, что это поможет снизить уровень закредитованности населения. Хотя бы той его части, которая обычно между одним кризисом и другим загоняет себя в долговую яму охотно и даже с некоторым азартом. «Бери пока дают» и вот это вот все. А еще мера призвана помочь и самим банкам. Не наплодить дефолтников и не остаться с пассивами.

Рассчитывать показатель долговой нагрузки (ПДН, не путать с ПДн, которые суть персональные данные) нужно будет для всех кредитов свыше 10 000 рублей.

Конкретной методики банкам ЦБ не предлагает. Рекомендует смотреть кредитную историю, чтобы узнать, сколько заемщик уже платит другим кредиторам, и справки о доходах, чтобы узнать, сколько тот получает. И на основании этих данных рассчитывать предельный ПДН. Впоследствии, вероятно, пособирав статистику с игроков, ЦБ все же установит какой-то предельный уровень долговой нагрузки и спустит его банкам сверху. Но пока нет.

Мнение большинства экспертов рынка — кардинально ситуацию инициатива регулятора не поменяет. Во-первых, банки и так уже все это делают: запрашивают документы, считают долговую нагрузку и редко кредитуют заемщиков с предельными показателями DTI. А когда кредитуют, рассчитывают и, соответственно, страхуют свои риски.

Во-вторых, есть в русском фольклоре поговорка про одно домашнее животное и грязь, которую оно всегда находит. И пока есть простор для «деятельности»: разность данных бюро кредитных историй, с которыми работают банки, минимум два источника информации о доходах — «по форме банка» и 2-НДФЛ — и нет четких правил по ограничению долговой нагрузки, люди продолжат кредитоваться, в том числе сверх всякой меры.

Что могло бы изменить ситуацию ощутимо, так это автоматизация оценки и четкий стандарт. Понятный как банкам, так и — что даже важнее — заемщикам. Условно, банковский андеррайтер идентифицирует заемщика. Нажимает кнопку «Рассчитать кредит» и получает результат, что предъявленный системе Иванов Иван Иванович имеет кредитов на столько-то рублей в месяц, доходы его столько-то, кредит можно выдать только на такую сумму и примерно под такую ставку. И данные для расчета этого скоринга предоставили все бюро кредитных историй, ПФР, ФНС, а размер кредита и ставка ограничены ЦБ. И без альтернатив. Или берешь столько (вполне вероятно, что и нисколько), или «мы готовы предложить вам другие услуги банка, например размещение вкладов».

Больше того, сам заемщик, скажем, в личном кабинете «Госуслуг» мог бы эту же операцию выполнить самостоятельно и понять, на какое кредитование он рассчитывать может или почему нет. Чтобы не тратить ни своего времени, ни давешнего банковского андеррайтера на заведение заявки и прочее.

И вот да, описанный еще в «Матрице» машинный диктат. И открытая настежь дверь для теневых кредиторов. Но зато максимальная прозрачность рынка и минимальные шансы перекредитоваться для основной массы заемщиков.

А так — сплошные полумеры и вредная рынку неопределенность. Бесполезная. Как с Telegram примерно, только хуже, потому что про деньги.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции