Сейчас в России насчитывается в общей сложности порядка 4—5 миллионов подростков, имеющих собственные деньги — заработанные своим трудом или, что более вероятно, полученные от родителей. Это миллиарды рублей «карманных» денег ежемесячно. И они по большей части проходят мимо банковской системы.

Конечно, в пересчете на несколько сотен активно работающих с населением банков эта сумма уже не кажется значительной. Но любой дальновидный банкир понимает, что завтрашние взрослые уже сегодня являются весьма привлекательными клиентами. Ведь через пару-тройку лет эти подростки придут в банк, чтобы взять кредит на первую подержанную машину, дорогой ноутбук или, может быть, даже образование. Эти люди достаточно современны, чтобы пользоваться высокотехнологичными банковскими услугами. Наконец, именно эти будущие взрослые через несколько лет начнут всерьез зарабатывать, инвестировать и класть деньги на депозиты. «Привязать» юного клиента к своему банку — значит получить долговременный и постоянно растущий денежный поток.

Юридические вопросы работы банков с подростками вполне решаемы. Многие операции дети могут совершать уже в 14 лет, а с 16 практически все препятствия для полноценной работы снимаются. Банки вполне в состоянии привлекать внимание и совсем юных будущих клиентов — предлагая специальные продукты для их родителей, но так, чтобы и детям было интересно и полезно сходить в банк вместе с папой или мамой. Папа открыл долгосрочный детский депозит? Получи специальный подарок для ребенка, например игрушку с логотипом банка. Мама завела карточку? А вот и «детская» карта, привязанная к основному счету (с ограничениями, конечно), да еще и с фотографией сына или дочери, сделанной прямо в этом же отделении банка. Ребенок такое приключение во «взрослом мире» никогда не забудет. А значит, банк уже получил готового клиента.

В конце концов, можно даже открывать специальные отделения банков для детей и их родителей, предлагая там специально «заточенные» под эту аудиторию продукты. Не только банковские, но также страховые и инвестиционные.

Для многих моих ровесников переход во взрослый мир раньше происходил в библиотеке (если кто-то еще помнит, что это такое). Не знаю, как вы, а я хорошо помню особенное чувство гордости, когда мой школьный или детский читательский билет поменялся на «настоящий», а я наконец получила доступ к взрослым книжкам и журналам. Но сегодня времена другие. Дети если что-то и читают, то в Интернете, а роль денег, в отличие от книг, значительно выросла. Так что своего рода «инициация» вполне может происходить и в «храме денег».

В общем, на мой взгляд, пространство для креатива в детской сфере у банковских работников огромно. И мне странно, что используется оно так тупо и уныло. Банки либо предлагают ничем не отличающиеся от других «детские» вклады (от детства в них только название), либо раскручивают клиентов на «семейные» пакеты пластиковых карт, не слишком утруждая себя персональной работой с молодым поколением. В итоге многие молодые люди, даже обзаведясь банковской карточкой, слабо представляют себе ее возможности и с трудом понимают, откуда на ней берутся деньги. А уж кредитная система для них и вовсе оказывается темным лесом.

С другой стороны, может быть, оно и к лучшему. Для работы с детьми и подростками банкам нужны высококлассные специалисты. А это не только операционисты, но и психологи, и учителя, и воспитатели, а лучше — всё вместе в одном лице. Найти таких спецов непросто. А неудачный подбор персонала может испортить всю идею и только отвратить молодых клиентов от банковских услуг.

В общем, финансовая работа с детьми — дело сложное и ответственное, но потенциально весьма и весьма выигрышное. Банку, который решится на активное развитие и продвижение детских сервисов, наверняка будет сложно, но одновременно и крайне интересно. Вопрос лишь в том, кто первый решится на масштабный выход на рынок «детских» денег.