Изучаем свежий опыт валютного кризиса в Турции. Хотя все равно не поможет.

10 августа турецкая лира обвалилась, девальвировавшись на 13,7%.

11 августа президент Турции Эрдоган сказал: «В чем причина этой бури в чайной чашке? Экономической причины нет. Это называется «проведение операции против Турции». Причина обвала — твит Трампа об удвоении пошлин на турецкие сталь и алюминий — до 50% и 20% соответственно. Сопоставим силу удара с произведенным им эффектом.

Экспорт Турции в 2017 году достиг 157,1 млрд долларов, тогда как турецкий экспорт стали и алюминия в США в 2017 году составил 1,1 млрд долларов — всего 0,7% совокупного экспорта!

Понятно, что даже если поставки стали и алюминия в США полностью прекратятся, то существенного ущерба экономике Турции это не нанесет. Тем более что турецкие металлурги перенаправят потоки своей продукции в другие страны.

Более того, даже если поставки в США будут полностью перекрыты, это не станет трагедией для Турции. Экспорт в США составил 9,4 млрд долларов — всего 6% совокупного экспорта Турции.

Между тем импорт из США составил 9,7 млрд долларов, превысив экспорт в США на 300 млн долларов. Так что у Эрдогана есть пространство для маневра с помощью зеркальных мер по повышению тарифов на импорт из США. 14 августа Эрдоган призвал граждан Турции объявить бойкот американской электронике, покупать вместо айфонов продукцию «Самсунга» и местных брендов. Также 14 августа Турция установила тариф 140% на алкоголь США, 120% на автомобили и 60% на табак.

Кроме того, Эрдоган обратился к народу с пламенным призывом: «Если у вас есть доллары, евро или золото под подушкой, отправляйтесь в банки, чтобы обменять их на турецкую лиру. Это национальная битва». Некоторые турки настолько воодушевились речами своего президента, что демонстративно сожгли доллары (или, во всяком случае, их ксерокопии).

Очевидно, что реакция рынка на твит Трампа оказалась явно чрезмерной. Тем более что резервы Турции в иностранной валюте на 1 июня 2018 года составили 74 млрд долларов, в золоте — 22,8 млрд долларов. Что вполне достаточно, чтобы демпфировать шоки от угроз торговой войны с Америкой.

Так что обвал лиры за день на 13,7% из-за повышения США тарифов на сталь и алюминий вызывает удивление по сравнению с более слабой реакцией рынка на гораздо более существенную угрозу введения санкций против крупнейших российских банков и российского суверенного долга.

Конечно, не стоит думать, что лира стала жертвой «заговора», валютной диверсии. Валютные спекулянты синхронно нажали на гашетки без приказа со стороны Вашингтона. Причина обвала — в хрупкости турецкой экономики. Ведь недаром Турция входит в число «хрупкой пятерки» (Fragile Five) — развивающихся стран с самой неустойчивой экономикой в условиях ужесточения американской монетарной политики. Среди основных причин неустойчивости — огромный внешний долг (467 млрд долларов на конец I квартала) в сравнении с международными резервами, большой торговый дефицит (77,1 млрд долларов в 2017 году) и высокий уровень инфляции (CPI равен 15,85% на 31 июля 2018 года).

Когда Россия столкнулась с обвалом рубля в декабре 2014 года, ЦБ РФ 16 декабря резко поднял ключевую ставку — с 10,75% до 17%. За этот шаг Банк России подвергся резкой критике, но эта мера явно стабилизировала валютный рынок. Почему ЦБ Турции не последовал этому примеру? Вероятно, одна из причин состоит в том, что в Турции ЦБ полностью утратил независимость. Между тем Эрдоган — противник повышения ставок, так как высокие ставки вредят экономическому росту.

Впрочем, не исключено, что лекарство может быть опаснее болезни — ведь наша экономика надолго оказалась в ловушке высоких процентных ставок, попасть в которую так боится Эрдоган.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции