Из-за антироссийских санкций США кипрские банки вынуждены ужесточить требования к россиянам, владеющим счетами в банках Кипра. В российских СМИ сообщается, что многие российские предприниматели столкнулись с таким ужесточением. Хотя юридически российский бизнес никто не пытается изгнать с Кипра, однако кипрские банки ясно дают понять, что требования к прозрачности операций именно для россиян будут сильно повышены. Например, чтобы снять со счета в кипрском банке крупную сумму, гражданину России придется обосновать цели снятия и то, как снятые со счета средства планируется потратить. Таким образом, бизнес-климат в бывшем офшорном «рае» для россиян сейчас может серьезно ухудшиться.

В российских СМИ сообщалось о давлении, которое Минфин США оказывает на кипрские банки, работающие со счетами россиян. Это происходит в связи с антироссийскими санкциями США, так как американский регулятор особо интересуется счетами олигархов из России, которые недавно подпали под новую волну санкций. Активы российских олигархов из «санкционного» списка США могут быть арестованы по требованию американского Минфина. И если раньше Кипр как уже бывшая офшорная зона предъявлял к владельцам офшорного бизнеса, в том числе к бизнесменам из России, весьма либеральные требования, то теперь все пойдет по-другому. В частности, кипрский финансовый регулятор может потребовать начать распространять на россиян требования Евросоюза о прозрачности бизнеса и доходов.

В складывающихся условиях можно предположить, что наибольшему давлению со стороны надзорных органов Кипра могут подвергнуться россияне-неризиденты, имеющие действующие корпоративные счета из других гаваней с льготным налогообложением.

Чем это грозит российским предпринимателям? Самое худшее, что их ждет на Кипре, — это закрытие счетов: если они не смогут предоставить убедительные для кипрского банка объяснения происхождения крупных сумм денег, хранящихся у них на счетах, а также цели, для которых крупные суммы снимаются со счетов.

Конечно, россияне могут вывести средства из кипрских банков и перевести их в российские банки. Однако не все захотят возвращать свои средства обратно в Россию. Прежде всего — из-за существующей негибкой системы налогообложения и ожиданий «налоговой донастройки» от правительства, которая в том числе может быть связана с повышением НДС или иных налогов.

Некоторые предприниматели могут рассматривать вопрос о смене налогового резидентства. Но сфера таких возможностей постоянно сужается. Еще несколько лет назад не все российские бизнесмены были готовы открывать офшорную компанию на Кипре именно из-за того, что Кипр долгое время имел не самую солидную репутацию как «отмывочной» офшорной зоны. Они предпочитали другие офшорные зоны в Европе. Однако сейчас российскому бизнесмену, который хочет уменьшить налогооблагаемую базу, в Европе придется несладко. «Конкурентами» Кипра для россиян были Люксембург, Нидерланды, Лихтенштейн, Британские Виргинские острова, Ирландия и ряд других стран с благоприятным налоговым климатом. Но большинство из них входят в Евросоюз, который также ввел санкции против России, да и до санкций там всегда были повышенные требования к прозрачности доходов конечных бенифициаров офшорных компаний, по сравнению с Кипром. А Британские Виргинские острова также могут перестать быть дружественными к россиянам, если Великобритания из-за последних политических скандалов ужесточит антироссийские санкции.

Недавно россияне стали сталкиваться с ужесточением требований банков, например, из Латвии, которые еще недавно были рады любому крупному клиенту из России. Теперь россиянину, чтобы хранить крупные суммы денег в латвийском банке, нужно сначала будет убедительно доказать законность происхождения этих денежных средств.

Как много россиян пострадает от ужесточения требований кипрских банков? В открытых источниках приводились оценки, что из-за повышения требований к прозрачности доходов более 150 тыс. счетов российских предпринимателей могут вывести капиталы с Кипра. Это немного. Российская экономика, если, теоретически, они выведут капитал с Кипра обратно в Россию, только выиграет. Однако это будет иметь символическое значение — как сигнал о финансово-экономической изоляции России со стороны Запада.

Самой сложной процедурой для многих россиян — владельцев офшорного бизнеса может оказаться доказательство законности происхождения своих капиталов. Многие из проживающих на Кипре российских бизнесменов обогатились в 90-е годы XX века или в начале нулевых годов XXI века. Нередко их состояния были сколочены за счет участия в залоговых аукционах, когда государственное имущество распродавалось по символическим ценам, или за счет скупки по бросовым ценам акций приватизированных предприятий в регионах и перепродажи их затем на фондовой бирже по ценам, в разы превышающим цену покупки. По существу, в таких операциях ничего незаконного нет, игра на ценовой разнице финансовых активов легальна и регулируется государством в любой стране, где есть рыночная экономика. Но предпринимателям будет сложно доказать, что они заработали свои капиталы именно за счет биржевой игры, а не за счет отмывания денег, полученных преступным путем.

Например, еще в начале нулевых годов на российских биржах торговались акции нескольких десятков региональных «телекомов», которые потом были объединены в семь крупных операторов проводной связи по федеральным округам. Похожая история была с акциями электроэнергетических компаний, многие из которых прекратили свое существование после масштабной реформы электроэнергетики в России. Если некий российский бизнесмен заработал свои капиталы именно на объединении «телекомов» или реформе энергетики, то ему придется немало потрудиться для объяснения комплаенсу банка, какие акции он купил и потом выгодно продал. Для целей прозрачности происхождения доходов комплаенс-подразделения банков могут запрашивать уставные документы тех компаний, акциями которых российский предприниматель ранее владел. А как быть, если компании уже не существует? Конечно, некоторые банки могут счесть достаточными объяснения, что эти эмитенты были в таком-то году поглощены другими компаниями. Но некоторые могут придраться к тому, что этих эмитентов уже не существует, и где гарантия, спросят комплаенс-офицеры, что российский предприниматель не заработал свои доходы, осуществляя мнимые или фиктивные сделки?

Еще более сложной процедурой может стать объяснение происхождения доходов, например, от продажи квартиры или иной недвижимости в России: ведь кипрские банки могут потребовать не только копию договора купли-продажи недвижимости, но еще выписки из российских банков или налоговых инспекций. При этом подавляющее большинство сделок по продаже и покупке недвижимости в начале нулевых годов, не говоря уже о «лихих» 90-х, оплачивались наличными деньгами. И этого уже достаточно, чтобы комплаенс кипрского банка забеспокоился, все ли тут «чисто»… Но даже если сделки оплачивались в безналичном порядке, у россиян могут быть проблемы с предоставлением справок на Кипр из российского банка о том, что клиент осуществил сделку купли-продажи ценных бумаг или иного имущества, если у этого банка уже отозвана лицензия.

Так что российским предпринимателям придется серьезно «попотеть», чтобы объяснить кипрским банкам происхождение своих доходов, даже если эти доходы были получены честным путем, но не были оформлены так, как этого требует законодательство Евросоюза. У них сейчас три основных выхода: сменить текущее кипрское налоговое резидентство на резидентство все еще дружественной к России страны (речь может идти об Израиле или о некоторых небольших островных государствах, которые не так сильно зависят от диктата США или Великобритании, чем Кипр и иные широко известные офшорные страны); не пожалеть денег на услуги квалифицированного местного налогового консультанта с хорошей деловой репутацией, который объяснит, как легко обойти «подводные камни» кипрских банков. Или, наконец, вернуться и вернуть свои капиталы обратно в Россию. Я думаю, что в условиях объявленной амнистии капитала третий выход был бы самым оптимальным.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции