Почему россияне не протестуют против повышения пенсионного возраста?

Акции протеста против повышения цен на бензин и, с другой стороны, социальная апатия как реакция общества на решение властей повысить пенсионный возраст. И это несмотря на данные опросов, ясно показавших, что подавляющее большинство граждан против (за повышение выступили только 8%). Можно объяснить это тем, что внимание общества было переключено на футбольные баталии, или, скажем, тем, что в последнем случае это воля государства, а за топливом просто не доглядели. На это, кажется, и намекнул президент, когда на «Прямой линии» сказал, что рост цен на бензин связан с налоговыми маневрами правительства.

Как бы то ни было, но очередная пенсионная реформа, которую затеяли власти, оказалась никому не интересна. Разве что журналистам и экспертам, для которых это лишний повод поговорить о том, куда мы катимся. Для всех остальных это в лучшем случае повод выложить новый мем в соцсетях. И не в обиду коллегам по цеху, но читать комменты на каком-нибудь сайте Fishki.net намного интереснее, чем умные статьи. Один из немногих откликов общества на повышение пенсионного возраста — петиция на сайте change.org, которую составила Конфедерация труда России. В петиции, в частности, говорится, что ожидаемая продолжительность жизни мужчин в большинстве российских регионов не дотягивает до 65. А значит, до пенсии, по расчетам авторов петиции, не дотянут примерно 40% россиян и 20% россиянок.

По этому поводу в Интернете появился прекрасный мем. Один чиновник жалуется другому: «Никак не можем утвердить название нового закона о пенсиях. Одним членам правительства нравится «Сдохните, твари!», а другим — «Умрите, нищеброды!»

Жаль, что нынешний гарант Конституции все это не увидит. Ведь если верить его пресс-секретарю, то пока Владимир Путин «не участвует в этом процессе» (обсуждения пенсионной реформы). Что вполне логично: футбол куда более приятное и полезное занятие. В общем, судя по всему, президенту неинтересно. Мало что он там обещал в 2005 году насчет пенсионного возраста.

Неинтересна реформа и тем, ради кого все это затевается, — молодежи. Поколению Y, или тем, кто родился между 80-ми годами прошлого века и нулевыми, оказывается, вообще плевать на светлое будущее. И вместо того, чтобы копить, покупать недвижимость, словом, работать на благо семьи и общества, они предпочитают тратить деньги на удовольствия. На Неглинной даже забеспокоились, что такое «иррациональное поведение» вообще может «подорвать устойчивость существующей модели пенсионной системы». Вряд ли этот тезис оспорили бы сбежавшие из России Анатолий Мотылев, успешно похоронивший четыре банка и семь НПФ, или не менее известный на рынке Борис Минц, пенсионным фондам которого вот уже больше года ищут покупателя (читай: санатора).

Тем, кто родился немного пораньше и пережил лихие 90-е, пенсионная реформа тоже менее интересна, чем, например, рассуждения, сколько потратили на мундиаль и можно ли нашим женщинам во время ЧМ заниматься сексом с иностранцами. Хотя бы просто потому, что расизм для посткоммунистического общества — это еще что-то новенькое, а пенсионную систему меняют чуть ли не каждый год. Самые активные, конечно, побеспокоились, чтобы вытащить накопления из государственной управляющей компании — ВЭБа, но после всех заморозок и у них большие сомнения: а не потребуются ли государству опять деньги, чтобы помочь очередной далекой братской стране? Если кто не в курсе, то по закону пенсионные накопления являются собственностью государства, а отнюдь не граждан.

Тут даже на днях один депутат предложил дать право россиянам распоряжаться самим своими пенсионными деньгами, поменяв их юридический статус. Это же, кстати, предлагалось сделать в концепции ИПК, озвученной Минфином и ЦБ. Гражданам обещали в собственность как взносы, которые они будут платить «добровольно» с зарплаты, так и уже накопленное ранее. Не берусь судить, можно ли поменять статус денег задним числом и готово ли государство сделать такой щедрый подарок (как-никак, а речь о 4 трлн рублей), но только пенсионной системе это не поможет. Не только потому, что у половины населения доходы ниже средних или подорвано доверие к финансовым институтам. Оставлю эти доводы экспертам. Скажу только, что пенсионная система в России пока явно проигрывает конкурентную борьбу другим способам обеспечить себе старость. Купленная квартира или доллары по-прежнему выглядят более надежными и понятными инструментами для долгосрочных сбережений.

Бессмысленно и неинтересно протестовать и самой лояльной к власти части общества — пенсионерам. Хотя их реформа коснется в первую очередь. Премьер Дмитрий Медведев пообещал со следующего года ежегодную индексацию пенсий на тысячу рублей. Если так дальше пойдет, то к окончанию реформы (2034 год) средняя пенсия по стране может вырасти до 20 тысяч. Если, конечно, весь этот рост не съест инфляция.

Позже намерение индексировать пенсии подтвердила и отвечающая за социальный блок вице-премьер Татьяна Голикова. Она даже назвала даты — с 1 февраля, а затем с 1 апреля следующего года. Правда, потом призналась, что эти блага будут не для всех. Индексация для работающих пенсионеров пока не включена в пакет изменений пенсионной системы.

По большому счету, у тех, кто даже и хотел бы сказать правительству свое «фу» по поводу повышения пенсионного возраста (Навальный не в счет!), нет для этого оснований. Блестящая многоходовка «кремлевских технологов» состоит не в том, что радость от разгрома сборной Саудовской Аравии затмила новости о повышении возраста и НДС. А в том, как это было подано обществу. Если посмотреть последние заявления чиновников, то от того, что граждане будут позже выходить на пенсию, всем станет только лучше. Федеральный бюджет получит дополнительно триллион рублей — это расчеты главы Счетной палаты Алексея Кудрина. Решение о повышении пенсионного возраста окажет положительное влияние на рынок труда — это уже мы слышим из уст главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной.

В отечественном рейтинговом агентстве «АКРА» подсчитали, что за счет реформы можно в будущем увеличить размер пенсии на 40%. «При неизменной системе взносов и использовании Пенсионного фонда России такая разница — это потенциально на 40% более высокие пенсии, чем в сценарии со старыми пенсионными возрастами. С учетом того, что и люди в ранее пенсионных возрастах (а в новой конструкции — трудовых возрастах) тоже будут платить взносы, пенсии теоретически могут быть на 50% выше. Цена этого — на 15—20% более длинная трудовая жизнь», — заявил ТАСС аналитик агентства Дмитрий Куликов.

Так против чего, спрашивается, протестовать? Против роста пенсий? Апатия — да. Раздражение — пожалуйста! Лишний повод поругать власти — да сколько угодно. А в целом сплошной позитив и море юмора. Лучше всех сказал нестареющий мушкетер отечественного кино Михаил Боярский: «Пенсионер» все-таки — это уже финальный рывок в жизни, а так еще есть возможность пожить».

Картину будущего всеобщего благолепия, правда, несколько подпортило Министерство труда и социальной защиты, опубликовавшее релиз, в котором чиновники пояснили, как и для кого будет повышен возраст выхода на пенсию. В нем, в частности, буквально сказано следующее: гражданам, которые не работали или не приобрели полноценного стажа, необходимого для получения страховой пенсии, социальная пенсия теперь будет назначаться не в 60 (женщинам) и 65 лет (мужчинам), а в 68 и 70 лет соответственно. Поясню, что речь о тех, кому не хватило баллов, чтобы получать полноценную трудовую пенсию. Таких людей в стране год от года все больше, поскольку ПФР каждый год увеличивает число необходимых для пенсии баллов. Максимум, на что может рассчитывать такой «недопенсионер», — это пять с небольшим тысяч рублей в месяц. По данным ПФР, сейчас социальную пенсию по старости в России получают 42 тыс. человек.

Так что прав, наверное, известный питерский бард Шнур, написавший:

Пенсионный возраст, как морковка

Перед осликом, что кружит у колодца.

Не достичь его, как горизонта.

Ты к нему, а он совсем не ближе.


Мнение автора может не совпадать с мнением редакции