В начале июня Дмитрий Медведев подписал закон, который существенно расширяет функционал небанковских платежных терминалов. Со следующего года POS-терминалы смогут принимать не только деньги за услуги Интернета и мобильной связи, но также налоги, кредиты и штрафы. Такие опции есть во многих устройствах уже сейчас, но принятый закон легализовал права компаний-провайдеров. Для того чтобы стать законным участником этого рынка, компания должна оборудовать свои «посы» кассовым аппаратом, который будет выдавать чек установленного образца.

Казалось бы, что такого? Ну, легализовался рынок мгновенных платежей, и хорошо. Но банкиры ударились в панику и даже пытались предотвратить подписание президентом поправок к «терминальному» закону. Сразу три общественные организации — АРБ, АРБР и РСПП — письменно обратились к Медведеву с просьбой отклонить поправки. Мол, обновленный закон не предусматривает лицензирования небанковских терминальщиков и надзора за ними. А значит, рынок по-прежнему останется нелегальным, что не есть хорошо для потребителей. Медведев же призыву не внял и закон подписал.

В этой истории интереснее всего реакция банкиров. В 865 словах обращения они пытались объяснить президенту, что принятие поправок нанесет «существенный ущерб гражданам, экономике и бюджету России». И за этим красноречием, сдается мне, могут скрываться гораздо более корыстные мотивы, нежели забота о беззащитном населении.

Посмотрим на цифры. Оборот на рынке моментальных платежей, в отличие, к примеру, от рынка розничного кредитования, только за первый квартал 2009 года увеличился на 22% до 141 млрд рублей. Одновременно банки вдруг начали активно развивать сети собственных платежных терминалов. В подобной активности были замечены Сбербанк, Юниаструм Банк, ОТП Банк и даже небольшие банки «Приморье» (199-е место по размеру активов) и «Империя» (462-е место). Последний, например, имеет уже около 200 собственных терминалов и планирует в ближайшее время обзавестись еще одной сотней.

Связь между растущими показателями рынка и желанием банков зарабатывать на собственных POS-терминалах не только очевидна, но и вполне объяснима. Ведь за время кризиса процентные доходы кредитных организаций стали минимальными, и банки начали бешено развивать комиссионные услуги. Банкиры признают, что идея вытащить из карманов потребителей весь возможный «кеш» и загнать его в свои собственные терминалы, действительно, появилась во многом из-за отсутствия других источников прибыли. И тут же начинают гнуть свою линию. «Вы же должны понимать, что мгновенные платежи — это прохождение денег через систему, то есть, по сути, банковская операция! И контролировать этот процесс должны банки, а не «серые» компании, которые неизвестно что с таким количеством нала делают», — эмоционально объяснял мне предправления еще одного мелкого банка, который тоже планировал развивать сеть терминалов, но денег не хватило.

Я заверила топ-менеджера, что все понимаю и сочувствую. И вновь вспомнила о пресловутом законе. Недовольство банков при таком раскладе объясняется проще простого. Легализация положения платежных агентов посодействует укреплению их позиций на рынке. И банкам станет еще сложнее туда проникнуть. Ведь рынок мгновенных платежей уже давно поделен между небанковскими провайдерами. Несколько лет назад банкиры раздавали корпоративные кредиты, снимали сливки с дорогущих розничных программ, развивали кредитование МСБ — им было не до каких-то там терминалов. А шустрые «элекснеты» не теряли времени даром и оперативно обосновались в нише.

А сейчас, в тяжелую годину, банкиры вдруг вспомнили, что платежи — это банковская операция, и начали бороться за свои права. Защита населения от «черного нала» — очень удобное оружие в такой борьбе.