У основного владельца костромского Аксонбанка Андрея Озерова, по-видимому, из-за неравной борьбы с регуляторами рынка не выдержали нервы. Он написал Эльвире Набиуллиной письмо, в котором упрекнул ЦБ в действиях, направленных на огосударствление банковского сектора путем закрытия частных банков. По мнению Озерова, это делает ликвидацию кредитной организации «больше вопросом времени, нежели вопросом соблюдения банком закона и исполнения обязательств перед клиентами». И потому бывший депутат Госдумы попросил у главы ЦБ «во избежание применения ЦБ в отношении банка стандартных шаблонных процедур принудительной ликвидации» принять Аксонбанк под свое управление.

По итогам первого полугодия банк остается прибыльным, но в 2017 году принес акционерам 60 млн рублей убытка. Поэтому ничего удивительного в таком пожертвовании нет. С психологической точки зрения предпринимателям, которые начинали свой бизнес в начале 90-х годов (а именно тогда Андрей Озеров основал компанию «Аксон»), проще пойти на обострение, чем месяцами обивать пороги судов и без толку общаться с юристами, если лицензию отзовут. Тем более что у Андрея Озерова был год назад успешный опыт вывода конфликта с правоохранительными органами в публичную плоскость.

Тогда у Аксонбанка Следственный комитет Ярославской области в рамках дела, заведенного на клиентов банка, изъял серверы. Вроде бы следователи предоставляли возможность скопировать необходимую для работы информацию, но в банке делать это не захотели или не смогли. Тут и ЦБ подоспел, временно отключив костромской банк от системы банковских электронных срочных платежей (БЭСП). Для банка, да и для другого бизнеса, вынужденный простой отражается на здоровье самым неблагоприятным образом. Видимо, зная об этом, Андрей Озеров привел 300 клиентов и сотрудников банка к стенам областной администрации. ЦБ, кстати, тогда не имел к банку претензий, и потому серверы удалось довольно быстро вернуть, а банк продолжил работу. Теперь оказалось, что все усилия год назад потрачены впустую, а банк хозяевам уже не нужен. Не пустой банк, а вполне работоспособный, если верить отсутствию видимых невооруженным глазом надзорных претензий.

Расчет, очевидно, на то, что ЦБ или откажется и попросит не валять дурака, — и тут получится заработать очки у клиентов понаивнее. Мол, наш не побоялся, уважаем. Или Банк России примет подарок (вроде руководство надзорного блока приглашало тех банкиров, кто совсем устал, избавиться от непосильной ноши в пользу ФКБС), и костромской атлант наконец расправит плечи, сконцентрировавшись на торговле мебелью и вертолетных прогулках (есть у бенефициара Аксонбанка и такое хобби).

В отправленном в ЦБ письме удивляют две вещи. Во-первых, отсутствие ясно артикулируемых причин, почему банк надо передавать в ФКБС. Аргумент «замучили ваши псы, житья нет никакого» здесь не проходит, потому что приведен явно в расчете на публику. И в этом вторая странность письма: если вы имеете серьезное намерение отдать банк, то зачем предавать свое намерение гласности? Может, потому что не было надежды получить положительный ответ? Банк-то, надо заметить, не тянет на то, чтобы его можно было назвать даже регионально значимым — пятое место по величине активов среди банков Костромской области, где работают еще филиалы федеральных кредитных организаций.

Какова бы ни была развязка этой истории для самого Аксонбанка, основным проигравшим в ней пока выглядит ЦБ. Даже если там откажутся от «подарка» и отзовут лицензию, прецедент все равно будет создан. Теперь каждый банкир при неблагоприятном развитии событий сможет не только уехать за границу, но и демонстративно кинуть бывшим имуществом в «проклятого сатрапа» и «душителя свобод». Вот только банк надо будет выбрать потяжелее.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции