Идущая с 16 апреля государственная блокировка мессенджера Telegram — едва ли не единственного с начала века продукта мирового качества и масштаба, произведенного выходцем из России, — очень полезна. И не только потому, что государство устроило бесплатные курсы повышения компьютерной грамотности.

У этой масштабной государственной спецоперации есть еще как минимум два полезных следствия — причем независимо от ее исхода. Во-первых, нам буквально на пальцах объясняют, почему не будет и не может быть никакой цифровой революции в стране, где в головах у чиновников скрепы. Или если может, то только «снизу», на уровне граждан, а не государственных институтов. Чтобы минимизировать общение с государством и контроль с его стороны за поведением людей, в том числе — финансовым. И во-вторых, наше государство, пожалуй, впервые за долгое время с такой наглядностью демонстрирует себе любимому, почему в принципе не надо принимать законов, если у вас нет уверенности в том, что их можно исполнить.

Россия решила пойти по китайскому пути и начать блокировать неугодные государству интернет-сервисы. О том, чем китайский путь все-таки отличается от российского, поговорим ниже. Пока только спойлер: у Китая тоже не получилось, как он хотел. Всё желаемое заблокировать не удалось, хотя пытаются уже 15 лет.

Итак, блокировка мессенджера в России началась еще 16 апреля, но Telegram уклоняется, меняя IP-адреса мобильной версии и провайдеров хостинга. В итоге 16—17 апреля в черный список Роскомнадзора попали почти 20 млн IP-адресов облачных сервисов Amazon и Google, которые использовал Telegram. Это вызвало массовую блокировку случайных сайтов. Но «деградация» работы мобильной версии самого Telegram при этом составила, по некоторым оценкам, лишь около 20%.

Дело дошло до того, что эта тема всплыла на традиционном ежедневном брифинге пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова, которого спросили, не дискредитируют ли Роскомнадзор «его безуспешные попытки исполнить закон и заблокировать Telegram на территории России». Песков как мог защитил ведомство: «Понятно, что для исполнения закона нужно время. Вполне также можно согласиться и понять, что это вопрос не одного дня исполнения этого закона, поэтому давайте просто еще какое-то время подождем. Я бы не стал здесь говорить о какой-то дискредитации или еще что-то». Песков совершенно прав: Роскомнадзор всего лишь исполнитель закона. Если случившееся и дискредитирует кого-то, так это авторов закона и наше государство.

Пока «технические» первые последствия блокировки Telegram в России можно посмотреть здесь и здесь. Очень показательно, что сам глава Роскомнадзора Александр Жаров публично признал, что россияне совершенно законно могут пользоваться мессенджером и дальше. «Конфликта между органами власти и аудиторией мессенджера нет. Вопрос не к пользователям, вопрос к администрации Telegram», — сказал он в интервью «Известиям». И в том же интервью не исключил блокировку в России до конца года Facebook. То есть с первого раза до нашего государства не доходит, что попытки вычерпывать воду из океана дуршлагом не превратят океан в безводную пустыню.

Но главная проблема даже не в том, что по крайне неубедительным причинам в России с помощью отдельного закона, то есть абсолютно легально и сознательно, пытаются блокировать популярный мессенджер. Тем самым только повышая его популярность и известность бренда в нашей стране. Гораздо важнее разобраться в том, почему начавшаяся довольно давно война создателя Telegram Павла Дурова и российских властей к настоящему моменту привела именно к таким результатам. Почему Марк Цукерберг давал пять часов показания в сенате США, но едва ли будет делать то же самое в России, если у нас надумают заблокировать его детище. (Кстати, как тут не вспомнить знаменитый визит Цукерберга в МГУ 2 октября 2012 года, когда на время его пребывания в главном вузе России в целях безопасности решили… временно отключить Интернет — уже тогда тренировались.)

Нельзя со стопроцентной уверенностью говорить, что все крупные зарубежные интернет-сервисы не захотят подчиниться требованиям нашего законодательства перенести персональные данные о своих российских пользователях в Россию. Но можно уверенно говорить о том, почему владельцы этих сервисов не торопятся это делать. Главная причина — в размерах российского сегмента Интернета и в его коммерческой привлекательности.

Теперь вернемся в Китай, который, похоже, стал «ролевой моделью» для России в регулировании Интернета. В Китае с населением примерно 1,33 млрд человек более 70% находятся в так называемом социально активном возрасте (от 15 до 64 лет). Постоянных пользователей Интернета в Поднебесной, по данным на начало 2018 года, 513 млн человек. Почти в 3,5 раза больше, чем все население России.

145 млн китайцев (как раз почти столько, сколько всего людей живет в России) регулярно делают покупки в интернет-магазинах. Годовой оборот интернет-торговли в Китае — 562 млрд долларов. На втором месте США с 349 млрд.

Для сравнения: в России примерно 85 млн пользователей Интернета, из них только 51 млн регулярных пользователей, из которых только около 36 млн делают покупки в Сети, причем почти 40% от этого числа — в зарубежных магазинах. Весь объем интернет-рынка в России — около 500 млрд рублей. Это девятое место в мире после Канады, где живет почти вчетверо меньше людей, чем у нас. Понятно, что даже в силу чисто демографических причин российский интернет-рынок никогда не догонит американский, не говоря уже о китайском. А по главным экономическим показателям мы с Китаем стремительно движемся в разные стороны — скоро Китай уже обгонит Россию даже по средней зарплате, что еще в середине 2000-х казалось немыслимым.

Ровно поэтому с Китаем ведущие мировые интернет-сервисы под угрозой блокировки вынуждены договариваться — кому охота терять такой рынок. А без российского рынка — даже если считать, что обходов блокировок не существует, что неправда, — очень даже могут обойтись.

Но даже и в этом случае Китай поступил иначе, чем Россия. До введения в эксплуатацию знаменитого проекта «Золотой щит» по регулированию китайского Интернета местные интернет-компании запустили специальные внутренние аналоги основных мировых социальных сетей и сервисов. У них есть свой Amazon — хорошо известный на Руси AliExpress, свой WhatsApp — WeChat, свой Twitter — Sina Weibo, свой Facebook — Renren, свой Google — Baidu и даже свой Youtube — Youku Tudou. Все эти проекты раскрутились при минимальной поддержке китайского правительства и обросли обширной клиентской базой. Просто потому, что китайцев в принципе очень много. В частности, WeChat пользуются 300 млн китайцев.

В России, конечно, есть старая добрая «аська», «ВКонтакте» и «Одноклассники». Вот с этой великой триадой под звуки марша требований наших доблестных спецслужб дать им «все ключи от Интернета» мы и движемся семимильными шагами в свое великое цифровое будущее. Если по дороге полицейский не заблокирует.