Намерение Банка России увеличить размер страхового покрытия по банковским вкладам для отдельных категорий вкладчиков в отдельных случаях, кажется, упало на благодатную почву.

Значительная часть российского населения давно уже привычно дробит свои сбережения, распределяя их в несколько банков. А наиболее ленивые не заморачиваются, ограничивая выбор банками с государственным или иностранным участием. Те, у кого жадность и лень заключили союз, все чаще оказываются у разбитого корыта: нормальную доходность предлагают главным образом банки с высокой степенью риска, а расчистку банковского сектора никто не отменял. Вкладчикам такое положение дел уже порядком надоело, а потому и планы ЦБ многие начали с надеждой (и несколько наивно) рассматривать как первый шаг к общему увеличению суммы страхового покрытия.

Но государство наше, если и было когда-то замечено в бескорыстной доброте, давно уже от этого порока избавилось. Оно решает конкретные задачи, поставленные конкретным заказчиком, денег лишних у него в последнее время нет, все подарки всероссийский Дед Мороз раздал во время избирательной кампании, а на «Прямой линии» нужного вопроса никто не задал. Опять же АСВ, назанимав у Банка России в лихую годину, накопило долгов более 1,2 трлн рублей, того и гляди само окажется перед необходимостью оздоровления.

Потому не стоит удивляться довольно резкой отповеди, которую дал заместитель министра финансов Алексей Моисеев на вопрос о возможном увеличении суммы страхового покрытия по вкладам. «Я против повышения выплат. Считаю, что текущий объем страховки в 1,4 миллиона рублей выигрывает не по сумме, а по количеству вкладов (97—98%). Международный опыт показывает, что нельзя иметь полное страхование всех вкладов: это приводит к безответственности со стороны вкладчиков», — сообщил он РИА. То же самое думают и в Банке России, который сам оказался в убытках по итогам прошлого года. Нечего плодить у вкладчиков иждивенческие настроения.

Для того чтобы понять, назрело или нет увеличение страхового покрытия по вкладам, можно посмотреть, как оно росло с момента создания АСВ и как за это же время вырос объем депозитов физлиц. Для удобства расчеты лучше вести в долларовом эквиваленте, чтобы не тратить время на корректировку по инфляции.

Здесь все получается очень просто и наглядно. С начала 2005 года, когда система страхования заработала, вклады страховались на 100 тыс. рублей (3,6 тыс. долларов по курсу), и было их тогда всего в российских банках на сумму около 1,5 трлн рублей (54 млрд долларов). В настоящий момент объем страхового покрытия составляет 22,2 тыс. долларов, а объем вкладов — 424 млрд долларов. Рост в первом случае составляет 516%, во втором — 685%. Вроде все адекватно.

Однако это только если считать с самого начала работы системы. Вместе с тем в первые годы, когда система только отлаживалась, депутаты проводили достаточно быстрое повышение суммы покрытия — сперва до 190 тыс. рублей, потом до 400 тыс. и в 2007 году до 700 тыс. рублей. Делалось это поэтапно, чтобы дать возможность АСВ протестировать и отладить систему, не загнав в случае неудачи государство в крупные расходы. За образец же была принята система страхования в странах ЕС, которая рекомендовала членам-государствам установить сумму страхового покрытия не менее чем в 20 тыс. евро.

В итоге в России к 2008 году предельная сумма страховки составляла 27,6 тыс. долларов, увеличившись в 7 раз против первоначальной, а объем вкладов хотя и тоже вырос, но не так быстро — всего в четыре раза, до 200 млрд долларов. Если считать от 2008 года, то прогресса в компенсационном механизме по сравнению с динамикой объема вкладов к 2018 году нет никакого: сумма страхового покрытия уменьшилась с 27,6 тыс. до 22,2 тыс. долларов, а объем депозитов у населения вырос со 199 млрд до 424 млрд долларов.

Нелишним здесь будет также заметить, что за прошедшие годы директивы ЕС, на которые изначально ориентировались российские власти, поменялись и теперь в большей части европейских стран предельный объем компенсации составляет уже 100 тыс. евро. То есть эту гонку мы тоже проиграли.

Между тем не исключено, что в рамках начинающегося торга между государством и профсоюзами по пенсионной реформе власти могут пойти на увеличение суммы страхования как альтернативу накопительным пенсиям. И если человек до достижения нового предельного пенсионного возраста решит жить на доходы с накопленного, у него появилась бы возможность безбоязненно положить деньги в банк. Мне кажется, могла бы получиться очень неплохая разменная монета в будущих больших торгах, раз уж без них не обойтись.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции