В конце минувшей недели курс доллара к рублю поднимался в ходе биржевых торгов выше 67,6 рубля, обновив двухлетние максимумы. Новая неделя началась с нового падения российской валюты — 13 августа доллар пробил отметку 68 рублей. С начала августа рубль потерял к доллару на максимуме более 8%, а в целом по динамике за последний месяц среди валют развивающихся рынков уступил лишь двузначным потерям турецкой лиры, оказавшейся под сильным давлением дипломатического конфликта между США и Турцией.

Очередной «черный» август для российского рынка быстро освежил в памяти обвалы рубля в декабре 2014-го и январе — феврале 2016 года, когда биржевой курс американского доллара поднимался выше 80 и 85 рублей соответственно. Возможно ли повторение такой динамики в сегодняшней ситуации и как изменились с тех периодов ключевые факторы, влияющие на рубль?

Нефть и внешний долг

Резкое падение рубля в декабре 2014 года было вызвано крупными погашениями российских компаний по внешним долгам в результате отсутствия возможности рефинансирования данных обязательств из-за санкций. После крайне болезненных для отечественной валюты первых крупных погашений в дальнейшем ситуация с внешними долгами стабилизировалась и в настоящее время если и беспокоит российский рынок, то нечасто. К середине 2014 года совокупный внешний долг РФ (государство, компании и банки) составлял 732,8 млрд долларов, к началу 2016 года показатель сократился почти на 30% — до 518,5 млрд. На таком уровне в среднем и поддерживается вплоть до настоящего времени. Динамику сокращения внешнего долга отражает и снижение долларовых пассивов банковского сектора в связи с уменьшением внешней долговой нагрузки российского бизнеса. Еще в середине 2014 года объем валютных пассивов банковского сектора превышал отметку в 400 млрд долларов, а к середине текущего года постепенно сократился до чуть более чем 300 млрд долларов.

Также не стоит забывать, что крупные выплаты в конце 2014 года происходили на фоне многомесячного падения цены на нефть. Если в июне 2014 года котировки марки Brent торговались вблизи 110 долларов за баррель, то уже к концу указанного года опустились ниже 60. Резким снижением цен на нефть была вызвана и девальвация рубля в начале 2016 года, когда стоимость марки Brent обвалилась ниже 30 долларов за баррель.

На сегодняшний день ситуация на рынке нефти весьма комфортна для рубля. В мае текущего года котировки Brent впервые с ноября 2014 года поднимались выше 80 долларов за баррель и, хотя впоследствии скорректировались ближе к 70 долларам, в целом за последний год выросли почти на 40%. Как результат, положительное сальдо текущего счета платежного баланса РФ в первом полугодии 2018 года составило 60,7 млрд долларов, что втрое выше показателя за аналогичный период 2017 года. Для сравнения: по итогам первых трех кварталов 2016 года после резкого снижения цен на энергоносители счет текущих операций составлял 14,5 млрд долларов, при этом во II и III кварталах сжимался соответственно до 1,8 млрд и 0,1 млрд.

Несмотря на рост нефтяных котировок за последний год, рубль за этот же период потерял порядка 10% к доллару. Головной болью для российской валюты остаются геополитические риски. Кроме того, внесло свой вклад и новое бюджетное правило, благодаря которому вместе с ростом нефтегазовых доходов увеличивается и объем покупок валюты для Минфина. Однако в целом цены на нефть скорее поддерживают рубль, чем играют против него.

ОФЗ, процентные ставки и ликвидность

Сегодняшнее бегство зарубежных инвесторов из рубля во многом связано со страхами возможного запрета на покупки российских государственных облигаций (ОФЗ). Подобный риск в случае его реализации действительно может иметь достаточно серьезные последствия. По данным ЦБ на начало июля 2018 года, доля нерезидентов на рынке гособлигаций составляла 28,2%. Еще в начале марта 2015 года этот показатель составлял лишь 17,9%. С этого момента по сегодняшний день номинальный объем вложений нерезидентов в ОФЗ увеличился в 2,3 раза, или на 1,1 трлн рублей, — до 2 трлн рублей на начало июля 2018 года. При этом весь рынок ОФЗ за этот период вырос на 2,3 трлн рублей, то есть зарубежные инвесторы, по сути, обеспечили половину прироста рынка внутреннего госдолга РФ.

Не особо пугает инвесторов и цикл сокращения разницы в ставках между внутренним и внешними рынками. Так, Банк России с начала 2015 года снизил ключевую ставку с 17% до 7,25% годовых, а американский Центробанк (ФРС) за тот же период поднял ставку по федеральным фондам с 0—0,25% до 1,75—2% годовых.

Впрочем, даже в случае развития событий по негативному сценарию потери российского рынка внутреннего госдолга от масштабного исхода нерезидентов (который по факту уже происходит) могли бы компенсировать отечественные банки, сформировавшие за последние годы внушительный избыток рублевой ликвидности, преимущественно за счет поступлений по бюджетному каналу. Еще в начале 2015-го — 2016 году совокупный объем свободных остатков банков на корсчетах и депозитах в ЦБ составлял порядка 2,2—2,3 трлн рублей. На сегодняшний день соответствующий показатель составляет 4,8 трлн рублей (по состоянию на 10 августа). Показатель профицита банковского сектора в настоящее время равен почти 4 трлн рублей, тогда как на момент начала его расчета Банком России в начале 2017 года в системе сохранялся дефицит ликвидности (-0,7 трлн рублей). Таким образом, текущий профицит ликвидности у российских банков почти в 2,5 раза покрывает номинальный объем вложений зарубежных инвесторов в ОФЗ.

Санкции и геополитика

Можно обобщить, что на сегодняшний день, в отличие от периодов декабря 2014 года и января — февраля 2016 года, на стороне рубля фундаментально играют прежде всего комфортные цены на нефть и положительное сальдо платежного баланса; заметно сократившийся объем внешнего долга; экономический интерес зарубежных инвесторов к процентным ставкам на внутреннем рынке. Кроме того, в банковской системе сформирован внушительный профицит рублевой ликвидности, которая позволила бы «подобрать» подешевевшие госбумаги в случае выхода из них нерезидентов.

Однако если до недавнего времени страхи инвесторов были в основном связаны с возможным запретом на покупки американскими инвесторами российских государственных облигаций, то теперь участники рынка поддались панике из-за информации о готовящейся заморозке всех долларовых активов и расчетов российских госбанков. В момент получения инвесторами подобной информации, грозящей апокалипсисом российской финансовой системе и экономике, все фундаментальные факторы поддержки на российском рынке перестают работать. А единственной разумной инвестицией становится покупка валюты.

При этом для очередного обвала не обязательно ждать деталей готовящихся санкций и уж тем более момента их фактического введения. Для панических распродаж рубля и номинированных в нем активов инвесторам в последнее время достаточно лишь слухов. В подобных условиях девальвационные пики прошлых периодов могут стать новой реальностью для отечественного финансового рынка. Рублю же, к сожалению, остается надеяться только на экономическую прагматичность и здравый смысл западных «партнеров».

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции