Ситуация с проблемными кредитами в российских банках развивается по принципам народной сказки — чем дальше, тем страшней. Буквально каждый день появляются все более мрачные прогнозы относительно доли просрочки в общем объеме кредитования. Например, агентство S&P считает, что до конца текущего года уровень проблемных кредитов может вырасти до 35—50% при базовом сценарии. В крайнем же случае эта величина может составить и 60%. Заметим, что, по мнению некоторых банкиров, на отметке 35% капитал всей российской банковской системы (за исключением Сбербанка) становится отрицательным.

Понятно, что вся банковская система не исчезнет: кого-то спасут акционеры, кому-то поможет государство, а кто-то не имеет таких больших проблем с кредитами. Но встряска предстоит очень серьезная. В принципе сценарий предстоящего банковского кризиса вполне понятен: крупные банки выстраиваются в очередь за госденьгами и получают их, средние под давлением Центробанка сливаются или умирают, про мелкие вообще никто не вспоминает, а вкладчики получают свои деньги через АСВ и бегут менять их на валюту. Эти процессы особого интереса уже не вызывают. Мне намного интереснее понять, что будет дальше.

Штука в том, что кредиты предприятиям и гражданам по большей части выдавались не под «бизнес-план» или поручительство, а под залог вполне конкретного имущества: товаров, недвижимости, оборудования и т. д. В первом приближении судьбу имущества, заложенного в госбанках, я уже пытался представить. Но что будет с менее крупными залогами, находящимися в частных банках, — вопрос отдельный и далеко не такой простой, как кажется.

Казалось бы, что сложного? Есть кредитный договор, есть обеспечение. Забирай то, что заложено, да продавай на аукционе — хоть что-то да получишь. На самом деле такой сценарий возможен далеко не всегда. Представьте, что обеспечением стало, например, оборудование градообразующего предприятия. Попробуй сунься — власть тут же даст по рукам. Или, скажем, перестали платить по кредиту несколько сотен ипотечных заемщиков. Хотел бы я посмотреть на смелый банк, который начнет массовое выселение граждан из их квартир, — война с мэрией или областной администрацией обеспечена.

Даже если чиновники и не будут возражать против получения залога банком, легко может оказаться, что никакого имущества у должника уже нет — все выведено «на сторону». А милиция и прокуратура по «загадочным» причинам не слишком торопятся разобраться с этим делом. Процесс возврата залога в таком случае может растянуться на годы. А во время кризиса важен каждый день, если не час. Похожая ситуация может сложиться, если должник, не совершая никаких преступлений, затягивает процесс юридическими формальностями. Например, подает в суд, добиваясь признания договора кредита ничтожным или обвиняя кредитора в недобросовестном поведении.

Как видим, в большинстве случаев все так или иначе упирается в государственные органы. Решать судьбу залога будет тот или иной чиновник — местный, региональный, судебный или милицейский. А значит, скорость расчистки кредитных завалов и срок начала возрождения банковской системы будет целиком зависеть от властей. От их четкой работы, от их понимания экономических реалий, некоррумпированности и мудрости. Вам уже смешно? То-то и оно. А мне — грустно. Если на самом верху в единичных случаях принимаются относительно быстрые и относительно верные решения, то чем ниже уровень власти, тем крепче маразм.

Чем бы все это ни закончилось, посткризисная ситуация станет хорошей проверкой на прочность всей государственной управленческой системы, выстроенной за последние годы. Вот и посмотрим.