Есть ли смысл искусственно ограничивать в России оборот наличности? Опыт европейских стран показывает, что это не дает экономического эффекта и выглядит как покушение на личные свободы граждан.

С 2012 года Минфин РФ не единожды в рамках борьбы с теневой экономикой выступал с инициативой ограничить оборот наличных денежных средств. Но каждый раз отказывался от нее, ссылаясь на неготовность инфраструктуры и политические сложности. В первую очередь хотелось бы проанализировать ситуацию с точки зрения готовности инфраструктуры российской экономики к введению ограничений на хождение наличности. Однако попутно возникает вопрос и о целесообразности нововведения, так как опыт европейских стран показывает его малую эффективность.

Сперва обратимся к теме обсуждения готовности инфраструктуры. Статистика Центробанка указывает на то, что число выпущенных банковских карт в России ежегодно прирастает на 5—7%. Из общего числа выпущенных карт традиционно подавляющее большинство (88%) приходится на расчетные карты.

По числу карт на душу населения РФ приблизилась к показателям ЕС, где на человека приходится полторы-две карты.

При этом в России ежегодно прирастает и доля активных карт, по которым в течение отчетного периода осуществляются платежи. Еще год назад доля активных карт составляла около 55%, тогда как в этом году она достигла 62%.

Ежегодно растут обороты физических лиц по банковским картам. За 2017 год объем операций по банковским картам населения превысил 60 трлн рублей, что на 24% больше объемов 2016 года. В I квартале 2018 года также зафиксирован рост оборотов населения по картам на 30% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

В то же время россияне начинают все больше доверять использованию электронных кошельков при оплате товаров и услуг, а также при осуществлении переводов с карты на карту.

При росте оборотов по операциям объемы снятия наличных денег остались прежними, но в процентном соотношении доля снимаемых населением наличных с карт сократилась с 53% до 36%.

Таким образом, с каждым годом в России повышается готовность инфраструктуры к ограничению наличных. Возможно, уже через пару лет власти могут еще раз попытаться выступить с инициативой лимитирования объемов использования наличных, и для такого решения будут гораздо большие основания.

Однако надо ли это делать в принципе? В последние годы некоторые страны начали прибегать к ограничениям на осуществление расчетов наличными при приобретении товаров и услуг. Особой популярностью идея ограничения оборота наличных пользуется в странах ЕС, причем как в когорте старых членов Евросоюза с высоким уровнем развития, так и в новых, вступивших после 2004 года.

Главной целью таких мер заявляется противодействие неофициальному сектору экономики и террористической угрозе — в частности, в тех странах, где последняя стала актуальной вследствие миграционного кризиса.

Так, были установлены следующие лимиты расчетов наличными: во Франции и Португалии — не более 1 000 евро, в Греции — 1 500 евро, в Испании — 2 500 евро, в Италии и Бельгии — 3 000 евро. Кроме того, в Италии были запрещены расчеты наличными за аренду жилых помещений, включая гостиницы, а в Бельгии — расчеты по сделкам купли-продажи недвижимости. Для решения проблем с расчетами нерезидентов в некоторых странах были также установлены повышенные лимиты (15 000 евро).

Правда, далеко не во всех странах ЕС ограничивается использование наличности. Например, в Германии и Австрии данная инициатива до сих пор не была реализована. И объясняется это вовсе не малоразвитой инфраструктурой безналичных расчетов, а, скорее, общественным неприятием идеи. Дело в том, что введение такого рода ограничений может рассматриваться обществом как покушение на личную свободу.

Между тем опыт 15 стран ЕС, в которых были введены ограничения на использование наличности, показывает ежегодный прирост оборота наличных денег и малую эффективность метода при попытке устранения причин, порождающих активность в теневом секторе.

Во-первых, выходит, что значимость наличных денег в обороте ничуть не уменьшается даже при том, что в странах ЕС наблюдается и активный рост безналичных платежей.

А во-вторых, установление лимитов на наличные расчеты не приводит к сокращению объемов неофициального сектора — только увеличивает административную нагрузку на население и бизнес. Кроме того, в странах, где были введены ограничения на наличность, был зафиксирован заметный рост киберпреступности.

Соответственно, к вопросу ограничения оплаты наличными, учитывая низкую эффективность данной меры, власти наверняка будут подходить весьма осторожно. Возможно, им даже придется отказаться от такого рода противодействия теневому сектору, найти другие способы борьбы с неофициальной экономикой. Ведь не факт, что российские территории с более низкой доступностью финансовых услуг при этом не будут поставлены в худшие условия. Власти также будут вынуждены принимать во внимание и социальные последствия: любое ограничение может быть воспринято населением как ущемление личных свобод и вызвать бурную общественную реакцию.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции