Вопрос о природе нынешнего кризиса важен по крайней мере по трем обстоятельствам. Во-первых, для преодоления кризиса надо бороться не с его проявлениями, а с причинами. Во-вторых, только понимание этих причин поможет выбрать пути преодоления кризиса. В-третьих, знание причин кризиса, возможно, позволит избежать его повторения в будущем.

Россия с запаздыванием проходит фазы кризиса, уже пережитые развитыми странами. Поэтому их история — это наше будущее (с поправкой на наш уровень развития). При создании рецептов по врачеванию кризиса необходимо использовать международный опыт с учетом наших национальных особенностей, к которым относятся вертикаль, дороги и коррупция.

Вопрос о том, кто виноват в нынешнем кризисе, далеко не тривиален. Принято кивать в сторону США — оттуда пришел кризис ипотеки sub-prime, они-то нас и подставили. Такое мнение поверхностно — не стоит называть причиной процесса его начальную фазу. С таким же правом можно объявить причиной Второй мировой войны вторжение Гитлера в Польшу.

Приведу аналогию из тектоники: цунами возникают не по причине каких-то процессов на водной поверхности, а в результате процессов, происходящих глубоко под водой, — подводных землетрясений, извержений подводных вулканов и т. п. На глубине океанов в тысячах километров от ближайшей суши сталкиваются геотектонические плиты, а где-нибудь на Филиппинах 40-метровые волны сносят города.

Мощные разрушительные геоэкономические процессы также возникают на «геоэкономических разломах»: например, когда сталкиваются между собой Восток и Запад. Предыдущий кризис, приведший к дефолту 1998 года, был родом из Азии.

Глубинная причина нынешнего кризиса — структурная перестройка геоэкономики из-за интеграции в нее стран БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай), в первую очередь Китая. Низкая стоимость дисциплинированной рабочей силы, огромные людские ресурсы, относительно малый размер основных фондов и колоссальный внутренний рынок сделали привлекательными инвестиции в экономику Китая. Многие западные компании перевели трудоемкие и «грязные» производства в эту страну. Дешевый китайский товар наводнил западные рынки.

Америка оказалась не способна конкурировать с дешевой китайской продукцией. В результате вырос дефицит торгового баланса США. Неоднократно США пытались заставить Китай укрепить юань, но Китай искусственно ослаблял свою национальную валюту ради поддержания экспортной мощи. Для ослабления юаня Банк Китая создавал спрос на доллары, накапливая долларовые резервы.

Для снижения дефицита торгового баланса и стимулирования национальной экономики ФРС пошла на симметричный ответ — смягчение кредитно-денежной политики, проявившееся в форме снижения ключевой ставки — вплоть до 1% в период с 25 июня 2003 года до 29 июня 2004 года. Рост «зеленой» массы раскрутил маховик глобальной инфляции. Выход на рынок огромной массы потребителей из стран БРИК увеличил спрос на продовольствие и горючее, что привело к возникновению агро- и энергоинфляции, ставших мощными факторами глобальной инфляции. О масштабах этого давления говорит тот факт, что ежегодно из деревни в город переселяется около 50 миллионов одних китайцев — население среднего государства.

Дешевый кредит активизировал американский рынок ипотеки и надул пузырь на рынке недвижимости. Рост цен на недвижимость позволил снизить требования к заемщикам, так как можно было без риска предоставить кредит даже безработному. Если ему не хватало пособия по безработице и случайных заработков на оплату кредита, то кредитор не оставался внакладе — изъятая у несостоятельного заемщика квартира вырастала в цене. Образовалась целая категория ипотечных кредитов, предоставленных заемщикам с низким уровнем доходов, — ипотека sub-prime (субстандартная). Рынок ипотеки превратился в театр абсурда — кредит (от латинского credere — доверять) получали те, кто доверия не заслуживал. Образовалась типичная для развития пузыря спираль: рост ипотеки стимулирует спрос на жилье, растущий спрос подстегивает рост цен, увеличивающиеся цены стимулируют предложение ипотечного кредита. В предкризисный период цены на жилье в некоторых штатах росли с темпом 20—30% за год.

Кроме того, росту этого пузыря способствовало развитие финансовых технологий. Возникли новомодные инструменты, позволяющие переносить риск и ответственность с инициаторов ипотечного кредита на держателей ценных бумаг, базирующихся на ипотечных кредитах. Эта секьюритизация ипотеки вызвала колоссальный приток средств инвесторов со всего мира. Кажущаяся надежность этих ценных бумаг, подтверждавшаяся (вполне безосновательно) рейтинговыми агентствами, привлекла стада абсолютно неквалифицированных инвесторов, в том числе муниципалитеты крошечных городков из Скандинавии и Исландии.

Между тем инфляция, спровоцированная «дешевыми деньгами», стала угрожать экономическому росту. Для ее подавления тогдашний глава ФРС Алан Гринспен возобновил в 2004 году повышение ключевой ставки, причем фаза роста ставки закончилась уже при новом главе ФРС — Бене Бернанке. Эти действия ФРС, несомненно, способствовали развитию кризиса.

Те заемщики, которые при низких ставках еще могли рассчитываться за ипотеку, с ростом ставок эту возможность утратили. Их жилье забиралось банками, которые немедленно выставляли его на продажу. Рост неплатежей по ипотеке заставил кредиторов ужесточить требования к заемщикам, что вкупе с ростом ставок снизило спрос на ипотеку и тем самым на жилье. Рост предложения и сокращение спроса обрушили цены. Падение цен недвижимости привело к тому, что многим заемщикам стало невыгодно обслуживать кредиты на жилье по старым ценам. Они также отказывались от обслуживания кредитов, возвращая жилье банкам. Спираль закрутилась в обратном направлении. Бум закончился крахом.

Первый удар кризиса пришелся на основных игроков американского рынка ипотеки sub-prime: ипотечные банки и компании, а также тех, кто смешал адский коктейль «токсичных» активов, — инвестиционные банки. В результате кризиса институт инвестиционных банков как самостоятельных кредитных организаций был по существу уничтожен.

Так что если вас спросят: «А кто во всем этом виноват?», смело, вопреки Высоцкому, отвечайте: «Китайцы!».